Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 8 (2444) 27 февраля 2004 г.

СОБЫТИЕ И ВОСПОМИНАНИЕ

К 100-летию со дня рождения Алексея Николаевича Косыгина.

Н. Запивалов,
Заслуженный геолог России

21 февраля 2004 года исполнилось 100 лет со дня рождения видного государственного деятеля СССР Алексея Николаевича Косыгина.

Он некоторое время жил в Новосибирске и работал в системе потребительской кооперации Сибири (с 1924 по 1930 гг.) Об этом напоминает мемориальная доска на здании бывшего Облпотребсоюза.

Нашей встрече с Косыгиным предшествовали интересные геологические события и открытия. В 1974 году благодаря настойчивости и высокому профессиональному мастерству новосибирских геологов было открыто Малоичское нефтяное месторождение на севере Новосибирской области в древних породах палеозоя, то есть фактически был выявлен новый нефтегазоносный этаж. Академик А. Трофимук активно поддерживал это направление и впоследствии назвал палеозой «золотой подложкой Западной Сибири». В то время наше открытие считалось уникальным. Заведующий нефтяным отделом Томского обкома Николай Иванович Воронков позвонил мне из Томска (я был главным геологом Новосибирского геологоуправления) и спросил, а могут ли быть такие же залежи нефти в Томской области? Я ответил — не только могут, их надо быстрее открывать. Действительно, в Томской области очень быстро обнаружили ряд палеозойских месторождений к северу от Малоичского.

На XXV съезде партии в 1976 году первый секретарь Новосибирского обкома КПСС Федор Степанович Горячев в своей речи сказал, что в Барабе есть нефть в количестве 5 млрд. тонн. Такие предположения и предварительные прогнозы действительно были у нас с А. Трофимуком. Это, конечно, взбудоражило московских руководителей и, в первую очередь, Министерство геологии СССР. Министр Е. Козловский вызвал меня срочно в Москву и гневно пытал, где же в Барабинской степи 5 млрд. тонн нефти? Я ответил, что наш секретарь назвал не Барабинскую степь, а Барабу, а это географо-экономический регион, куда входит весь север Новосибирской области и часть Васюганских болот (Томская область), где уже открыты нефтяные и газовые месторождения. Этим заинтересовался Председатель Госплана СССР и крупнейший нефтяник страны Николай Константинович Байбаков. Мы показали ему материалы по нефтегазоносности палеозоя. Он уточнил у меня, далеко ли Малоичское месторождение от Барабинска, есть ли дорога, и предложил возить нефть машинами-нефтевозами от месторождения до Барабинска, где проходил транссибирский нефтепровод. Московские чиновники посмеивались над этим предложением, потому что уже в те годы огромные объемы тюменской нефти перекачивали по магистральным нефтепроводам в Европу и на юг. Но спустя 15 лет малоичскую нефть стали возить машинами и возят до сих пор.

Палеозойская одиссея на этом не закончилась. Были открыты залежи нефти и в Тюменской области. Позднее Н. Байбаков доложил об этом Косыгину, и тот попросил пригласить геологов и рассказать ему лично об этих открытиях. В сентябре 1977 года мы были в Кремле на деловой встрече с премьер-министром СССР. В Москву прилетел И. Иванов — руководитель Томского геологоуправления, и мы достаточно большим коллективом оказались у Косыгина. Присутствовали: В. Долгих — секретарь ЦК КПСС, Н. Байбаков, Е. Козловский, ведущие специалисты из Совмина и различных министерств.

Первым докладывал я. Алексей Николаевич внимательно слушал. На стол перед ним я положил небольшой альбом геологических карт, профилей и разрезов. Когда я закончил, он неожиданно сказал: «Слушай, вот здесь у тебя нарисованы граниты. Что же здесь и собираетесь искать нефть?» Я пояснил, что рядом с Межовским гранитным массивом расположена глубокая Нюрольская впадина, в которой карбонатные палеозойские породы содержат нефть. Он спросил, какие есть у меня просьбы и пожелания. Я затронул только одну проблему и сказал, что буквально вдоль границы Новосибирской и Томской областей идут поисково-разведочные работы, и буровые вышки стоят в одном болоте на расстоянии нескольких километров, но у новосибирцев районный коэффициент 1,15, а у томичей — 1,20. Это несправедливо. Алексей Николаевич чуть-чуть задумался, повернулся ко мне и говорит: «Но границу все же надо где-то проводить». Тут же дал поручение изучить и эту проблему.

Вторым докладывал Иван Арсентьевич Иванов. Все вроде толково и правильно, но вдруг обронил фразу, что вот одну скважину не удалось закончить испытанием, она попала в аварийную ситуацию. Косыгин насторожился и стал уточнять. Присутствовавшие объясняли, как это могло случиться и как надо технологически предупреждать такие ситуации. В конце Алексей Николаевич обронил всего лишь одну фразу: «Что же, друзья, у вас сообразиловки не хватает?!»

Затем он придирчиво стал всех пытать: а сколько же нефти в палеозое — много или мало? Разумеется, мнения и точки зрения были разные. Косыгин всех выслушал и сказал: «Вы меня не удивляйте ресурсами, а скажите, сколько уже есть промышленных запасов категорий С1 и С2 и сколько их может быть в ближайшие годы?» Прозвучали разные оценки, в том числе и моя, которая была, конечно, оптимистической. Между прочим, сегодня по официальной экспертной оценке на юго-востоке Западной Сибири потенциальные ресурсы палеозоя составляют 5 млрд т.

Завершая встречу, Алексей Николаевич пожелал сибирякам поскорее осваивать палеозой. Он сказал: «Если это действительно новый нефтегазоносный этаж в Западной Сибири, то в перспективе это очень важно, так как рано или поздно верхние мезозойские горизонты будут иссякать». Мы разошлись и разъехались, чтобы по возможности ускорить палеозойские поиски. Но трудностей в этом поиске оказалось больше, чем мы предполагали. Борение (по-трофимуковски) за глубинную палеозойскую нефть продолжается и поныне. Есть и хорошие результаты. Недропользователи и недродержатели в Западной Сибири все больше и больше интересуются этой проблемой.

О судьбе Малоичского месторождения в рыночных условиях я как-нибудь расскажу отдельно, возможно, в особых интонациях и красках. Видимо, это надо сделать к 30-летию открытия месторождения (май 2004 года).

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+281+1