Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 9 (2495) 4 марта 2005 г.

УЧЕНЫЕ ОБСУДИЛИ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЭНЕРГЕТИКИ

Научную сессию Президиума СО РАН по проблемам энергетики, прошедшую в новосибирском Академгородке 24 февраля, можно назвать своеобразной репетицией перед большим энергетическим форумом, который пройдет нынешним летом в Новосибирске.

Корреспонденты «НВС» Л. Юдина и В. Макарова, присутствовавшие на сессии, подготовили предлагаемый вниманию читателей материал.

Топливно-энергетический комплекс страны — это одно из основных весомых звеньев экономики. На сегодня в нем накопилось огромное число нерешенных проблем, связанных с добычей и переработкой главных видов топлива, его транспортировкой и т.д. Не совсем четко просматриваются границы энергетики будущего, хотя очевидно, что венцом высоких технологий должны стать принципиально новые отрасли энергетики. Важно выбрать наиболее эффективные варианты.

Задача научной сессии была сформулирована четко: оценить традиционные источники энергии, проанализировать возможности будущих.

Обсуждение проблем началось с доклада, с которым выступил академик В. Кулешов (авторы: академики А. Конторович, В. Кулешов, член-корреспондент РАН  Н. Воропай), — «Развитие экономики страны и роль Сибири в ее энергетическом обеспечении. Энергетическая стратегия России». Это был развернутый анализ сегодняшнего состояния народного хозяйства страны, энергопотребления в разных сферах и прорисовка перспектив — «что день грядущий нам готовит».

Иллюстрация

Проблемы современного состояния энергетики были освещены в докладах ак. А. Конторовича «Энергетическая стратегия России», чл.-к. РАН  В. Суслова «Развитие транспортных путей и транспортной инфраструктуры энергетики Сибири», чл.-к. РАН  Н. Воропая «Централизованная и автономная энергетика, в том числе нетрадиционная и возобновляемая. Перспективные направления и тенденции», д.т.н. А. Бурдукова, А. Клера, В. Стенникова «Проблемы теплоэнергетики и теплового хозяйства России».

На сессии рассмотрены вопросы, связанные с будущим энергетики. Речь шла о новых технологиях, источниках энергии, оборудовании прежде всего в традиционных отраслях энергетики. С докладами выступили д.т.н. Б. Санеев «Будущее электро- и гидроэнергетики России», проф. В. Орлов «Перспективы атомной энергетики», ак. Э. Кругляков «Перспективы термоядерной энергетики».

В сообщениях прослеживалось, что энергетика будущего будет представлять рациональную комбинацию традиционных видов энергии с принципиально новыми. Далее об этом подробно говорили ак. В. Накоряков — «Теоретические основы протонных топливных элементов», д.х.н. В. Собянин — «Технологии водородной энергетики», чл.-к. РАН  В. Лихолобов — «Моторные топлива и перспективы нефтепереработки».

Иллюстрация

Задача нынешнего поколения ученых — оценить новые виды энергии, будущее этих направлений энергетики.

Программа заседания предусматривала рассмотрение важнейшей проблемы — энергосбережения. Специалисты — физики и химики — рассматривают возможности энергоресурсосбережения в повышении КПД действующих отопительных систем, сочетании централизованной системы с автономными источниками, генерации электроэнергии на существующих котельных, снижении доли газа и мазута в энергетике, использовании тепловых насосов, применении возобновляемых источников энергии (биомасса, муниципальные отходы, солнечная и ветроэнергетика) и портативных топливных элементов. На эту тему доклады представили чл.-к. РАН  С. Алексеенко — «Проблемы энергосбережения», д.т.н. А. Носков — «Технологии вовлечения газового, нетрадиционного и возобновляемого сырья в производство топлив и энергии», ак. Г. Сакович — «Автономные электротеплоустановки на возобновляемом биосырье для надежного энергообеспечения малых поселений».

Научная сессия в напряженном режиме работала восемь часов. Каждый из докладов выслушивали с неизменным вниманием. Затем горячо обсуждались проблемы несовершенства топливно-энергетического комплекса, представляли будущее, в котором главенствуют ветровая, солнечная и термоядерная энергия. В дискуссии, состоявшейся в самом финале сессии, приняли участие девять человек.

ДИСКУССИЯ

Профессор Якутского государственного университета В. Степанов возглавляет рабочую группу при Правительстве Республики Саха по определению эффективности применения АЭС малой мощности в отдельных районах Севера. По оценкам специалистов группы, для небольших промышленных поселков подходящими являются АЭС с реакторами длительного периода загрузки ядерного топлива мощностью от 6 до 12 мегаватт. Выступающий обратился к ученым Сибирского отделения с предложением о совместной работе по энергетическому обеспечению северных территорий.

Академик  В. Накоряков отметил важность ведения активной полемики с руководителями РАО ЕЭС по поводу реформирования энергосистем, сведенного к повышению тарифов за пользование электроэнергией. Аргументы выступающего основаны на экономических понятиях: производство электроэнергии — это область естественной монополии; как таковая электроэнергия не относится к рыночному продукту, ибо имеет одинаковое качество и ее нельзя запасать.

Зам. председателя Президиума КемНЦ, к.г.н. В. Овденко отметил целесообразность проведения подобной научной сессии на местах, в областных центрах СФО. Ведь промышленникам и чиновникам надо представлять не только комплекс проблем, но и возможные пути их решения. В докладах на нынешней сессии как раз говорилось и о техническом перевооружении, кстати, на базе оборудования, разработанного в СО РАН, и о восстановлении основных фондов, в том числе энергосберегающими технологиями.

Член-корреспондент РАН  Г. Грицко заострил внимание на роли угля в топливно-энергетическом балансе. Мировой общественностью признано, что уголь еще десятки лет будет основным видом топлива. Но для достижения системной конкурентоспособности этого источника энергии необходима работа в области глубокой переработки, геоэкологии, безопасности. Все это отражено в стратегии развития Сибири. Применение новых высоких технологий, в частности, мембранных и нанотехнологий — это один из путей изменения нынешнего облика угольной промышленности и использования угля. Речь идет о мультидисциплинарных исследованиях на базе достигнутых результатов в разных отраслях науки.

Академик  В. Пармон отметил, что проблемы, связанные с энергетикой, в частности, Сибири — многоплановые, затрагивающие все направления науки. Задача сессии, во-первых, выявить возможность контактов в разных направлениях, а во-вторых, обозначить основные проблемы, выделить приоритеты.

Главная проблема, о ней говорилось в докладе академика А. Конторовича, — лет через 10-20-30 произойдет смена основной базы для энергетики, и к этому надо обстоятельно готовиться. Причем, не только энергетикам, но и смежникам. В частности, перед химиками открывается большое поле деятельности.

Один из приоритетов для Сибири — усиленная геологоразведка, чтобы точно определить имеющиеся запасы. Второе — развитие транспорта энергоносителей. Для геологов и химиков важнейшей проблемой является переработка легких углеводородов — метана и пропан-бутановой фракции. Наша страна избыточна по легким углеводородам, но проблема в том, что их очень сложно транспортировать. Богата Россия и газовыми гидратами, но надо научиться их извлекать. Ученые работают по данным направлениям, но совершенно недостаточно исследований по проблемам газификации как биомассы, так и угля.

Не далее как позавчера, — продолжал ученый, — у меня была встреча с вице-президентом «Норильскникеля». Там серьезные проблемы — истощились три газовых месторождения. Они ориентируются на четвертое — надо строить трубопровод 300 км длиной. А запасы дешевого угля находятся в трех километрах от ТЭЦ. Но нет газогенераторов, их в России не выпускают. Данными вопросами в стране практически никто не занимается, лишь в нескольких институтах в Сибирском отделении ведут работы на любительском уровне. А проблема серьезная и ее следовало бы поставить для СО РАН как заказную.

Если внимательно посмотреть на те обновленные приоритетные технологии, которые утвердило Министерство образования и науки, и по которым сейчас готовятся конкурсы для финансирования проектов, можно заметить, что совсем исчезло направление, связанное с будущим энергетики, с топливом будущего. Нет планов финансирования исследований по переработке легких углеводородов, а также угля в жидкое топливо.

Было бы полезно обратиться с открытым письмом к руководству Министерства образования и науки с обозначением тех проблем, которые обязательно надо решать, — завершил выступление академик В. Пармон.

Выступление академика Э. Круглякова началось с того, что его удивила прозвучавшая информация — согласно мнению руководства страны гелий нам не нужен. Существуют худосочные оренбургские месторождения, из которых извлекают гелий и ежедневно отправляют за границу в огромных количествах. Стоит он 5 долларов за литр. А ведь есть в стране более богатые месторождения.

Э. Кругляков заметил, что с огромным интересом прослушал все сообщения сессии, но осталась некоторая неудовлетворенность.

В каком-то плане мы присутствовали на рекламе различных направлений, но хотелось бы, чтобы были названы и подводные камни. У каждого из видов энергетики есть свои трудности. Недавно прочитал сообщение, что если взять курс на солнечную энергетику, то 20 процентов всех сталей мира нужно будет затратить на металлоконструкции. Прежде следует очень хорошо взвесить, нужна ли такая энергетика. Пока мы имеем дело лишь с утверждениями, что это дармовая энергия. А сколько надо вложить, чтобы энергетика стала дешевой, и можно ли это сделать — вот вопрос!

Доктор технических наук Б. Санеев из Института систем энергетики СО РАН напомнил, что распоряжением от 31 декабря 2004 г. Правительство РФ приняло решение о строительстве нефтепровода Тайшет (Иркутская область) — Сковородино (Амурская область) — бухта Перевозная (Приморский край). Тем самым предпочтение отдано так называемому северному варианту прокладки нефтепровода.

Наш институт всегда поддерживал южный вариант (с обходом озера Байкал с южной стороны) строительства нефтепровода до Читы и далее вдоль Транссиба.

Оба варианта в свое время вызвали оживленную дискуссию, как в научных кругах, так и в среде многочисленных экологических организаций. Создается впечатление, что не без помощи таких экологов южный вариант прокладки экспортного нефтепровода был отвергнут.

Вместе с тем, на презентациях этих вариантов строительства экспортного нефтепровода был обойден молчанием существующий реальный факт экологической угрозы озеру Байкал, а именно перевозка нефти и нефтепродуктов по железной дороге вокруг Байкала. Эта угроза весьма существенна. В настоящее время вдоль побережья озера ежегодно везут около 17 млн т нефти и нефтепродуктов, или около 50 тыс. т (15-16 составов) в сутки. Причем, в ближайшие 5 лет объем перевозок может увеличиться до 25 млн т в год (23 состава в сутки). Из них 10-12 млн т — в Китай, что равносильно половине от предполагаемой загрузки нефтепровода по проекту компании ЮКОС.

Таким образом, отказ от южного варианта не снимает угрозу экологической катастрофы для озера Байкал, а увеличение поставок нефти и нефтепродуктов по железной дороге только усиливает угрозу.

Тем более, что по оценкам Института земной коры СО РАН в непосредственной близости к озеру Байкал (на отрезке Ангасолка-Байкальск) железная дорога проходит по участку с сейсмичностью 10 баллов, в зоне тектонических разломов, где смещение слоев земной коры может происходить мгновенно и одновременно в трех плоскостях, а величина разломов (сдвига земной коры) может достигать 15 метров. Трудно представить, что будет с озером, если такая катастрофа произойдет в момент прохождения по железной дороге нефтеналивного состава. Как известно, южный вариант предусматривал обход этих опасных с сейсмической точки зрения участков и намечал ряд мер по защите от попадания нефти в озеро Байкал в случае аварий на нефтепроводе.

Если же сравнить эти два маршрута строительства магистрального нефтепровода, то в пользу южного варианта можно высказать и другие существенные аргументы: он проходит, в основном, по обжитой территории, по местам с менее суровыми климатическими условиями, меньшей сейсмичностью и т.п. Кроме того, по имеющимся оценкам, южный вариант может оказаться на 1,0-1,5 млрд долл. дешевле северного, а эксплуатационные затраты — ниже на 15-20%.

Как было показано в ряде докладов сегодняшней научной сессии, будущее развитие восточных регионов России будет связано с освоением новых уникальных нефтегазовых месторождений на их территории, с созданием новой транспортно-энергетической инфраструктуры в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Очевидно, что в этих условиях научное сообщество Сибири должно определенным образом высказать свое отношение к очередности освоения нефтегазовых ресурсов и формированию нефте-, газопроводной сети на Востоке России.

Академик  А. Конторович, продолжив тему о предполагаемом строительстве нефтепровода в Восточной Сибири, отметил, почему, несмотря на все предпринимаемые действия и затраченные множеством организаций усилия, в верхах поддерживается северный вариант. Дело вовсе не в протестах зеленых. За всем стоят корпоративные интересы. Организации, которым государство и правительство поручило подготовку данного вопроса — «Транснефть» и «Газпром».

— Представьте себе, — сказал Алексей Эмильевич, — строится труба от Тайшета до Тихого океана. На это уйдет 10-20 лет и 15-20 млрд долларов. И самое главное, северный маршрут намного длиннее. Стало быть, когда по нему пойдет нефть, «Транснефть» получит за ее прокачку бешеные деньги.

Сегодня провозка одной тонны нефти по железной дороге стоит дороже в три раза, чем прокачка трубопроводным транспортом. Когда на годы и годы задерживается строительство нефтепровода, то надо ответить на древний вопрос — кому это выгодно? Выгодно естественным монополиям, которые и будут стричь купоны.

Еще один негативный пример. Красноярск имеет свой избыточный газ. И оценки, которые делаются красноярцами, показывают, что здесь будут добывать (при очень небольших усилиях государства) 30-40 млрд кубометров в год. А им столько не нужно.

И что же предлагает «Газпром»? Идти на восток, на Китай, газифицировать Бурятию и Читу? Нет. Предлагается уйти на Иркутск и дальше повернуть на Западную Сибирь. Зачем? Все те же корпоративные интересы!

Мы поднимали эти вопросы неоднократно, и продолжаем их ставить. Но, конечно же, наша позиция должна быть выражена более внятно.

Ученый остановился на некоторых тезисах доклада чл.-корр. РАН  В. Лихолобова. Сегодня нефтепереработка убыточна по сравнению с добычей и продажей нефти за рубеж. Сырьевая база для нефтяной промышленности в стране не такая уж и хорошая. Хуже во много раз, чем газовая, проблемы с запасами нефти будут возникать. Но, если перерабатывая 100 млн тонн нефти, увеличить глубину переработки на пять процентов, то и соответствующих продуктов будет на пять процентов больше. Значит, можно ограничиться 95 миллионами, и сократить добычу. Это по существу означает энергосбережение и сохранение запасов. Но компаниям углубленная переработка невыгодна, поскольку надо вкладывать дополнительные средства.

Есть проблемы с мазутом. Мазут в энергетике практически не используют, всего около пяти процентов (за исключением Северо-Западного Федерального округа). Но мазут везут за границу, продают, поскольку на него нет ограничений по экспорту. Там его перерабатывают, а продукт переработки продают нам. Компании увеличивают свои доходы.

А. Конторович отметил, что когда разрабатывалась энергетическая стратегия, ученые предлагали четко обозначить позиции: заводы, не обеспечивающие к указанному году должной глубины переработки, должны быть закрыты. Тогда предприниматели, чтобы сохранить свой бизнес, вынуждены будут делать то, что необходимо.

Но нефтяные компании встали на дыбы, и правительство, и Минэнерго пошли у них на поводу.

Выступающий затронул также вопросы нефтехимии и газохимии, подчеркнув, что здесь должна быть четкая государственная программа. Ученые пишут о переработке конденсата и бензина не первый год. Но их не слышат — в первую очередь в родном правительстве.

Говорил  А. Конторович о требованиях к повышению качества нефтепродуктов, о необходимости строгого государственного регулирования в этой сфере — именно государство должно установить правила игры.

Из заключительного слова
академика Н. Добрецова

Иллюстрация

Подведем итоги. Все доклады показали широкую панораму и того, что делается, и проблем, которые надо решать. Рассматривались те проблемы, где видны пути решения. Наверное, можно было называть и те, которые пока скрыты.

Энергетика XXI и, может быть, следующего века — это баланс всех сегодняшних видов энергии и энергопотребления и новых, которые постепенно будут занимать свои ниши.

То, что скоро закончатся запасы нефти и газа — это очередной миф. На самом деле, можно утверждать, что нефти, газа и газогидратов хватит на тысячу лет, а угля — на две тысячи, а что за пределами этого будет, человечество пока не интересует.

Новые виды источников энергии, новые технологии — в первую очередь, конечно, биомасса. В двух докладах об этом говорилось подробно. Правильно было отмечено А. Носковым, что пока получение энергии из биомассы находится на грани рентабельности. Важно, чтобы был единый цикл — переработка сырья и отходов, чтобы попутно извлекалась из лесного сырья — химия, из соломы — новые сорбенты и пористый кремний.

Второе — торф. По этому источнику энергии практически нигде работ не ведется. Хотя его запасы в России уникальны, по сравнению с соломой, например, их в миллиарды раз больше.

Третье. Новые виды растительного сырья (масличные культуры), которые благодаря своей высокой производительности могут давать большое количество биомассы. Такие работы идут в США, Китае.

К сожалению, на нынешней сессии не выступили биологи. Было бы важно послушать их мнение.

Что касается водородной энергетики, то сам водород слишком дорог, и здесь речь идет об обогащенном им синтез-газе. Синтез-газ — это наилучшее экологическое и энергетическое использование традиционных видов топлива (угля, природного газа, биомассы), но на принципиально новой технологической основе. И, конечно, это не только будущее энергетики, но и одно из главных направлений технологического прогресса.

Перспективы развития термоядерной энергетики трудно назвать четко просматривающимися. Не хочу бросать тень на все усилия исследователей. Просто это оказалось слишком сложная задача. Когда эти работы начинались в 70-е годы, говорилось, что через 20-30 лет будут реальные результаты. Теперь речь идет о том, что лет через 30 будет построена экспериментальная установка. С моей точки зрения, сегодня термояд далек от триумфа.

Энергосбережение и примыкающая к ней проблема малых энергетических установок. В докладе ак. В. Кулешова правильно было замечено, что мы еще не обсуждаем такую колоссальную область эффективных новых энергетических технологий, применяемых для улучшения качества жизни, как например, развития туризма, сферы активного отдыха, комфортного проживания и т.д. Сейчас все идет к тому, что будем закупать за рубежом необходимое для этой сферы оборудование. Хотя свои возможности неисчерпаемы.

Энергосбережение — прямой вопрос государственного регулирования. В самом деле, никто реально не занимается внедрением энергосберегающих технологий. А последствия тяжелые. Достаточно назвать одно: при увеличении ВВП вдвое, если не осуществить энергосбережение в 1,5 раза, как заложено в стратегии, железнодорожный транспорт будет практически полностью парализован. Это было показано балансовыми расчетами ИЭОПП СО РАН при обсуждении Транспортной стратегии России.

Государство должно взять на себя решение такой важной проблемы, как глубокая переработка нефти. Об этом шла речь в докладе ак. А. Конторовича. В силах государства получаемые сверхдоходы от продажи нефти перераспределять так, чтобы стимулировать переработку. Это, во-первых, задел на будущее, кроме того, повышение суммарной отдачи от добытого сырья, новые рабочие места и т.д. В этом случае суммарный эффект составит много больше, чем лишь от экспорта нефти.

Подводя итог всему, о чем здесь говорилось, приходим к выводу, что система энергетической политики не будет выстроена без жесткого и продуманного государственного регулирования. Главная цель — убедить Правительство и Президента страны.

Мы подготовим сборник докладов, разошлем его губернаторам, в заинтересованные министерства. Думаю, что основные итоги сессии должны быть отражены в энергетической программе стратегии развития Сибири. Если она будет развиваться, то все, что было сегодня обозначено, так или иначе найдет свое место и будет решаться.

Фото В. Новикова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+324+1