Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2498) 25 марта 2005 г.

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ — ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

За последние полгода не было, кажется, таких российских СМИ, которые бы не включились в обсуждение перипетий с подписанием Россией Киотского протокола. Если в самом кратком виде, то Киотский протокол — это международное соглашение (подписанное, правда, не всеми странами) о сокращении выбросов в атмосферу углекислого и еще ряда так называемых парниковых газов. Цель — отдалить или ослабить глобальное потепление, грозящее планете климатическими и другими катаклизмами. Обсуждение его длилось почти 8 лет, в феврале 2005 года он вступил в силу. Но дискуссии не утихают. Об этом — обзор прессы преимущественно за конец 2004 — начало 2005 года.

Наталья Притвиц

Потепление или похолодание?

Вот уже несколько месяцев газеты полны сообщениями о наводнениях и ураганах в Европе, о превышении «абсолютных» значений зимней температуры (И, Т 11.01), о катастрофическом развитии глобального потепления. Однако точки зрения ученых различны.

Иллюстрация

Профессор  К. Леви (Институт земной коры СО РАН), выступая на научной сессии ИрНЦ СО РАН по теме «Климат Земли: прошлое, настоящее, будущее» пришел к выводу: «Сегодня мы являемся свидетелями кратковременного эпизода природно-климатических изменений, который длится уже около полувека и, как нам представляется, достиг или близок к максимуму своего развития. В ближайшие десятилетия потепление пойдет на спад и опять станет относительно прохладно» (НВС № 13, ЗМ № 11-12).

Заместитель директора Института мерзлотоведения СО РАН чл.-корр. РАН  В. Балобаев уверен: за нынешним потеплением обязательно придет не менее мощное похолодание. И даже сроки называет — 2012 год (АиФ № 42).

Масштабные исследования динамики климата проведены в Институте вычислительной математики РАН. (Если кто не знает: ИВМ вырос на базе ячейки специалистов по физике атмосферы и океана из ВЦ СО РАН, переехавших в 80-е годы в Москву следом за своим научным лидером академиком Г. Марчуком.) Осуществлено моделирование динамики климата на планете в XIX-XXII столетиях. Расчеты выполнены на процессорной системе производительностью 80 млрд операций в секунду. Модель описывала все энергозначимые процессы, отвечающие за повышение климатической системы: динамику движения воздуха, перенос излучения в атмосферу, изменения в океане и т.д. Уже происшедшие изменения климата модель воспроизвела достаточно точно. Расчет на будущее (с учетом увеличения содержания углекислого газа к 2010 г. вдвое по сравнению с 2000 г., а в течение XXII века оно останется неизменным) показывает, что в конце XXII века по сравнению с нынешним временем произойдет потепление более чем на три градуса, особенно активно процесс будет идти в XXI веке. Максимальное потепление (до 10 градусов) произойдет в Арктике (И 30.10).

В интервью по итогам Всемирной конференции по изменению климата, состоявшейся в Москве в апреле 2004 г., академик Ю. Израэль рассказал, что существует по меньшей мере 40 сценариев предстоящих изменений. По самому оптимистичному температура повысится в ближайшее столетие на 1,5-2 градуса, по самому пессимистичному — почти на 6 (ЗМ № 7-8). Поэтому в СМИ можно прочесть самые различные, в том числе устрашающие прогнозы на будущее. Например, что Санкт-Петербургу в ближайшие 20-30 лет, как и многим другим прибрежным городам Европы, грозит полное или частичное затопление (ИГ № 4), что к 2005 г. исчезнут 75% ледников в Швейцарских Альпах (ИГ № 34). Леденящий прогноз дали недавно Международный научный комитет по Арктике и межправительственный Арктический совет — что из-за таяния арктических льдов уже к концу XXI века уровень Мирового океана поднимется на 1 м (за XX век — всего на 20 см). По данным Института географии РАН затоплению подвергнутся все крупные города планеты. А в Сибири полностью будет затоплен Ямало-Ненецкий автономный округ, Западно-Сибирская низменность превратится в море (НИ 12.11).

Киотский протокол — дитя политэкологии?

Киотский протокол является приложением к Рамочной конвенции ООН по борьбе с изменениями климата, заключенной еще в 1992 году. Ее цель — «стабилизация концентрации парниковых газов на уровне, не допускающем опасного антропогенного воздействия на окружающую среду». В Киотском протоколе, принятом (предварительно) в 1997 году, записаны конкретные цифры: за 2008-2012 годы снизить эмиссию парниковых газов в мире минимум на 5% (от уровня 1990 года). Основные обязательства взяли на себя индустриальные страны (ЕС и ряд других стран — на 8%, Россия и Украина — сохранить среднегодовые выбросы в этот период на уровне 1990 года). Развивающиеся страны, включая Китай и Индию, обязательств на себя не брали. Протокол подписала 121 страна. Но для вступления его в силу было необходимо, чтобы он был ратифицирован государствами, на долю которых приходится не менее 55% мировых выбросов парниковых газов. США отказались ратифицировать протокол, решив, что выполнение обязательств по нему слишком дорого.

А поскольку на долю США приходится 35% выбросов углекислого газа в мире, их отказ почти заблокировал реализацию Киотского протокола. Теперь судьба протокола зависела от России, доля которой составляет 17% мирового объема выбросов.

Российская академия наук по инициативе Президента РФ В. Путина организовала научный Совет-семинар по этой проблеме, который с 15 января 2004 г. провел 8 заседаний, чтобы ответить на вопросы, которые от имени российских властей поставил советник Президента РФ А. Илларионов. Общие выводы, сформулированные в «Суждении Совета-семинара о возможном антропогенном изменении климата и проблеме Киотского протокола» от 14 мая 2004 года, вкратце таковы: «Киотский протокол не имеет научного обоснования; … неэффективен для достижения Рамочной конвенции ООН; … означает существенное юридическое ограничение темпов роста российского ВВП; … имеет по отношению к России дискриминационный характер» (НГ 16.07, НВС № 22).

Ярый противник Киотского протокола А. Илларионов не жалел крепких выражений, называя его «набором сфальсифицированных утверждений», и сравнивал его с «тоталитарной идеологией вроде национал-социализма, марксизма и лысенковщины» (И 10.07, Тр 17.07).

И все же, все же…

22 октября 2004 г. Киотский протокол ратифицировала Госдума (Тр., Ъ 23.10, ПГ 26.10), 27 октября это одобрил Совет Федерации, 4 ноября Федеральный закон о ратификации подписал Президент РФ В.Путин (ПГ 9.11).

Представлявший в Госдуме проект закона председатель Госкомгидромета  А. Бедрицкий объяснил, что хотя многие ученые не видят связи между выбросами и глобальным потеплением, заботиться о чистоте окружающей среды необходимо. Тем более, что российскую промышленность все равно надо модернизировать и переводить на энергосберегающие, а попутно и экологичные технологии. А поскольку Россия, по некоторым оценкам, приблизится по выбросам к уровню 1990 года лишь в 2020 году, то сможет продавать излишки своей квоты другим странам (Ъ 23.10). На Совете Федерации он назвал и политические дивиденды, которые получит Россия, утвердив Киотский протокол. Например, по калининградскому транзиту, судьбе русскоязычного населения ближнего зарубежья и участию во Всемирной торговой организации. В итоге обе палаты парламента ратифицировали Киотский протокол, решив, что на нынешнем этапе для нашего государства в нем больше плюсов, чем минусов (ПГ 28.10).

Геополитическую роль Киотского протокола детально объяснил директор Института проблем глобализации М. Делягин. По его мнению, локомотивом здесь является Евросоюз. Анализ конкурентного столкновения ЕС и США показал, что ключевой причиной, обусловливающей более высокую себестоимость европейской продукции, являются затраты на «чистоту производства». (Не случайно в свое время американцы поддерживали движение «зеленых» в Европе — в том числе и как средство сдерживания конкурентов). После выхода из протокола США единственной возможностью сохранить его стало вовлечение в него России (ЭГ № 9).

По мнению одного из обозревателей, «по-видимому, глобальное потепление — это международный заговор ученых и политиков, потерявших военный заказ в результате перестройки. Удачно подвернувшееся потепление было использовано для продолжения финансирования, например, атомной промышленности — вместо выделяющих СО2 тепловых станций будем строить безвредные АЭС. А в России к этому добавилась возможность торговли правами (квотами) на выброс СО2» (И 17.02).

Ожидаемая и выгодная для России продажа ею «свободной» квоты на выбросы может натолкнуться на серьезные препятствия. Пока не поднимался вопрос о достоверности официальных российских данных о выбросах, но после ратификации Киотского протокола будет проведен независимый экологический мониторинг, и в случае сомнений в достоверности представляемых данных право продажи квот может быть приостановлено. Кроме того, во многих странах Евросоюза действует закон, по которому покупать квоты можно только у стран-членов ЕС.

Пока что в России системы учета эмиссии парниковых газов нет. Минприроды планирует разработать ее совместно с Росгидрометом и провести в первом квартале 2005 г. аттестацию организаций, которые будут заниматься их инвентаризацией. А субъектам Федерации будет рекомендовано провести инвентаризацию выбросов и абсорбции парниковых газов в начале 2005 г. (Ъ 29.10).

Кроме торговли квотами, Киотский протокол предусматривает и другое — «механизмы совместного осуществления» (обмен сокращенных выбросов на инвестиции в энергосберегающие проекты), но развивающиеся страны, составляющие большинство в соответствующем международном комитете, блокируют этот путь для России. Правда, советник РАО ЕС А. Зелинский заявил, что знает «законный финт», чтобы обойти это (И 16 и 30.10).

А гендиректор Новосибирского энергетического центра В. Байболов считает, что в энергосберегающих проектах есть где утвердиться российской, в том числе и сибирской, науке и инновационному бизнесу (СДС № 3).

Протокол вступил в силу. Что дальше?

С 16 февраля 2005 года (через 90 дней после ратификации Россией) Киотский протокол вступил в силу. Незадолго до этого события страсти вокруг возможности климатической катастрофы разгорелись с новой силой. В начале февраля в британском городке Экзетер прошла экологическая конференция, посвященная проблеме глобального потепления. Выводы экспертов неутешительны: теплое течение Гольфстрим вскоре может прекратить свое существование (из-за опреснения Мирового океана в результате таяния арктических льдов), в Африке от голода могут погибнуть до 100 млн человек (ПГ 19.02). Изменения климата станут причиной нового для человечества социального явления — «климатических беженцев» (от холода, голода, нехватки питьевой воды и затоплений при подъеме уровня морей и океанов). К 2050 году их количество превысит 150 млн человек (РГ 5.02).

Оппонент теории климатической катастрофы А. Илларионов (экономический советник Президента РФ) с трудом попал на эту конференцию, но выступить там ему не удалось. По его словам, целый ряд профессиональных климатологов, в том числе выдающихся климатологов мира, так и не смогли туда приехать, потому что оргкомитет не допустил их до участия (КП 17.02).

Неудача постигла А. Илларионова и тогда, когда он хотел выступить на Всемирном экономическом форуме в Давосе в дискуссии «Бизнес и изменение климата», чтобы продолжить там спор с советником британского правительства Д. Кингом, начатый в июле 2004 г. в Москве (И 10.07). Но в этой дискуссии ему места не нашлось, и Илларионов в знак протеста в Давос не поехал, но выступил с заявлением: «Отказ от дебатов на Всемирном экономическом форуме — случай совершенно беспрецедентный. Запрет на участие в дискуссии, на изложение позиции, разделяемой тысячами ученых и специалистов во всем мире, есть не что иное, как введение цензуры» (Ъ 26.01). Тезисы несостоявшегося выступления А. Илларионова под заголовком «Глобальное потепление — это большой миф» опубликованы в КП 17.02.

А как входит в Киотский процесс Россия?

В Госдуме состоялись парламентские слушания на тему «Законодательное обеспечение реализации в РФ положений Киотского протокола к рамочной конвенции ООН об изменении климата», организованные комитетом Госдумы по экологии. Законодательства пока нет, есть только «программа действий», подготовленная Минэкономразвития. Бизнесу будут предложены рыночные механизмы — предприятие сможет продать сокращенные выбросы на открытом рынке как в рамках страны, так и за ее пределами. Но рынок не может быть запущен, пока не будут проведены основные подготовительные мероприятия, возложенные на государство: инвентаризация выбросов парниковых газов и создание кадастра предприятий — источников выбросов, а также разработка системы оценки выбросов парниковых газов в атмосферу. Помимо этого, должны быть приняты законы, в которых четко прописываются взаимная ответственность бизнеса и государства и степень контроля со стороны последнего за исполнением соглашения, а также четко обозначен собственник сокращенных выбросов.

Отношение к Киотскому протоколу по-прежнему неоднозначное. А. Илларионов провел пресс-конференцию, в очередной раз объясняя вредоносность Киотского протокола для России (Ъ 9.02), а вот депутат Госдумы от Самарской области В. Казаков, член Комитета по природным ресурсам и природопользованию, уверен, что ратификация договора послужит формированию в России цивилизованных рыночных отношений и станет залогом рачительного использования природных запасов. Для нашей страны самый привлекательный момент в этом соглашении — это возможность фактически за чужой счет улучшить экономические и экологические показатели. Как известно, в Киотском протоколе заложен механизм, который требует от каждого участника соглашения снижать выброс парниковых газов, причем не обязательно в своей стране. Следовательно, Россия может рассчитывать на те предприятия и корпорации, которые уже исчерпали разумные способы сокращения этих выбросов на территории собственных стран. Причем у них остается возможность выступить инвесторами, то есть вложить средства в модернизацию производственных мощностей наших предприятий, обеспечение их новыми, более экологичными технологиями, чтобы таким образом добиться существенного снижения вредного воздействия промышленности на окружающую среду. А сокращение парниковых газов записать на собственный счет (Тр 17.02).

Появились признаки того, что «лед тронулся». Так, еще в 2001 г. РАО «ЕЭС России» создало Энергетический углеродный фонд — некоммерческую инвестиционную экологическую организацию для активного участия в выполнении Киотского протокола и использования преимуществ нового мирового углеродного рынка. И.о. председателя правления Фонда  М. Роганков рассказал, что уже прорабатываются 10 проектов для получения из-за границы дополнительных инвестиций, которые можно направить на реконструкцию генерирующих мощностей, замену устаревшего оборудования, внедрения новых технологий, развитие нетрадиционных возобновляемых источников получения электроэнергии. По двум проектам ведутся контрактные переговоры с датчанами. Это перевод двух котлов Амурской ТЭЦ-1 с угля на газ и внедрение парогазовых установок, дающих повышение эффективности в 1,5 раза, на Медногорской ТЭЦ. Правда, М. Роганков сетует: «Увы, Киотский протокол оказался документом, сильно бюрократизированным после его принятия. Сделки обросли огромным количеством условий и формальностей. В результате те же проекты совместного осуществления настолько сложны по процедуре, что мы ломаем голову над тем, как применять другие схемы, которые бы сочетали госторговлю выбросами и эти проекты» (НГ 16.03).

Проявляют инициативу и отдельные субъекты Федерации. Председатель Нижегородского комитета охраны природы и управления природопользованием Н. Соколов сообщает о начавшейся работе по Киотскому протоколу с Японией. Точки приложения возможных финансовых усилий зарубежными партнерами — реальные технологии по снижению выброса метана на очистных сооружениях ряда местных индустриальных предприятий, а также на птицеводческих комплексах. Предложено заменить десятки небольших теплоцентралей ветряными станциями. Кроме того, в ряду важнейших новаций — внедрение озоносберегающих технологий на основных производствах Горьковского автозавода. В Нижегородской области есть японский бизнес-центр, способный стать как финансовым проводником инвестиций, так и контролером их целевого использования (ПГ 16.03).

Кто же все-таки прав в спорах вокруг изменения климата (и, соответственно, решающей роли Киотского протокола)? Как говорится, поживем — увидим. Хотя здесь, возможно, уместнее употребить французский вариант этой поговорки: «Qui vivra — verra» (буквально: «кто доживет — увидит»)…

Сокращения: АиФ — «Аргументы и факты»; ЗМ — «Зеленый мир»; И — «Известия»; ИГ — «Инженерная газета»; КП — «Комсомольская правда»; НВС — «Наука в Сибири»; НГ — «Независимая газета»; НИ — «Новые известия»; ПГ — «Парламентская газета»; СДС — «Сибирский деловой союз»; Т — «Труд»; Тр — «Трибуна»; ЭГ — «Экономическая газета»; Ъ — «Коммерсант».

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+326+1