Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 28-29 (2464-2465) 16 июля 2004 г.

АВТОГРАФ КОСМОНАВТА

Александр Максимов

В рамках XII Международной конференции по методам аэрофизических исследований ICMAR-2004 в Доме ученых СО РАН работала выставка Немецкого научно-исследовательского общества (DFG) «Новая дорога во вселенную», посвященная разработке перспективных аэрокосмических систем. Наряду с известными немецкими учеными, профессорами З. Вагнером, Ф. Штеглихом и Е.Краузе, генеральным консулом ФРГ в Новосибирске М. Грау и другими официальными лицами, в торжественном открытии выставки участвовал и первый немецкий космонавт З. Йен, совершивший полет на корабле «Союз-31» вместе с В. Быковским в конце лета 1978 года и ставший 90-м по счету космонавтом планеты.

Полет Зигмунда Йена и Валерия Быковского на корабле «Союз-31» и орбитальной станции «Салют-6» в качестве экипажа посещения продолжался 7 суток 20 часов 49 минут. Вернулись они на Землю уже на корабле «Союз-29», который доставил на станцию основной экипаж в составе В. Ковалёнка и А. Иванченкова.

Иллюстрация
Иллюстрация

Зигмунд Йен стал третьим космонавтом стран-союзниц Советского Союза вслед за чехом Владимиром Ремеком и поляком Мирославом Гермашевским, осуществившими свои полеты на станцию «Салют-6» по программе социалистических стран «Интеркосмос» в том же 1978 г. После успешного возвращения на Землю Зигмунду были присвоены звания Героя Советского Союза и Героя ГДР, он был награжден орденами и медалями двух стран. Вплоть до объединения Германии в 1990 г. генерал З. Йен служил в ВВС Национальной народной армии ГДР, а позже стал представителем Европейского космического агентства (ЕКА) в ЦПК им. Ю. А. Гагарина в Звездном городке.

Первым пунктом моего неофициального интервью с немецким космонавтом оказался совсем незапланированный вопрос о том, как же ему до сих пор удается сохранить хорошее знание русского языка.

— Это совсем неудивительно, — ответил З. Йен, — мне часто приходится бывать в Москве и встречаться с бывшими своими коллегами, вести различные переговоры и согласовывать планы совместных работ в области космических исследований между Европейским и Российским космическими агентствами. Да и знакомых у меня в Звездном городке немало, очень хорошие отношения сложились с Владимиром Шаталовым. Много знакомых и среди работников Российского космического агентства, которое недавно в очередной раз сменило свое название и превратилось в Федеральное космическое агентство. Бываю в Москве почти каждый месяц, а иногда и по два раза, так что разговорной практики достаточно.

— Часто ли вам удается бывать на Байконуре?

— После своего полета на Байконуре побывал дважды. При желании мог бы посещать этот знаменитый космодром и почаще, но считаю, что такие поездки гораздо нужнее моим молодым коллегам и другим специалистам ЕКА.

— Приходится ли вам встречаться с космонавтами бывших социалистических стран?

— В последний раз мы почти все собрались в Звездном городке во время празднования 40-летия ЦПК в 2000 г. У многих судьба сложилась неплохо, к примеру, космонавт Монголии Ж. Гуррагча стал министром обороны.

В ходе беседы с Йеном мы невольно задели и историю его жизни после падения Берлинской стены. Я узнал, что этому прославленному человеку в новой Германии пришлось пройти через многие трудности и унижения в поисках достойной работы, не потеряв при этом жизнелюбия и сохранив в себе силу духа для дальнейшей плодотворной деятельности.

— После того, как в 1989 г. рухнула Берлинская стена и произошло объединение Германии, на госслужащих и офицеров бывшей ГДР посыпались гонения: мы были лишены офицерских званий и всех привилегий. Как бывшие коммунисты, не могли продолжать службу ни в армии, ни в государственных учреждениях. Мне повезло. Когда началось тесное сотрудничество ЕКА с Россией в исследованиях космоса и встал вопрос о полетах европейских космонавтов на российских кораблях на орбитальную станцию «Мир», понадобились и мои знания, прежде всего, мои знакомства в ЦПК и Российском космическом агентстве. С тех пор работаю там по контракту. Теперь подошло время пенсии, может быть, займусь другим делом.

З. Йен несколько раз повторил, что ни на что не жалуется. Его взгляды на прошлое и будущее космонавтики достаточно взвешены и лишены чрезмерного оптимизма. Примером тому служат его весьма осторожные высказывания о перспективах широко обсуждаемых идей пилотируемых полетов на Марс и разработок новых воздушно-космических систем (ВКС) многоразового использования. Особенно на фоне того, как в ходе пресс-конференции немецкие ученые изо всех сил расхваливали идею создания двухступенчатой космической системы на базе гиперзвукового разгонщика и орбитального самолета типа американского «Шаттла».

Действительно, сама идея космического самолета, выдвинутая немецким ученым Эйгеном Зенгером еще в начале 40-х годов прошлого века, хороша во всех отношениях, но ее очень трудно воплотить в реальную конструкцию. Все попытки создания подобных ВКС, предпринятые в разных странах за последние 40 с лишним лет, завершились ничем из-за многочисленных, до сих пор не решенных научно-технических и технологических проблем. Прежде всего, все еще не удалось создать воздушно-реактивный двигатель для гиперзвуковых скоростей полета, да и при разработке теплозащиты такого громадного аппарата проблем достаточно. Опыт длительной эксплуатации гибрида ракеты и космического самолета в виде ВКС Space Shuttle продемонстрировал чрезвычайно высокую стоимость (более 500 миллионов долларов за полет) и недостаточную безопасность (всего за 113 запусков США лишились двух из пяти своих челноков «Шаттл» и потеряли при этом 14 астронавтов).

По поводу новой ВКС, которая должна открыть безопасную и дешевую дорогу в космос, З. Йен заметил:

— На создание такой космической системы уйдет лет 20, а за это время многое может измениться. Новый корабль SpaceShipOne, созданный в США частной фирмой для туристов, является аппаратом совсем другого класса. Он рассчитан для полетов на высоту до 100 км — условной границы космоса, и ему не нужны мощные двигатели. Этот корабль разгоняется только до скорости М = 3, т.е. примерно до 3500 км/час, а для орбитального полета требуется развить скорость не менее 28000 км/час и подняться до 200 км и выше, а для этого надо затратить в десятки и сотни раз больше энергии…

На снимках:
космонавт Зигмунд Йен и его автограф.
Фото автора.

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+299+1