Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 1 (2287) 5 января 2001 г.

ПРАВИЛА ИГРЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПОСТОЯННЫМИ...

В.Садыкова.

Накануне Нового года директор Института экономики СО РАН академик Валерий Кулешов встретился с представителями новосибирских средств массовой информации. Тема беседы -- "Экономика Сибири на рубеже XXI века". Первый вопрос, заданный ведущему экономисту: "С чем мы входим в XXI век?".

-- С тем, что у нас есть: с той же материально-технической и ресурсной базой, с теми же человеческими ресурсами. Все будет зависеть от того, как мы всем этим потенциалом распорядимся в XXI веке -- так же, как в начале XX века, в середине, в 90-е годы или же построим более эффективную доктрину, стратегию производственной и научной деятельности и жизни людей. Главная задача -- добиться, чтобы сибиряки жили в более комфортных условиях, по крайней мере не хуже, чем в европейской части. Но как это сделать? Этот вопрос и носит концептуальный, методологический, практический характер. Немало умных людей над этим работают, немало есть различных программ, законодательных инициатив, но, к сожалению, ситуация мало меняется, только в последний год дела, вроде бы, пошли на поправку.

-- Валерий Владимирович, какую стратегию развития Сибири предлагает Институт экономики, ведь у него должны быть свои наработки.

-- Институту экономики 42 года, и он всегда занимался разработкой стратегии развития Сибири, ее социально-экономическим аспектом. В начале 90-х годов, когда распался СССР, произошли всем известные катаклизмы, система планирования была разрушена и были прекращены все перспективные разработки. В 1996 году мы по указу президента Б.Ельцина начали разрабатывать федеральную целевую программу "Сибирь" до 2005 года. После этого начался активнейший интерес к разработке таких документов.

Примерно месяца два назад нам было предложено вернуться к проблематике социально-экономического развития Сибири на период до 2015 года. Это было задание, приуроченное к совещанию в Новосибирске с участием президента В.Путина. Работа была выполнена под руководством председателя СО РАН академика Н.Добрецова, академика А.Конторовича, моим.

-- Назовите проблемы, которые вы считаете главными в экономике Сибири, и средства для их решения?

-- Мы выделили четыре основных проблемы: первая -- высокая капиталоемкость крупномасштабных проектов, к этому нужно добавить плохой инвестиционный климат, который отпугивает потенциальных инвесторов, а вложения нужны гигантские (освоение Западно-Сибирского нефтегазового комплекса стоило 200 млрд долларов, Ковыктинское месторождение -- 10 млрд), другое дело, что все это окупается впоследствии; вторая -- слабая транспортная освоенность региона, тяжелые природно-климатические условия, транспортная инфраструктура -- это наша ахиллесова пята; третья -- низкий уровень жизни и кризисные явления в народонаселении; четвертая -- неэффективный механизм природопользования.

Какие средства и источники решения этих проблем существуют? Во-первых, существующий и прогнозируемый природно-ресурсный потенциал; во-вторых, накопленный производственный, включая предприятия ВПК, и научно-образовательный потенциал; в-третьих, уникальное геополитическое положение Сибири, как "моста" между Европой и Азией.

Необходимо создать механизм подбора энергосырьевых проектов и очередности их реализации и главное, аккумулирования и адресного распределения финансовых ресурсов для структурной перестройки экономики Сибири, потому что, если мы не перестроим экономику Сибири, прежде всего не разовьем перерабатывающий сектор промышленности, то никакого смысла суетиться нет. Так это все и будет: куда-то будут уходить нефть, газ, уголь...

Реализация потенциальных точек экономического роста сибирских городов даст подъем экономики и будет способствовать формированию на этой основе среднего класса. Это должно быть одним из главных направлений социально-экономической политики государства. Исследованиями среднего класса населения нашей страны мало кто занимается, но география его известна: около трети населения Москвы -- среднего класса (с доходом от 300 долларов) живет в Москве; в Новосибирске, по разным оценкам, 7 процентов, в Красноярске чуть побольше, еще больше -- в Тюмени. Москва -- первая столица, Санкт-Петербург -- вторая, Тюмень -- нефтегазовая столица, все остальные перебиваются "с хлеба на квас". Если обратиться в недавнее прошлое, то высокооплачиваемые рабочие места генерировались в банковской сфере, в финансовых структурах, в торговле, в посредничестве. Они и сейчас сохранились. Нужно научиться генерировать их в других отраслях реального сектора экономики, в науке.

Создание сети транспортных сибирских центров и обустройство межрегиональных потребительских рынков. Приведу простейший пример. Перевозки по Транссибу за последние 10 лет упали в 8 раз. Чтобы перевезти контейнер от Владивостока до Санкт-Петербурга требуется 1000 долларов. Все эти контейнеры уходят через Суэц. Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию? Необходимо вложить определенные деньги в Транссиб, заменить старые рельсы, увеличить скорость. Это решаемая проблема. Что касается межрегионального рынка, фактически по всем параметрам Новосибирск -- это единственное место для его создания. Сибирский государственный университет путей сообщения занимается как раз разработкой мультимодального транспортного узла.

-- А что вы подразумеваете под "точками роста городов"?

-- Эту идею мы впервые реализовали, когда разрабатывали концепцию развития Новосибирска на первое десятилетие XXI века. Мы взяли 10 точек экономического роста, начиная с конверсии и кончая развитием образовательного комплекса, внутри- и внешнеэкономическую деятельность, и провели экспертную оценку 10 крупнейших городов Сибири, где какие точки экономического роста наиболее к месту. Превалируют всего три города: Новосибирск, Красноярск, Омск. Там есть огромные возможности для роста и внешнеэкономической деятельности, коммерческих услуг и науки. В Сибирском отделении Академии наук огромнейшие возможности для создания технопарков, софтовых компаний. Но все это возможно при одном условии -- если будет общесибирское перераспределение части природной ренты за использование нефти и газа в пользу всей Сибири. А сейчас -- куда повернута система трубопроводов нефти и газа, туда повернут и финансовый поток -- в Москву и далее, за рубеж. Следующий этап развития топливно-энергетического комплекса России достаточно очевиден -- освоение топливно-энергетических ресурсов Восточной Сибири, на которое потребуются очень крупные первоначальные вложения. И тут нужно сделать все, чтобы эти деньги опять не ушли из Сибири.

-- Какова была реакция участников регионального совещания на предложения Сибирского отделения?

-- Все участники совещания поддержали наши предложения, в том числе и по принципиальным соображениям. Переданный им вариант -- пятый, после был сделан еще один, шестой, с внесением исправлений и дополнений, высказанных на совещании

-- При подготовке материалов стратегии развития Сибири были ли предложены какие-нибудь новые моменты, не использованные в подготовке подобных документов ранее?

-- В этом материале мы использовали три новых методологических момента. Первый -- связали проблемы, источники и механизмы на содержательном уровне. Дальше будем строить модели, чтобы сделать количественные оценки. Второй момент -- мы развили идею ТЭКа, как источника структурной перестройки. Третий -- развили идею точек экономического роста и конкурентоспособности городов. Это, на мой взгляд, довольно интересные методические находки. Я думаю, что все федеральные округа будут заниматься разработкой таких же стратегий и смогут использовать наши методики.

-- Не будет ли таким заимствованием дискредитирована сама идея создания программ?

-- Эта программа уникальна, но за последние годы программ созданы сотни, и если раньше на их выполнение выделялись хоть какие-то деньги, то сейчас -- вообще никаких. Это и дискредитирует программу. Расклад такой: вы пишите программы и изыскивайте деньги для их реализации. Но по крайней мере качество своей программы мы гарантируем.

-- Из всех перечисленных вами способов разрешения экономических проблем какие являются менее затратными?

-- Они лежат не в сфере энергоемких производств, а в научно-технической, прежде всего. Можно начать выпуск в крупных масштабах программного продукта, организовав софт-центры. Мировой рынок программного продукта уже составляет сотни миллиардов долларов.

Недавно я в составе делегации экономистов посетил Китай и был поражен Шанхайским технопарком. За 7 лет на базе выпускников шанхайских вузов, академических учреждений создано три технопарка. За эти годы было построено жилье, создана инфраструктура, предоставлены серьезные налоговые льготы и бесплатные правовые услуги. В Китае много совместных предприятий, часто их организаторами являются китайские студенты и аспиранты, обучающиеся за рубежом.

И сразу все стали вспоминать новосибирский Академгородок, где университет готовит блестящих специалистов, а академические институты -- мирового уровня. Уже много лет идет разговор о Новосибирском технопарке... А чего нет у нас для его создания? Нет хорошего налогового климата, нет служб, которые могли бы быстро оценить проекты, нет специалистов, которые на западе занимаются коммерциализацией идей. Пусть у нас будет больше софтовых компаний, чего бояться? Пусть молодежь работает по заказам западных фирм, но не уезжает туда на постоянное место жительства.

-- Если говорить о реальной экономике, как вы оцениваете потенциал директорского корпуса Новосибирска, Сибири?

-- Поскольку я по должности являюсь вице-президентом Международного клуба директоров, на одной из конференций журналисты задали мне вопрос: "Какое качество директора вы считаете самым главным?" Я не задумываясь ответил -- инициативность. Сейчас успех дела на три четверти зависит не от правительства, а от директорского корпуса, от тех лиц, которые представляют реальную экономику. Они и решают что выпускать, сколько выпускать, кому продавать. Они в постоянном поиске, и результат виден -- рынок оживился.

-- Какой прогноз развития экономики вы даете на ближайшие годы?

-- Я в своих прогнозах руководствуюсь идеей "коридора". В ближайшие 15 лет, если брать прирост валового национального продукта, прирост может составлять от 3--3,5 до 7 процентов. Нижняя граница -- политическая. Если будет меньше трех процентов, не будет роста реальных доходов. Это уже просто опасно. А больше семи мы не потянем по технологическим причинам. А в среднем будет, я думаю, около 5 процентов. Нам надо продержаться так года 3--4, до 2005 года, потому что если мы еще раз "ухнем", то наступит моральный кризис.

Особенность мировых кризисов в том, что они продолжаются, обычно, от нескольких месяцев до двух лет, а мы находимся в этом состоянии уже 10 лет. За это время производственная база на 2/3 пришла в негодность. На существующих производственных мощностях из кризиса не выедешь.

На совещании в Академгородке выступил представитель РАО "Норильский никель" и бросил такую фразу: "Я кладу на стол миллиард долларов под оборудование. Кто возьмется выполнить заказ?". Дело в том, что в Норильске два завода построены в 30--40-е годы, один -- в первой половине 70-х. Им нужно обновляться и очень быстро. Такая же ситуация с оборудованием в нефтяной промышленности. Но за короткий срок никто не берется выполнить заказ, потому что некому работать. Токари, слесари, станочники -- все разошлись за 10 лет. Как только начался экономический подъем, возникли такие вот тормоза. Поэтому и местной, и государственной доктриной должно быть снятие тормозов экономического роста, начиная от подготовки квалифицированных рабочих и кончая развитием электроэнергетики.

Лучше всего в последние полтора года "вырулило" шесть отраслей: цветная, она уже почти достигла прежнего уровня, черная металлургия, нефтехимия, машиностроение, деревообрабатывающая и легкая промышленность.

-- Как вы считаете, кто будет вкладывать деньги в модернизацию промышленности?

Я думаю, что основным источником финансирования реального сектора экономики станут государственные кредитные организации под разумные проценты, но не коммерческие банки. Вот тогда, может быть, закрутится та схема, о которой говорят уже восемь лет: если государство даст один рубль, то четыре дадут частные инвесторы. Кто-то же должен начать давать деньги, чтобы подвигнуть других. Если будет благоприятная международная конъюнктура и те 5 млрд долларов, которые заложены в бюджете в рассчете на новый кредит будут реализованы, то это будет одно дело, но даже при неблагоприятном стечении обстоятельств два процента ВВП мы все равно получим.

По большому счету нам нужно достичь хотя бы мало-мальской сбалансированности экономики. Еще 80 лет назад В.И.Ленин говорил, что планирование должно напоминать мягкое руководство дирижера, но и "дирижизм" сейчас обругали, его тоже называют возвратом в прошлое. Хотя во многих странах мира влияние государства на экономику очень сильно, особенно в странах Азии: Гонконг, Корея, Япония. Гонконг, например, используя выгодное географическое положение, развивая науку и наукоемкое производство, за несколько лет превратился в экономически развитое государство. Нам нужно принимать все, что предлагают. Как говорят директора предприятий, можно приспособиться и к плохим правилам игры, но только, чтобы они были постоянными, иначе игры не получается. Стабильностью, постепенной корректировкой с учетом того, что есть, можно добиться эффективности в экономике, ради чего и затевалась эта перестройка -- повышения эффективности общественно-полезного труда. Остальное -- это средства.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?9+30+1