Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 33-34 (2469-2470) 27 августа 2004 г.

О РОЛИ НАУКИ В РЕШЕНИИ УГОЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

Г. Грицко,
член-корреспондент РАН, советник РАН,
Институт геологии нефти и газа СО РАН

Современная угольная промышленность на мировом уровне — это высокоиндустриализованное, высокотехнологичное производство. Конкуренция с нефтью и газом уже давно перешла в плановое рациональное обеспечение различных технологических потребностей мировой экономики несколькими источниками первичных энергоносителей. На это же «завязана» международная кооперация в добыче, транспорте и использовании угля. Устойчивое развитие мировой угольной промышленности базируется на действенном понимании роли угля как энергоисточника и химического сырья и в настоящее время и, особенно, в будущем, когда будут исчерпываться дешевые источники других углеводородов — нефти и газа. Можно сказать, что на мировом уровне основные проблемы угольной промышленности решены.

Россия располагает огромным потенциалом: запасами углей, освоенными угледобывающими регионами, технологиями добычи угля. Не следует забывать, что этот потенциал на протяжении десятилетий был реализован в крупнейшей угледобывающей отрасли мира: в СССР перед перестройкой добывалось 748 млн т угля в год (сейчас в России — 270, со странами СНГ вместе — около 370 млн т).

После по-российски болезненной реструктуризации то, что осталось в угольной промышленности, постепенно переходит на более высокий уровень. Шахта «Распадская» в 2002 году достигла добычи из одного забоя 3 млн т угля. Построен ряд новых шахт высокого технологического уровня. Однако, перспективы угольной промышленности неустойчивы и в значительной степени зависят от того пути, по которому будет развиваться экономика. Энергетическая стратегия России на ближайшие 15 лет отводит углю третьестепенные позиции: при некотором увеличении объемов добычи угля его доля в топливно-энергетическом балансе практически не меняется (рост 1 %). Доля угля в стоимости энергоресурсов составляет 3,6 %, а в ВВП около 1 %.

Исторически это объяснимо: еще продолжается начавшийся в 50-е годы XX века процесс интенсивной замены угля нефтью и газом. Текущее регулирование равновесия топливно-энергетического баланса изменением цен на энергоносители не принесет кардинальных перемен в его структуру. Это более длительный процесс. Он связан, с одной стороны, с будущим уменьшением экономической эффективности добычи нефти и газа. С другой стороны — с достижением самой угольной промышленностью мирового технологического уровня добычи, использования глубокой переработки угля, геоэкологии и безопасности. Последнее условие весьма важно, т.к. пока угольная промышленность будет фатально обречена на повторяющиеся время от времени крупные катастрофы, ее общественно значимая «конкурентоспособность» не будет достойной той роли, которая отводится для угля в будущем.

В решении угольных проблем широкое поле деятельности отводится научным исследованиям. Использование достижений других наук как мультидисциплинарного подхода к осмыслению процессов геомеханики, аэрогазодинамики, взрывов, углехимии, геоэкологии, безопасности вкупе с приборным обеспечением (которым горные науки сейчас не располагают), может дать новые импульсы в понимании и прогнозе горных процессов. А они стали интенсивнее, «злее», в связи с высокими темпами добычи, переходом горных работ на более глубокие горизонты и в менее изученные угленосные районы.

Российская академия наук всегда вела фундаментальные исследования по многим вопросам горного дела, в том числе по безопасности в шахтах. Исследовались проблемы газовыделения, внезапных выбросов угля и газа, горного давления, горных ударов, самовозгорания угля и подземных пожаров, механизма взрыва метана и угольной пыли, создания взрывобезопасного оборудования, защиты и спасения людей. Эти исследования возглавляли академики А. Скочинский, Л. Шевяков, Н. Мельников, А. Терпигорев, В. Ржевский и другие, пользовавшиеся непререкаемым авторитетом у руководства страны. Кстати, основоположник исследований в области современных проблем газовыделения, внезапных выбросов, подземных пожаров и взрывов академик А. Скочинский в 1943-44 гг. был организатором и первым председателем Президиума Западно-Сибирского филиала АН СССР в г. Новосибирске.

В СО РАН отрасль горных наук возглавляли академики С. Христианович, Н. Черский, Е. Шемякин, М. Курленя, члены-корреспонденты РАН Т. Горбачев, Н. Чинакал.

Сейчас предпринимаются усилия по консолидации исследований в области угледобычи, углепереработки и безопасности между Сибирским, Уральским и Дальневосточным отделениями РАН.


Иллюстрация

Монумент «Память шахтерам Кузбасса» работы Эрнста Неизвестного был открыт 28 августа 2003 года. Он установлен в Кемерове на правом берегу реки Томь, на месте, где, по сохранившимся сведениям, в 1721 году Михайло Волков обнаружил выходы угля на поверхность. В фигуру шахтера вмонтировано устройство, пульсирующее красным светом. Это «сердце» видно издалека. Надпись на цоколе: «Монумент установлен по инициативе губернатора Кемеровской области А. Тулеева при участии администрации г.Кемерово, объединения «Прокопьевскуголь», шахты «Распадская», компании «Кузбассуголь».

Фото Г. Грицко.

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+302+1