Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 4 (2440) 30 января 2004 г.

«ЗЕЛЕНАЯ ГОРКА»

С директором Института горного дела СО РАН членом-корреспондентом РАН В. Опариным мы беседуем о перспективах института в его кабинете на «Зеленой горке», где расположено несколько исследовательских и производственных объектов института, основные площади которого размещены в самом центре Новосибирска, на Красном проспекте. «Зеленая горка» — красивейшее место в лесной зоне поселка Нижняя Ельцовка, в 10 минутах езды от Академгородка. Институтский комплекс на Горке был построен еще в доперестроечное время. К «Зеленой горке» молодой директор относится по-особому. Он любит здесь работать.

Галина Шпак,
«НВС»

Иллюстрация

Известно, что на территории «Зеленой горки» расположен Центр коллективного пользования СО РАН по изучению физико-механических свойств горных пород и геоматериалам. Каким образом будет преобразован этот комплекс? Ведь он сейчас работает или будет работать не только в интересах Института горного дела. На этот вопрос директор ИГД СО РАН В. Опарин ответил вполне конкретно.

— Центр, естественно, будет усиливаться и не только его образовательная часть. Нужно построить дело так, чтобы теория не удалялась от практики.

— О концепции развития еще поговорим. Как, извините, обстоит дело с собственностью, недвижимостью, ведь многие помещения сданы в аренду?

— Не многие, но значительная часть. У нас есть возможность постепенного «вытеснения» арендаторов.

— Кто же арендует? Чем они занимаются?

— Разного рода деятельностью. Это и мебельщики, и швейники, работает цех художественно-оформительский… В планах, кроме научно-образовательного центра, намечаем создать научно-производственный центр, включающий в себя, помимо объектов на «Зеленой горке», мехмастерские и здание на карьере «Борок». Я вам покажу некоторые объекты, и вы увидите, что территория располагает очень большим потенциалом, прежде всего в области машиноведения. В одноименной лаборатории очень много разработок, которые можно представить в качестве бизнес-проектов. Замечу, что в структуру института я ввел некие новшества, обусловленные более современным подходом к делу. Во-первых, организован инновационный отдел, где маркетинговая служба, скажем так, является информационной частью, связанной с отбором перспективных проектов, их рекламированием и т.п.

— В институте есть прекрасный опыт компании «Комбест», которой руководит доктор технических наук В. Григоращенко.

— У нас две таких фирмы при институте — инновационные ячейки. Вторая фирма — «Геотехник» реализует разработки лаборатории доктора технических наук Бориса Николаевича Смоляницкого. Он возглавляет направление горного машиноведения в институте.

— Это его «Тайфуны»?

Иллюстрация
В машинном зале Центра коллективного пользования СО РАН на «Зеленой горке». Евгений Рахов, системный программист, и младший научный сотрудник Алексей Бабичев демонстрируют уникальный пресс фирмы INSTRON, на котором проводятся сложные эксперименты.

— Как раз те машины, которые пользуются спросом и на международном рынке. А Центром на «Зеленой горке» руководит знакомый вам Владимир Михайлович Жигалкин, доктор физико-математических наук. Он как заместитель директора обеспечивает руководство и образовательной компонентой комплекса. Третий мой заместитель Александр Петрович Тапсиев возглавил направление геотехнологии. Александр Петрович — воспитанник Сибирской школы геомехаников. До недавнего времени он занимал должность заместителя директора Горно-металлургического опытно-исследовательского центра Норильского комбината. Мы долгое время работали вместе. Он был в буквальном смысле полпредом Института горного дела в Норильске. У нас А. Тапсиев будет заниматься и внедрением технологических разработок.

Уместно в этой связи отметить, что в посленее время заметно «оживает» ранее предложенная по инициативе академика Н. Добрецова программа сотрудничества между СО РАН и Норильским комбинатом. Во всяком случае, только по горному блоку наш институт заключил с этим флагманом горно-рудной промышленности хозяйственных договоров на сумму более 6 млн руб. Полагаю, что этим потенциал нашего сотрудничества далеко не исчерпан.

— Ваши основные научно-производственные объекты — «Норильский никель», АЛРОСА в Якутии, Кузбасс.

— И Дальногорск — это рудники на Дальнем Востоке.

— Насколько мне известно, сотрудники института очень плотно работают с производственниками.

— Не только плотно работают, но и результативно — по той простой причине, что работы ведутся по хоздоговорам и очень длительное время. За исключением АЛРОСы, на производственных объектах сформированы свои коллективы помощников.

— Я знаю, что с АЛРОСой, кроме горняков, сотрудничают и геофизики и минералоги.

— А еще Институт горного дела Севера в Якутске, а также Институт угля и углехимии в Кемерове. Считаю, что эта большая программа развивается достаточно успешно, но есть и беспокоящие моменты, связанные с формой собственности. К сожалению, горные предприятия меняют своих хозяев. Государственные быстро могут стать частными предприятиями, как случилось с Норильским комбинатом. Существует риск и по отношению к АЛРОСе. Так что исследователям трудновато приходится. Государство потеряло очень важные контрольные позиции, а это означает, что бюджетная поддержка науки в виде целевых программ исчезает.

— Тем более, что в любой частной компании существуют собственные исследовательские центры.

— Нет, скорее исключение, чем правило, что существуют такие центры.

— И еще в связи с этим — в Сибирском отделении организован внедренческий центр…

— Действительно, начал работать инновационный центр внедрения наиболее крупных разработок институтов биолого-химического профиля…

— Но и ваш институт славился своими разработками на международном рынке.

— До начала девяностых годов, действительно, славился, но, к сожалению, время идет, конкуренты тоже активно работают и начинают нас опережать по некоторым позициям. И в случаях, когда покупают лицензии на наши машины и сами производят горное оборудование. Я бы осмелился сказать, что здесь присутствует некий элемент недобросовестности по отношению к партнеру-разработчику.

— Это называется конкуренция.

— Этот элемент нам тоже придется преодолевать.

— Будете создавать новые малые предприятия?

— Думаю, что начинать с чего-то надо.

— Но у вас очень габаритные машины. Для их производства требуется завод.

— Габаритные машины диктуют размеры цехов. Такие цеха у нас есть и на «Зеленой горке».

— И на ее территории находится специальное конструкторско-технологическое бюро. Конструкторы и технологи в последнее время активно работают с Новосибирским заводом «ЭЛСИБ».

— Часть сотрудников по совместительству работает и в институте, и на заводе, включая начальника СКТБ, доктора технических наук Б. Симонова. Считаю, что это также перспективная структура, гармонично осуществляющая связь науки и производства. Такие структуры надо сохранять и развивать… Свои предпочтения я высказал на ученом совете. Когда говорил о развитии института, о сохранении кадрового состава научных работников и поддержке молодых специалистов. В технических науках опыт приходит с возрастом. Созданные научные школы, научный журнал, активные контакты науки с производством — все это наши лучшие традиции…

— Здесь проявляется некая интерференция, не так ли?

— Конечно, «интерференция» — взаимодействие между отдельными и новыми явлениями в жизни и науке. Отдельное явление, например, «Зеленая горка». Долгие годы она находилась в двойственном положении, и требуется сделать полноценный сектор института. Задач много и все они финансовоемкие. Ремонт и строительство, техническое переоснащение… Многое нужно сделать для воплощения новой идеи комплекса на «Зеленой горке».

— Кстати, о финансовоемкости, как вы сказали. Как велись финансовые дела в институте?

— Финансовое состояние достаточно благополучное, исключая фонд развития. Фонд развития в значительной мере формировался за счет валютных поступлений, которые не всегда рационально использовались. Необходимо изыскивать каналы и способы его активного пополнения. Придется изыскивать средства для преобразования, осовременивания структур института и всего нашего хозяйства. Тем более, что сейчас ситуация с внедрением разработок меняется в лучшую сторону. Появляется достаточно много предложений по заключению хозяйственных договоров и на уровне института, и всего Сибирского отделения.

— Как я поняла, коллективу вашего института нечего беспокоиться. Больших структурных перемен, за исключением «Зеленой горки», не ожидается?

— Ломать — не делать. Я уже говорил о традициях. В этом плане я, наверное, больше консерватор, чем новатор. И все-таки в институте рутинная часть достаточно внушительная. Структурные задачи, вопросы организации науки обсуждались на ученом совете, и основные предложения уже приняты. В этой связи в своей программной речи я сказал, что в системе управления я придаю большую роль ученому совету. Если, допустим, ученый совет принимает решение неблагоприятное для директора, — он должен подчиниться. Нельзя злоупотреблять доверием коллектива. Бывает, что спор между ученым советом и директором решает Президиум Сибирского отделения, но это крайний случай. Я себя комфортно чувствую, когда не надо давить на человека, тем более — использовать запрещенные приемы. Я ими даже брезгую. Другое дело научный спор, кто кого — для этого нужно иметь очень сильный аргумент, а не личное желание директора или подчиненного.

— Виктор Николаевич, как вы себя ощущаете — ученым в рамках своей науки или расширяющим эти рамки?

— Считаю, что всю жизнь занимаюсь расширением этих рамок. Я со студенчества занимался геофизикой, по специальности - геолог-геофизик. Аспирантуру заканчивал решением задач прикладной математики. В Институте горного дела стал осваивать экспериментальную геомеханику. С годами меня стали привлекать задачи геотехнологии, горного машиноведения, приборостроения. А сейчас начинаю возвращаться к тому, с чего начал, но на другом уровне, на уровне связей горных наук с геологией и геофизикой. Условно говоря, здесь требуется связать локальный масштаб с глобальным — геодинамическими процессами, строением Земли и верхней ее оболочки.

— Как продвигается ваша работа над книгами? По-моему, вы дали себе слово написать семь книг…

— Две книги я написал, над третьей работаю. Ее содержание связано с явлением дезинтеграции горных пород. Помните, десятилетней давности последнее зарегистрированное открытие?

— 1992 год.

— Кроме того, пишу концептуальную книгу с новым взглядом на структуру Земли, Луны и Солнечной системы с позиций этого геодинамического явления… А на «Зеленой горке» начнутся новые, более сложные эксперименты…

…Когда мы прогуливались по территории «Зеленой горки», она оказалась довольно застроенной. За деревьями скрывались корпуса, ангары, где-то работал компрессор, слышались «железные» звуки, как удар молота по наковальне. Виктор Николаевич, указывая на одно из зданий, сказал, что планируется его переоборудовать на первых порах под общежитие для студентов, аспирантов и молодых специалистов кафедры геомеханики НГУ и кафедры машиноведения НГТУ.

Директору ИГД СО РАН В. Опарину удалось заручиться поддержкой Президиума СО РАН. А пока на «Зеленой горке» начались сложные эксперименты в лаборатории, которой руководит член-корреспондент РАН В. Опарин, к экспедиции на рудники Норильского горно-металлургического комбината, с которым институт заключил несколько крупных хозяйственных договоров до 2005 года по горной тематике.

Фото А. Мартьянова.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+277+1