Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 6 (2292) 9 февраля 2001 г.

"В СИБИРИ ЕЩЕ МНОГО
ПОЛЕЗНОГО УЧИНИТЬ МОЖНО..."

Дмитрий Серов, к.и.н.,
Новосибирская государственная
академия экономики и управления

Российское самодержавие и колонизация Сибири в сборнике документов "Прибыльные дела сибирских воевод и таможенных голов XVII — начала XVIII в." /Составитель М.О.Акишин. Новосибирск: Издательство СО РАН, "филиал Гео", 2000. — 400 с.

Процесс политического подчинения сибирских народов Российскому государству и история первого столетия русской колонизации Сибири — одна из остродискуссионных тем. Авторы первых сибирских летописных сводов решали этот вопрос на основе догматов православной веры: отряды русских служилых людей являлись орудием Бога, в результате их побед были поставлены "гради, и воздвигошася святыя божия церкви и прибежище христианом, во славословие Отцу и Сыну и Святому Духу", что соответствовало и воле московского царя. Г.Миллер, автор первого научного исследования истории Сибири, объяснял процесс "завоевания" края "государственной пользой": русское движение на восток было следствием того, что "в Сибири еще много полезного учинить можно присовокуплением тамошних народов к Российской державе". Направляющая роль государственной власти в колонизации Сибири была несомненна и для историка начала XX в. М.Любавского, ученика В.Ключевского.

Однако в середине XIX в. в связи с развитием сибирского областничества появились существенно иные оценки. Так, известный публицист С.Шашков писал: "Колонизация Сибири имеет двойной характер — вольнонародный и приказноправительственный". Но народ всегда предупреждал правительство" и заселял новые территории "большей частью, вопреки закону, полагающему ей (колонизации) весьма тесные границы". В условиях насаждения марксизма в русской исторической науке такой взгляд был признан единственно верным, так как государство стало рассматриваться как орудие классового угнетения. Утверждение этой концепции колонизации Сибири произошло в трудах В.Шункова. Именно он обосновал вывод о том, что "в течение всего XVII в. мы наблюдали на территории Западной Сибири образование крестьянского населения за счет крестьянства, бежавшего сюда, вследствие наступления класса феодалов-крепостников, из центральной и северной части государства. Это крестьянство создало сибирское земледелие, превратив Западную Сибирь в течение одного века в базу продовольственного снабжения грандиозных пространств всей Сибири".

Специальные исследования об истории местного управления Сибири в XVII в. были возобновлены только в конце 1980-х гг. (В.Александров, Н.Покровский, Н.Зольникова, Е.Вершинин). Но в центре внимания ученых оказались злоупотребления воевод, конфликты между государством и обществом. Проблема роли государства в колонизации Сибири решалась на основании теорий, созданных историками-марксистами.

Публикация прибыльных дел сибирских воевод и таможенных голов XVII — начала XVIII в., осуществленная доцентом кафедры конституционного права НГАЭиУ М.Акишиным, позволяет взглянуть на проблему роли государства в колонизации Сибири глазами правителей Российской державы, судей Сибирского приказа и местных агентов государственной власти. М.Акишин справедливо определяет прибыльные дела как "важнейший источник "кадровой" документации XVII в., своеобразный отчет администратора о сибирской службе", который "позволяют рассмотреть систему местного управления и деятельность администрации по колонизации и освоению Сибири, уточнить некоторые проблемы социальной и экономической истории края. В прибыльных делах обнаруживается информация, важная для изучения как общесибирской и общероссийской политики правительства, так и истории отдельных населенных пунктов".

Прибыльные дела позволяют охарактеризовать личности сибирских администраторов, рассмотреть некоторые важнейшие направления деятельности сибирских воевод — строительство сибирских городов, включения в российское подданство некоторых сибирских народов, роль в земледельческой колонизации края, заботу о пополнении государевой казны. В опубликованных документах нашла отражение политика правительства России в отношении коренных народов и сибирских первопроходцев, позиция центральных властей в конфликтах между воеводами и населением Сибири. Всего в сборнике осуществлена публикация 37 дел (96 документов) о награждении за сибирскую службу 37 воевод и их товарищей, 14 таможенных голов, купца китайского каравана и оценщика Сибирского приказа.

Издание прибыльных дел позволяет, прежде всего, охарактеризовать личности сибирских администраторов и первопроходцев. Публикация сопровождается вводной статьей и комментариями, которые содержат около 200 биографических справок. Публикуемые документы и комментарии к ним дают возможность еще раз вернуться к оценке вклада некоторых крупных государственных деятелей в историю России и Сибири. В частности, публикация прибыльного дела Г.Загряжского позволяет реконструировать начальный этап государевой службы князя А.Трубецкого. Оказывается, что возвышение боярина А.Трубецкого в царствование Алексея Михайловича было подготовлено его предшествующими службами воеводой в Тобольске и Астрахани. Став советником Алексея Михайловича, боярин имел уже большой административный опыт, что позволило ему успешно руководить более 15 лет Сибирским и Казанским приказом, сыграть выдающуюся роль в воссоединении России и Украины.

Прибыльные дела сибирских воевод являются ценным источником по истории градостроительной политики правительства в Сибири и позволяют уточнить роль местных администраторов в ее реализации, сделать наблюдения о истории строительства и планировке первых укреплений в Тобольске, Верхотурье, Томске и Енисейске. Городское строительство в публикуемых документах изображается не только как государственная повинность всех слоев русского населения Сибири, но и как важное для воеводской власти и земских миров государственное дело. Прибыльные дела дают хоть и фрагментарные, но очень ценные данные о развитии архитектуры Тобольска, Верхотурья, Тюмени, Туринска, Томска, Енисейска и Кузнецка XVII в.

В опубликованных документах рассмотрены взаимоотношения русской администрации и сибирских первопроходцев с коренными народами: хантами, манси и ненцами на Обском Севере в 1620--1640-х гг., борьбе с татарами на рубежах Тюменского и Тарского уездов в 1620--1650-х гг., приведении в русское подданство "Киргизской земли" в 1640-х гг., походах и дипломатических отношениях с кочевниками на южных рубежах Томского и Кузнецкого уездов в 1610--1640-х гг., походе служилых людей по Нижней Тунгуске для подавления волнений и переписи тунгусов Мангазейского уезда и истории покорения народов в бассейне р. Енисея в 1620-х гг., проникновения русских в Забайкалье, взаимоотношениях русских с киргизами и якутами в Красноярском и Якутском уездах. Публикуемые документы свидетельствуют, что важнейшей обязанностью воевод было "приискание" "новых землиц", включение в ясак ранее не учтенных "иноземцев". Но, проводя эту политику, они обязаны были и защищать ясачное население от набегов "немирных" кочевников, заботиться о нем в голодные годы. Данные прибыльных дел свидетельствуют о том, что включение в русское подданство сибирских народов было результатом длительного межэтнического взаимодействия, которое приводило к их органичному вхождению в состав Российского государства.

Чрезвычайно ценные сведения содержат прибыльные дела по вопросу о роли воеводского управления в земледельческой колонизации Сибири. Опубликованные документы позволяют прийти к выводу о том, что "прибор" крестьян и посадских людей, хозяйственное освоение края были важнейшей обязанностью воевод, эти вопросы находились под контролем руководства Сибирского приказа. Важно отметить, что при разборе "прибылей" воевод в Сибирском приказе вопрос о статусе новопоселенцев (легально пришедшие или беглые) ни разу не был поставлен. Безусловно, в XVII в. в Сибири происходили сыски беглых крестьян и холопов, но следует помнить и о том, что со времен царствования Бориса Годунова московское правительство часто закрывало глаза на способы заселения "далекой государевой отчины".

Публикуемые документы позволяют проследить отношение верховной власти ко взаимоотношениям местной администрации и сибирских первопроходцев. Московские власти дорожили взаимодействием воевод и общества в освоении Сибири, почему воеводы, конфликтовавшие с переселенцами, награждались в 1620 — 1630-х гг. крайне редко. Каждое такое награждение обосновывалось не только заслугами воеводы, но и судебным решением по следствию о конфликте. Только с середины XVII в. стали награждаться за службу воеводы, вызвавшие серьезное недовольство подведомственного им населения, что объясняется общими для России этого времени процессами бюрократизации управления и становления абсолютизма.

Важнейшая часть прибыльного дела — выяснение той "прибыли", которую воевода "учинил государевой казне". Вследствие этого прибыльные дела являются ценнейшим источником для изучения сибирских финансов XVII в. Проблема эта слабо изучена в сибиреведении. До сих пор широко распространены взгляды об огромных доходах казны в Сибири. Между тем, основываются они только на свидетельстве подьячего XVII в. Г.Котошихина, который в своем сочинении писал, что в царствование Алексея Михайловича сибирская пушнина приносила в казну по 600 тысяч рублей ежегодно, что составляло треть общегосударственного бюджета. Однако уже в конце XIX в. были выявлены документы об общероссийских государственных бюджетах и бюджете Сибирского приказа. Эти документы свидетельствовали о том, что в течение всего XVII в. доля Сибири в общегосударственном бюджете была крайне незначительна (4,92 % в 1680 г. и 4,45 % в 1701 г.). Более того, только в конце XVII в. в Сибирь перестали посылать хлеб из Европейской России, что было очень тяжелой повинностью для крестьян севернорусских уездов, а денежные перечисления на жалование сибирским служилым людям продолжались и в начале XVIII в. Исследование прибыльных дел также приводит к выводу о том, что роль Сибири в общегосударственном бюджете не была значительной.

Публикация прибыльных дел позволила М.Акишину обосновать вывод о том, что в условиях колонизации Сибири функции воевод не сводились к простой роли "фискальных агентов" государства, какую они играли в Европейской России. В Сибири воеводы становились "организаторами колонизации и освоения огромной территории", проявляли качества "тонких дипломатов и энергичных полководцев, строителей и рачительных хозяев, праведных судей и мудрых администраторов".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?24+35+1