Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 43 (2479) 1 ноября 2004 г.

СИБИРСКИЕ УЧЕНЫЕ ОБСУЖДАЮТ ПРОБЛЕМЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ
СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК

18 октября в Малом зале Дома ученых в новосибирском Академгородке состоялось рабочее совещание по стволовым клеткам, которое переросло в мини-конференцию. Эта тема, словно магнит, притягивает внимание и медиков, и исследователей, и людей, далеких от медицины. Стволовые клетки — звучит сегодня как обещание долгой и здоровой жизни. Врачи высказывают недовольство исследователями — те не торопятся предложить клиникам отработанные методики, ученые в свою очередь предостерегают — нельзя спешить, приступать к практическому использованию материала, безопасность которого не гарантируется.

Иллюстрация

Корреспондент «НВС» Людмила ЮДИНА беседует с одним из организаторов совещания директором Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН академиком Валентином ВЛАСОВЫМ.

— Кто выступил организатором мероприятия и специалисты каких организаций приняли в нем участие?

— Инициировали совещание Институт клинической иммунологии СО РАМН и наш институт, участие в нем приняли более 50 специалистов из разных организаций — сотрудники Государственной медицинской академии, НИИ патологии кровообращения, томского Кардиоцентра и Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор».

— Какую цель преследовали, собирая вместе биологов, генетиков, медиков?

— Планировалось провести рабочее совещание, чтобы посмотреть, что реально делается сибирскими учеными в обозначенной области, какой у нас потенциал, на какие перспективы мы можем рассчитывать. Но мероприятие вышло за свои рамки, оказалось, что ученые давно хотят обсудить острые проблемы, связанные с развитием клеточных технологий. Все подготовили прекрасные доклады, получилась интересная научная конференция. Говорили о практике использования стволовых клеток, о наиболее горячих на сегодня точках, о тех проблемах, которые следует решить прежде всего, чтобы дело приняло должный размах. Были острые выступления, дискуссии — в общем, присутствовали все атрибуты научного форума.

В области исследования стволовых клеток, скажем прямо, российским ученым похвастаться особенно нечем, отставание от зарубежных коллег огромное. Вопрос стоит так — отстали мы навсегда или есть шанс поучаствовать в развитии этой чрезвычайно важной области науки. Но в Сибири мы не совсем на нулевой отметке, благодаря тому, что в Новосибирске со стволовыми клетками давно работает и в фундаментальном, и в прикладном аспектах Институт клинической иммунологии СО РАМН. В этом институте разработаны методики, которые уже не один год испытываются в практической медицине. Разрабатываются методы лечения заболеваний печени, дегенеративных нарушений, последствий травм головного мозга. Сотрудники института сделали ряд важных открытий. Одно из них запатентовано по всему миру, патент приобретен крупной американской фирмой. За счет полученных средств и удалось приобрести оборудование для дальнейших исследований. Второй положительный факт — областные власти и лично губернатор В. Толоконский уделяют проблеме должное внимание. Недавно по их поручению и при их помощи под эгидой Института клинической иммунологии создан банк стволовых клеток, первый в Сибири. Получена лицензия на все виды необходимой деятельности. Только что побывавшая в институте московская комиссия дала разрешение на сбор и хранение стволовых клеток.

— Наверное, на совещании говорилось о необходимости форсировать исследования в данной области?

— Говорилось, и довольно остро. Почему к стволовым клеткам приковано такое внимание? С ними связывают возможность лечения ряда тяжелых заболеваний, перед которыми сегодня врачи бессильны, возможность долгой жизни, восстановления функций поврежденных органов. Стволовые клетки — это пример того, как фундаментальная проблема буквально ворвалась в практику. Медики готовы даже сырые разработки взять на вооружение, лишь бы помочь пациентам, страдающим от неизлечимых недугов. И промедление в развитии клеточных технологий для некоторых пациентов буквально смерти подобно. Исследователи просто обязаны как можно быстрее продвигаться вперед, работать над реально применимыми технологиями, открывать путь стволовым клеткам в клинику. Иначе «врачевать», спекулируя на модной теме и калечить пациентов так и будут шарлатаны.

— Имеете в виду многочисленные объявления, в которых обещают немедленное излечение от всех болезней?

— Да, это особая тема. Жуликов от медицины расплодилось великое множество. Я вообще не понимаю, что делают контролирующие и разрешительные органы. Страну захлестнула волна лжецелительства. Лжеспециалисты открыто обещают излечить с помощью стволовых клеток все болезни — рак, старость, импотенцию, облысение, ожирение и т.д. В лучшем случае пациенты теряют деньги. А больные онкозаболеваниями теряют жизнь, поскольку надеются на благополучный исход, не обращаются своевременно за получением настоящего лечения и упускают столь дорогое время. Ведь многие опухолевые заболевания современная медицина может победить, но только если болезнь не запущена. И вот эти шарлатаны забалтывают, дискредитируют саму идею стволовых клеток.

— Да, вокруг проблемы стволовых клеток много разговоров, в том числе и об этике. Ведь стволовые клетки получают из эмбрионов?

— Стволовые клетки — разные. Дискуссии ведутся об эмбриональных стволовых клетках (ЭСК), которые действительно получают из эмбрионов. Это наиболее перспективный вид стволовых клеток, которые могут практически бесконечно размножаться и, в результате перепрограммирования их генома, могут превращаться в любые другие клетки человека. Именно с ними связывают создание медицинских технологий будущего. И именно их нельзя сегодня применять в медицинской практике, так как ими еще не научились управлять. Если их ввести в организм — будет опухоль тератома, состоящая из фрагментов разнообразных тканей, получающихся в результате неуправляемого, неупорядоченного перепрограммирования стволовых клеток. ЭСК могут все, но надо научиться управлять ими, как говорится, использовать их потенциал в мирных целях.

— А с какими клетками работают в клиниках?

— Обычно с так называемыми взрослыми стволовыми клетками, имеющимися в тканях взрослого организма. Они умеют гораздо меньше, в сравнении с эмбриональными стволовыми клетками, но все же многое, и они — безопасны. Эти клетки тоже почти бессмертны, могут много раз делиться, образуя клетки, нужные тому органу, в котором они находятся. Сейчас научились их перепрограммировать, действуя специфическими сигнальными веществами, и заставлять их становиться клетками других органов. Знания в этой области накапливаются быстро. В ряде процедур использующиеся сегодня стволовые клетки берут из костного мозга или крови самого пациента для лечения его же недугов. Их размножают вне организма, а затем вводят туда, где необходима помощь и наращивание клеточной массы. Например, в зону инфаркта, в сердце или в печень, пораженную циррозом. Такие процедуры безопасны для организма и уже лечат людей. Это о стволовых клетках самого пациента. Используют сейчас и другой путь — берут стволовые клетки из органов эмбрионов, полученных в результате аборта. В эмбриональных органах содержание стволовых клеток особенно высоко, а клетки эмбрионов не вызывают сильной иммунной реакции при введении в организм. Но конечно же, это не метод будущего, нужно в перспективе создавать технологии, в которых используются клетки с собственными генами.

— Валентин Викторович, представители еще каких организаций докладывали об использовании в клиниках стволовых клеток?

— Начинают осваивать технологии стволовых клеток в Новосибирском кардиоцентре, Государственной медицинской академии; было прекрасное сообщение из Томского кардиоцентра о лечении ишемической болезни сердца. Центр новых медицинских технологий СО РАН в содружестве с Институтом клинической иммунологии СО РАМН в ближайшее время будет проводить лечение цирроза печени с помощью стволовых клеток. Перспективная задача ЦНМТ — лечение диабета.

— Мы говорили о том, что делается в клиниках. А что в ближайшем будущем ждать от фундаментальных исследований?

— Эти вопросы обсуждались во второй группе докладов. Сообщалось о ведущихся фундаментальных работах, о планах и имеющихся возможностях для их реализации.

В институтах СО РАН проводятся фундаментальные исследования, подготавливающие базу для развития новых перспективных технологий, использующих эмбриональные стволовые клетки. В ИЦиГ СО РАН ведутся работы со стволовыми клетками животных, отрабатываются манипуляции пересадки клеточных ядер, исследователи обучаются работать с эмбриональными стволовыми клетками человека, недавно полученными из-за рубежа. В ИХБФМ СО РАН конструируются продуценты белков, необходимых для перепрограммирования стволовых клеток, ряд таких продуцентов уже получен. Разрабатываются методы направленного воздействия на клеточные гены и методы, необходимые для коррекции дефектных генов, что открывает возможность использования стволовых клеток в целях генотерапии. ГНЦ «Вектор» имеет большой опыт в разработке тест-систем для идентификации инфекционных агентов и в культивировании клеток различного происхождения.

Относительно перспективных работ: одно из главных направлений — генотерапия. Дело в том, что сегодня метод генотерапии не работает. Ген легко ввести в клетку, когда клетка в пробирке, когда можно на нее воздействовать физическими методами, например, временно повредить мембрану электрическим разрядом, или химическим веществом. А когда дело касается пациента, такие методы неприменимы, генные конструкции не могут «прорваться» в клетку. Кроме того, ген может встроиться в хромосому не туда, куда надо, и наделать бед. Но проблема решается, если в дело вступают стволовые клетки. Стволовые клетки можно поместить в пробирку, обработать генной конструкцией как надо, отобрать клетки с правильно введенным геном. А затем размножить (они ведь неограниченно размножаются!) и ввести в организм. Перспективы открываются захватывающие! В области манипуляций с генными конструкциями и воздействием на гены у нас большой опыт. Работаем совместно с Институтом иммунологии СО РАМН. Там — методики работ с клетками и клинический опыт, у нас — наработки по манипуляции с генетическим материалом, с генами. Стволовые клетки — важное, но не единственное направление развития клеточных технологий. Ученые Института клинической иммунологии рассказывали о своих работах по созданию клеточных вакцин для лечения опухолевых и аутоиммунных заболеваний. Работать в этом направлении собираются ученые ИЦиГ СО РАН и ИХБФМ СО РАН. Следует отметить, что работы в области клеточных технологий требуют оперативного информационного обеспечения. Лавинообразно нарастают знания о важных генах, определяющих поведение клеток, о взаимодействиях их продуктов. Здесь помогут специалисты ИЦиГ СО РАН, иначе можно утонуть в море фактов и цифр.

— Почему мы опять отстали от западных ученых, что сдерживало исследования?

— Причин несколько. Одна из них в том, что Академия наук России давно была отлучена от медицины, и почти все исследования, связанные со стволовыми клетками, по существу, развивались вне РАН. Лишь небольшое число академических лабораторий работает с клетками на современном уровне. Главное же — биологам попросту не хватает денег, источник наших российских бед — ненормальная расстановка приоритетов. Во всех развитых странах сейчас основные средства идут в биологию и медицину. У нас, по традициям атомного противостояния, по старинке — на физику и технические науки. В конце прошлого века, в связи с оборонными нуждами, временно получали поддержку вирусология и микробиология. А клеточная биология — область фундаментальных исследований, была все время забытой. И происходящее сейчас снова напоминает о том, что главное — фундаментальные исследования, именно они дают серьезные открытия и новые прорывные технологии. С фундаментальными исследованиями у нас вообще беда. В РАН переувлеклись зарабатыванием денег, прикладными исследованиями и даже производством. Это конечно же следствие известных бед последних 15 лет, недостаточного федерального финансирования. Но результат — полузабыта главная задача Академии, фундаментальные исследования. Это и есть одна из причин навалившихся на нее в последнее время проблем. Действительно, если академический институт занят прикладными работами и производством — его нужно приватизировать, это не та деятельность, которой должно заниматься академическое учреждение. Здесь нас поймали в ловушку — сначала призвали заниматься инновацией и прикладными работами, а затем напомнили, что это не наше дело, не затем создавалась Академия…

Отстали мы сегодня во многом. Например, геном человека расшифровали без участия России, обошлись. Но нельзя отставать в клеточных технологиях, слишком много за ними стоит. Ведь они прямо сегодня входят в нашу жизнь, и для их развития нужны вовсе не гигантские суммы. Не то, что нужно для микроэлектроники или ускорителей, которые даже не все большие страны могут строить.

— Как вы относитесь к раздающимся время от времени призывам запретить работы со стволовыми клетками?

— Ряд работ, связанных с клонированием человека, конечно, должен быть запрещен. А для запрещения работ со взрослыми стволовыми клетками просто нет оснований. Кстати, здесь имеет место удивительный феномен. Кричат те, кто не успел. Ясно же, что работы по стволовым клеткам будут финансироваться.

Что нужно делать — так это жестко контролировать деятельность полуподпольных контор, манипулирующих тканями человеческих эмбрионов. Откуда у них разрешения на эту по сути криминальную деятельность? Какое право они имеют обманывать своих пациентов, обещая им заведомо неосуществимое!

— Не говорилось ли на совещании о необходимости координации работ, о целесообразности создания некоей структуры, например центра новых клеточных технологий? Такая идея высказывалась недавно С. Закияном в интервью, данном нашей газете.

— Да, Сурен Минасович Закиян выступал, говорил о важности подготовки кадров, о том, что хорошо бы проводить курсы обучения работе с клетками. Но пока речь идет о подготовке небольшого числа студентов и специалистов. Если говорить о клеточных культурах, то обучение нужно проводить в лабораториях ИЦиГ СО РАН и нашем институте, а если говорить об обучении медицинским технологиям — на сегодня это возможно только в НИИКИ СО РАМН и в будущем — в ЦНМТ. Ни одна из лабораторий упомянутых организаций на сегодня не оборудована так, как следовало бы для работы с клетками на современном уровне. Если смотреть на вещи реалистично — сейчас нужно срочно оборудовать уже работающие подразделения, пусть это и будет распределенный в пространстве центр клеточных технологий. Ситуация улучшится, когда построят биотехнологический корпус нашего института, он будет по-современному оборудован для работ с клетками. А вообще, клеточная биология — важнейший раздел науки, который чрезвычайно быстро развивается, и в развитых странах существуют целые институты, работающие по этой проблеме. Например, наш партнер — известный Институт клеточной и молекулярной биологии в Страсбурге.

— И каков же итог совещания, что решили?

— Решение включает несколько пунктов. Участники совещания сочли необходимым, учитывая высокую актуальность рассмотренной проблемы и имеющиеся возможности, обратиться к руководству Президиума СО РАН и Президиума СО РАМН с просьбой оказать приоритетную поддержку работам со стволовыми клетками путем приобретения необходимого для этих исследований дорогостоящего оборудования. Институтам это не под силу.

Зам. председателя СО РАМН академик РАМН В. Коненков высказал идею организовать межакадемический интеграционный проект «Стволовая клетка», задачей которого будет разработка подходов к управлению клеточной дифференцировкой и созданию основ терапии стволовыми клетками заболеваний, не поддающихся лечению современными методами (цирроз печени, диабет, нейродегенеративные заболевания, травмы спинного и головного мозга).

Для координации работ решили создать координационную группу, включающую директоров институтов, в которых развиваются клеточные технологии.

Нужно предпринять шаги к созданию электронного журнала «Стволовая клетка и клеточные технологии».

Решили также, что обсуждение проблемы стволовых клеток должно стать регулярным. Это само собой получится в 2005 году: в июне НИИКИ СО РАМН планирует провести конференцию по цитокинам и стволовым клеткам, а в сентябре состоится конференция «Фундаментальные науки — медицине: стволовые клетки и генотерапия», организуемая ИХБФМ СО РАН.

— Как вы считаете, какой срок отпущен на то, чтобы развернуть работы по стволовым клеткам в полную силу?

— А никакого срока нет, немедленно нужно развивать работы в этом направлении. Решение вопроса в основном упирается в возможности финансирования и в наличие квалифицированных кадров, которые нужно готовить. Сибирские ученые имеют шансы внести свой вклад в решение проблемы.

— Очень хочется надеяться, что с развитием исследований мнение, что стволовые клетки спасут человечество, будет только укрепляться!

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+309+1