Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 36-37 (2422-2423) 26 сентября 2003 г.

«ДОНЕСТИ ДО ЛЮДЕЙ, КАК УЯЗВИМА ПРИРОДА…»

Корреспондент «Науки в Сибири» побывала на ботаническом съезде и сделала несколько коротких интервью с «генералитетом» и рядовыми участниками форума, которые рассказали о проблемах, стоящих перед ботанической наукой, о своей работе, о впечатлениях от съезда.

…Ботаники — народ удивительный, преданный своей науке до фанатизма. Большинство делегатов съезда составляли женщины и, естественно, атмосфера там царила эмоциональная и праздничная.

Иллюстрация

Обсуждение результатов исследований на секциях обычно затягивалось, и, в перерывах, наскоро перекусив, ботаники отправлялись на экскурсии в нашу лесопарковую зону, возвращались, оживленно обсуждая увиденное, а некоторые и с букетами-гербариями незнакомых представителей сибирской флоры…

После экскурсии в Ботаническом саду в автобус вошла совершенно счастливая участница съезда, кажется из Кирова, с пакетом, из которого выглядывали растения, растущие обычно по краям полей, сорняки, на мой взгляд.

— Вот, упросила дать мне их, вы не знаете что это? У нас такие не растут…

Как она их довезет до дома, ведь ей еще предстояла поездка на Алтай, она еще не знала, но будьте уверены — довезет обязательно.

А во время экскурсии в лабораторию группы тропических растений одна из делегаток восторженно воскликнула: «Посмотрите какие гимнокалициумы! Боже мой, я, наверное, сейчас умру!»…

А теперь слово делегатам съезда.

Рудольф Камелин, член-корреспондент РАН, президент Русского ботанического общества:

— В последнее десятилетие ботаника в Сибири и на Дальнем Востоке в силу разных обстоятельств развивалась более интенсивно, чем в европейской России. Здесь было более стабильное финансирование и науки, и образования, и из региональных и из федеральных источников. Сюда в первую очередь устремились зарубежные ботаники, и это подпитывало экспедиционные работы. Но главное, что здесь, в молодых университетах, институтах, обучалась и росла более заинтересованная ботаникой энергичная смена в силу того, что в Сибири проживает небольшая часть населения России, процент людей с высшим образованием здесь намного больше, чем в остальных регионах России и престиж науки здесь высок.

Сибирское отделение РАН своими институтами и филиалами охватило все более-менее крупные центры, а в ботанике окрепли собственные научные школы, прежде всего во флористике, геоботанике, лесоведении, дендрологии, интродукции растений. Больше специалистов стало работать с низшими растениями, мохообразными, грибами, появились новые научные ботанические, экологические журналы, профессиональнее стал состав ботанических кафедр в вузах. Конечно, ботаникам Сибири и Дальнего Востока есть что показать и есть чем гордиться.

Для обсуждения на съезде выбраны два основных вопроса: развитие собственно ботаники, ботанические науки в регионах Сибири и Дальнего Востока и ботаническое образование. Нам надо вновь обратить внимание всех ботаников на исследования в азиатской части России, потому что Сибирью и Дальним Востоком должна прирастать Россия.

Именно ботаническое образование в широком смысле определяет общую систему экологического образования в стране. Оно по сути своей должно определять стратегию взаимодействия общества с природой, а не сводить эту стратегию только к проблемам технологий и интенсивного изъятия невозобновляемых источников сырья, с ничтожным возмещением урона природной среде или сводить к расплывчатому и минимальному финансированию разработок проблем сохранения биоразнообразия в целом.

Академик Лев Андреев, председатель Совета ботанических садов России

— Все международные организации в последнее время озабочены тем, что последствия хозяйственной деятельности человека приводят к необратимым изменениям природы нашей планеты. В апреле прошлого года ООН в рамках Конвенции по биоразнообразию впервые приняло Глобальную стратегию сохранения растений. Проблема сохранения растений стоит в числе первоочередных, потому что если в ближайшее время не изменить, не сломать существующую тенденцию, то из 300 тысяч видов сосудистых растений, обитающих на Земле, примерно 2/3 в течение 50 лет будет уничтожено.

Пять лет назад в мире было около 1800 ботанических садов, сейчас их 2300 официально, а на самом деле около 3 тысяч. Они приобретают все большее значение в области охраны растительности и рассматриваются как важные центры сохранения биоразнообразия. В России 85 ботанических садов, в которых собраны крупные коллекции полезных растений: декоративных, пищевых, лекарственных, кормовых, технических, эфирномасличных.

В свое время мы подготовили и опубликовали уникальное издание — «Флора СССР», которое насчитывало более 30 тысяч видов (американцы свою издают только сейчас). Сейчас задача, стоящая перед российскими ботаниками, — выделить особо редкие и исчезающие виды и предпринять все меры для их сохранения, довести эти проблемы до правительства, СМИ, подготовить образовательные и популяризационные программы, поднять общественность.

Академик Игорь Коропачинский, ЦСБС:

— Русское ботаническое общество проводит свой XI съезд. Это старейшее научное общество в стране, объединявшее ранее всех ботаников СССР, а теперь России. Почему русское, а не российское? Да потому, что при регистрации, если в названии организации есть слово «российское», нужно платить деньги, а наука бедная, тем более такая, как ботаника, так что назвали свое общество русским, не совсем правильно, но зато бесплатно.

В работе съезда принимают участие ботаники всех вузов, ботанических садов России, заповедников и других научных учреждений, в многочисленных секциях обсуждаются проблемы высших сосудистых растений, физиологии, экологии, эмбриологии и т.д. — все направления ботаники. Обсуждаются итоги исследований, современное состояние, перспективы, устанавливаются контакты. На съезд приехало много молодежи, это для них прекрасная возможность познакомиться со специалистами, представляющими разные регионы России и разные научные учреждений.

В рамках съезда организовано несколько экскурсий в Горный Алтай. Исследователи других ботанико-географических областей, конечно, заинтересованы увидеть, что из себя представляет растительный мир Сибири, познакомиться с интересными растениями. Такая возможность представляется не часто, удовольствие это дорогое, а здесь мы организовали экскурсии в сопровождении высокопрофессиональных консультантов, которые знают Сибирь, ее флору, растительность. Многие из участников съезда вообще впервые в Сибири и сильно удивлены жаркой погодой, в то время, как в европейской части было холодно.

Мария Ломоносова, к.б.н., ЦСБС; Хельмут Фрайтаг, профессор, Питер Шутце, аспирант, Германия, университет г. Кассель:

— Мы работаем над проблемой трудного в таксономическом отношении семейства маревых. Представители этого семейства (в него входит и всем известная лебеда) распространены очень широко в обоих полушариях и среди них есть несколько сложных для определения родов. Питер использует молекулярно-генетические методы, что очень помогает в наших совместных исследованиях.

В Сибири очень интересный ботанический материал, много неизведанного. После съезда мы проводим совместные экспедиции в Туву, Бурятию, Читинскую и Новосибирскую области. До этого были собраны и исследованы материалы, собранные в Казахстане, на Алтае, в других местах, т.е. охвачены практически все регионы Сибири.

В Германии такого масштаба конгрессы проходят каждые два года, кроме того ежегодно проводятся конференции, посвященные более узким тематикам, например, биоразнообразию, таксономическим проблемам, анатомии и морфологии растений и др.

Немецкие ботаники занимаются исследованием не только растений своей страны, они имеют возможность изучать флору по всему миру, получая материалы непосредственно в природе, используя разные подходы и методы. Немецкие ботаники хорошо обеспечены литературой, а благодаря сотрудничеству и российские коллеги получают доступ к ней.

Марина Олонова, д.б.н., Томский государственный университет:

— Я занимаюсь систематикой мятликов, это растение очень интересное, у него богатый генофонд, много разных экологических и кариологических рас, каждое растение имеет свое хромосомное число и т.д.

Он есть и в культуре, это одно из лучших кормовых растений. Но более интересен он как модель видообразования, пример того, что может случиться с растением в природе. Это очень гибкое растение — на все случаи жизни, на все экологические условия своя раса есть. И если условия меняются — выживает одна раса, вновь изменились — другая. А кариологические расы могут никак не выражаться фенотипически, но тоже нести какие-то особенности, это тоже богатство генофонда. Даже один мятлик можно изучать всю жизнь, а их у нас шестьдесят с лишним…

Сергей Казановский, к.б.н., Сибирский институт физиологии и биохимии растений, г. Иркутск:

— Я занимаюсь изучением флоры мохообразных и сосудистых растений хребта Хамар-Дабан. Это южное Прибайкалье, простирающееся более чем на 300 км, включает в себя все горные пояса: степной, светло-хвойных и темно-хвойных лесов, вторичных мелколиственных лесов и высокогорье, и, естественно, весь спектр видов мохообразных и сосудистых растений. Южное Прибайкалье — это еще и восточный форпост реликтовых.

Здесь, на небольшой территории, огромный контраст климатических условий. Центральная часть северного склона — наиболее влажная вообще в Сибири — более 1200 мм осадков в год, а южная, наоборот, одно из самых сухих мест — чуть более 200 мм. И эти условия формируют разные флоры на небольших, локальных участках. Это необыкновенно интересный район и, по-существу, неисчерпаемый. Каждый год случаются находки видов, ранее неизвестных в этих местах.

В последние годы усиливается интерес к ботанике со стороны молодежи. Много желающих поступить в аспирантуру. Более-менее стабилизировалось финансирование, частично мы зарабатываем сами, гранты выигрываем. А поездки за границу, как правило, оплачивает приглашающая сторона. Съезд, вообще, особый случай, здесь можно и пообщаться с коллегами, и узнать кто чем занимается, и увидеть старых друзей.

Ирина Хрусталева, к.б.н., АлтГУ, лаборатория исследований лесных экосистем:

— Шесть лет назад в алтайских ленточных борах прошли обширные пожары, и мы ведем мониторинговые наблюдения за тем, как восстанавливается растительный покров и животный мир в естественных сообществах.

Этим борам около 16 тысяч лет, они считаются молодыми. Возникли они на песках вдоль небольших рек: Бурлы, Кулунды, Космолы, Барнаулки, которые текут в ложбинах древнего стока, потому что на таких почвах другие породы деревьев просто не растут. Все боры неоднократно пройдены пожарами. На юге пожары очень разрушительны, а условия для лесовосстановления экстремальные: температура в течение суток меняется очень сильно: ночью песок быстро остывает, а днем нагревается более чем до + 50 градусов. В этих условиях, чтобы восстановить древостой, нужны посадки. Обычно они производятся способом шлюгования, сначала садят иву-шлюгу, а потом под ее защиту — маленькие сосенки. В средней части приобские сосновые боры могут восстановиться и сами. Хотя пока на месте пожарища вырастет новый бор, пройдет очень много времени. В этом году по результатам наших наблюдений в Кемерове выйдет монография.

Галина Зуева, ст.н.с. лаборатории интродукции декоративных растений ЦСБС, специалист по газонным растениям:

— У нас был комплексный доклад на секции «Анатомия и морфология растений». Побывав на секции и прослушав доклады, я получила истинное удовольствие, услышала много нового для себя, почувствовала удовлетворение от того, что нашими работами заинтересовались. Нам особенно понравился доклад ботаников из Перми по онтогенезу. Мы хотели бы с ними сотрудничать, у них целая научная школа по проблемам, которыми мы тоже занимаемся. Планируем к ним съездить и, так сказать, методически подковаться. Может быть, у нас пока недостаточно для таких исследований оборудования, но самое главное — правильно выдержать методику. Так что съезд — очень полезное мероприятие для завязывания контактов.

Татьяна Быченко, к.б.н., Иркутский педуниверситет:

— На территории Иркутской области, в пойме реки Иркут, на острове Березовый я обнаружила 15 редких видов растений, в том числе 6 орхидных, внесенный в Международную красную книгу, красные книги РФ и Иркутской области: башмачки крупноцветковый и известняковый, калипсо луковичная, любка двулистная, ятрышник шлемоносный, надбородник безлистный и др.

Давно, еще с детства я «заболела» орхидеями. Семейство орхидных уникальнейшее, их прекрасные цветы опыляются специфическими насекомыми — земляными пчелками, шмелями, семена у них мельчайшие, как пылинки. Попытки приручить наши орхидеи оканчиваются обычно неудачей, если они и цветут, то не дают семян. Интродукт умирает, а вместе с ним умирает его детище. Если уж культивировать орхидеи, то надо брать растение с большим комом земли, в котором сохранилась микориза. Гриб, инфицируя семечко, дает ему питательную среду. Два-четыре года орхидея растет под землей (а в Англии есть вид, который одиннадцать лет растет под землей) и только потом появляется над поверхностью.

Вся биология и экология орхидей зависит от их симбионтов — грибов. Они также, как грибы, любят тепло, влагу и исчезают, когда в почву попадают минеральные удобрения.

Родина орхидей — тропики и субтропики, много их в Восточных Гималаях. Всего в мире насчитывается свыше 25 тысяч видов орхидей, это молодое семейство, его эволюция продолжается, постоянно происходит гибридизация не только между видами, но и родами, на Байкале это особенно заметно.

И представьте себе мое удивление, когда я обнаружила массу редчайших видов орхидей, занесенных в Красную книгу РФ, выросших на отходах Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, в том числе и реликты: «тайник сердцевидный», «тайник яйцевидный», которым свыше 20 млн лет. Для нас отходы БЦБК вредные, а для орхидей — оказались очень даже полезные!

Остров Березовый необходимо взять под охрану и организовать там заказник. Кроме того, на юго-восточном побережье Байкала можно создать три ботанических памятника природы: в предгорье хребта Хамар-Дабан, на Муринских болотах и в районе Тыквенского озера.

Но у нас нет закона, который бы дал возможность сохранить эти уникальные природные сообщества, нет кадастра особо охраняемых и заповедных территорий, нет организации, которая бы держала под контролем все такие территории.

В работу по экологическому просвещению населения вовлечены иркутские школьники и студенты: издан буклет «Орхидеи Байкала», подготовлены учебно-методические пособия, слайд-лекторий, с которым мы выступали в вузах и школах Иркутска, Байкальска, Шилово, там, где велика антропогенная нагрузка; фотовыставка «Орхидеи Байкала» прошла в Иркутске и Москве.

Я хочу, чтобы люди знали, что семейство орхидных очень уязвимо, при изменении условий проживания оно исчезает. На территории южного Прибайкалья обнаружен 31 вид орхидей из 22 родов. За 15 лет на острове Березовый из 11 видов осталось 5. На локальном участке особенно хорошо видно отношение общества к природе, а остров этот еще и не очень доступен для людей.

Материалы с Ботанического съезда
подготовила Валентина Садыкова.
Фото Н. Ковтонюк и В.Новикова.

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?15+261+1