Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 16 (2502) 29 апреля 2005 г.

ЦЕНОЙ МИЛЛИОНОВ ЖИЗНЕЙ...

По истории войны написаны тысячи мемуарных, художественных, научно-исторических произведений, и тем не менее, огромное число проблем ждёт своих исследователей. И одна из таких проблем — потери населения СССР в годы Великой Отечественной войны.

Об исследованиях в этой области нашему корреспонденту Валентине Садыковой рассказал научный сотрудник Института истории СО РАН Владимир ИСУПОВ:

— Исторической демографией я начал заниматься в начале 80-х годов, еще будучи аспирантом. Работая со статистическими данными 20-30-х годов, я уже столкнулся с тем, что многие проблемы были табуированы властями. После того как была опубликована книга по этому десятилетию, я заинтересовался периодом Великой Отечественной войны. После выхода книги «Народонаселение Сибири в годы Великой Отечественной войны», я решил раздвинуть хронологические рамки и заняться послевоенным периодом. В результаты вышла книга «Демографические катастрофы в России и в СССР», где сделана попытка проследить историю развития всей демографической среды, практически с 1900 до 1960-х годов.

Иллюстрация

И вот сейчас я опять решил вернуться к истории Великой Отечественной войны, потому что только недавно документы по этому периоду из спецхранов переведены в обычные архивы. Когда статистические материалы стали доступными, я понял, что годы войны — это сплошное «белое пятно».

Сказать, что масштабы потерь в годы войны это актуальный вопрос — значит, не сказать ничего, это просто больной вопрос. И таким он остается все 60 послевоенных лет. О важности этой проблемы говорит уже тот факт, что поставить ее мог только глава государства. Впервые ее поднял сам Сталин. Но он или не владел информацией (статистика была еще не обработана), или просто хотел скрыть истинные масштабы потерь, чтобы не потускнела звезда генералиссимуса, но в марте 1946 года он заявил, что потери Советского Союза составили не более 7 млн человек. Причем он суммировал все потери: боевые, жертвы среди военнопленных, гибель людей на оккупированных территориях. Эта цифра вошла даже в энциклопедии, она имела хождение до 1961 года. Затем первое лицо в государстве Н. Хрущев в письме к премьер-министру Швеции заявил, что «наши потери в Великой Отечественной войне составляют два десятка миллионов». Впоследствии  Л. Брежнев внес незначительную корректировку, он сказал, что потери составили более двадцати миллионов человек.

В действительности точно сказать, сколько людей погибло в годы Великой Отечественной войны, трудно. Последние исследования демографов и историков показывают, что прямые потери, возможно, составили 25-27 миллионов человек. Помимо прямых потерь, демографы рассчитывают так называемые косвенные потери: в результате повышения смертности среди тылового населения, ухудшения условий жизни и возникновения болезней, эпидемий, голода и т.д. Кроме того, демографическими потерями считаются нерожденные дети погибших во время войны людей, «эхо войны». Это условные, приблизительные цифры, и я их называть не стану. Но это была катастрофа, последствия которой не преодолены до сих пор.

Когда эта цифра была опубликована, встал вопрос о том, что надо вычленить из этих 25-27 миллионов количество погибших военнослужащих. Вот тут ситуация оказалась совершенно запутанной.

Впервые цифру погибших советских военнослужащих опубликовал в 1953 году перебежчик — полковник Калинов, бывший сотрудник военной администрации Красной Армии, в книге «Советские маршалы имеют слово»: 8,5 миллионов бойцов и офицеров, погибших и пропавших без вести; 2,5 млн — умерших от ран; 2 млн 600 тысяч — погибших в плену. Итого, около 14 млн человек. В 1956 году эти данные были опубликованы и в Советском Союзе в сборнике статей «Итоги Второй мировой войны» (перевод с немецкого).

Потом долгое время проблема боевых потерь не поднималась, она как бы была загнана внутрь, но рано или поздно к ней надо было вернуться. Согласно официальным данным Министерства обороны России и Генштаба, боевые потери Красной Армии в годы Великой Отечественной войны составили 8 миллионов 700 тысяч (с округлением) бойцов и командиров, погибших в боях, умерших от ран, погибших в плену, расстрелянных по приговорам военных трибуналов. В эту цифру включены военнослужащие Наркомата обороны, внутренних и пограничных войск. Министерство обороны допускает, что 500 тысяч человек, призванных в армию, могли погибнуть под бомбежками по пути следования на фронт, потому в списках не значились. Итого, 9 миллионов 200 тысяч человек.

У историков эта цифра вызывает большое сомнение, она занижает потери как минимум в полтора раза. И вот почему. Во-первых, учет погибших в Красной Армии велся плохо. И этому имеются свидетельства, например, приказ N 0270 от 12 апреля 1942 года, подписанный наркомом обороны: «Учет личного состава, в особенности учет потерь, ведется в действующей армии совершенно неудовлетворительно». Или вот другой приказ, где генерал-полковник Е. Щаденко, возглавлявший ведомство, которое должно было подсчитывать потери — Главное управление формирования и укомплектования Наркомата обороны, пишет, что на самом деле на персональном учете в войсках состоит не более одной трети действительного числа погибших. Такие приказы есть и за 44-й, и за 45-й годы.

В 41-42-м годах погибших вообще никто не считал. В плен попали миллионы, их тоже никто не считал. Во-первых, это отношение к людям, во-вторых, огромное количество документов было просто утеряно — части выходили из окружения и в тех воинских соединениях, где еще пытались что-то подсчитывать, документы преднамеренно уничтожали, чтобы они не достались врагу, многие документы сгорели, другие утонули при переправе через реки. Одним словом, цифра, которую называет Наркомат обороны, совершенно неправдоподобна.

В учет Наркомата обороны не попали ополченцы, а через ополчение прошло 4 млн человек. Их формированием занимались партийные органы, и сколько их погибло, Бог знает. Скорей всего, половина, 2 миллиона человек. Например, 32-я армия, попавшая в Вяземский котел, была полностью уничтожена. А она состояла из ополченцев.

В число этих 9 миллионов погибших не вошли железнодорожники, моряки речного и морского, торгового флотов и т.д. И самое главное, в эту цифру не включены потери партизан.

Наверняка занижена цифра расстрелянных по приговорам военных трибуналов, но даже то, что называет Наркомат обороны — 157 тысяч — показывает отношение к человеку — 10 дивизий уничтожено собственными руками!

За время войны в армию было призвано 34 млн человек. Существует электронный банк данных, куда люди самостоятельно вносят фамилии погибших, и там сейчас уже 19 млн персональных записей. Конечно, здесь возможен двойной счет, но даже учитывая этот фактор, реальные боевые потери Красной Армии могут составить 14-15 миллионов.

Великая Отечественная война была война цивилизаций — западной, индустриальной, и евразийской, крестьянской, советской. Со стороны Германии это была война моторов, прекрасно организованной военной машины, со стороны СССР — не подготовленная к войне страна, где царил террор, низкий уровень военной культуры генералитета, его ошибки и просчеты, полное подавление всякой инициативы. Своим приказом «Стоять до последнего!» Сталин обрек на гибель в августе 41-го 600-700 тысяч солдат, оказавшихся в окружении, в страшном Киевском котле. За ним последовали еще два котла под Вязьмой — почти 800 тысяч советских пленных. Для сравнения, под Сталинградом попало в плен или было уничтожено около 300 тысяч немецких солдат и офицеров, и Германия от этих потерь так и не оправилась.

К концу 42-го года людские ресурсы были практически исчерпаны. Начался лихорадочный поиск людей, в армию призывали заключенных, спецпоселенцев, имеющих бронь по состоянию здоровья. На фронт уходили молодые мужчины и юноши, цвет нации, как сейчас говорят — генофонд, одним из них не суждено было вернуться, другие были искалечены. Многие населенные пункты превратились практически в женские поселения. Потери были колоссальные, страна обезлюдела — после войны на 3-4 женщины приходился один мужчина.

И только благодаря геройству солдат на фронте, партизанскому сопротивлению, беспримерному подвигу мужчин, женщин и подростков, работающих в тылу, обескровленной стране удалось победить фашистскую Германию.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+330+1