Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 43-44 (2529-2530) 11 ноября 2005 г.

НА ТРЕХ КИТАХ

Академик Панин — человек счастливый. А как же иначе? Виктор Евгеньевич фанатично предан науке. Ну и как тут не быть счастливым, если в динамично развивающейся мезомеханике он был у истоков этого нового научного направления.

Виктор Волин, Томск

Иллюстрация

Классическую механику сплошной среды как науку к настоящему времени можно считать вполне завершенной. Ее развитие в СО РАН связано с такими всемирно известными учеными, как академики Лаврентьев, Христианович, Яненко, Овсянников, Титов. В 79-м году коллектив физиков-прочнистов во главе с профессором Паниным начинал работать на стыке физики и механики деформируемого твердого тела. И как часто бывает, на стыке двух наук родилось новое научное направление «Физическая мезомеханика». Именно на этой основе и возникли новая научная школа и академический Институт физики прочности и материаловедения (ИФПМ).

Академик Панин теоретически и экспериментально обосновал основополагающие принципы физической мезомеханики. На ее основе был развит системный подход к описанию деформируемого твердого тела как многоуровневой системы, в которой поверхностные слои и внутренние границы раздела являются самостоятельными подсистемами. Это позволило выйти на компьютерное конструирование материалов со сложной внутренней структурой, предложить новые методы создания материалов с высокими характеристиками прочности, износостойкости, сопротивлением усталостному разрушению. Физическая мезомеханика материалов стала основным научным направлением ИФПМ СО РАН.

Виктор Евгеньевич считает, что на протяжении всей жизни ему везло с учителями и наставниками, начиная со школы.

Томский университет для многих сибирских выпускников был заветной мечтой, и Виктор Панин осуществил ее, поступив в сорок седьмом на физмат. Вскоре он приобщился к ведущей на тот момент сибирской научной школе под названием «Физика твердого тела». Возглавлял ее выдающийся ученый Владимир Дмитриевич Кузнецов, в те годы единственный за Уралом член-корреспондент АН СССР. Уже на втором курсе он пришел в лабораторию металлофизики СФТИ к своему университетскому преподавателю Марии Александровне Большаниной. И опять Панину несказанно повезло с учителем. Профессор Большанина была одним из выдающихся деятелей Томского университета.

Панин с отличием окончил физический факультет и через три года защитил кандидатскую диссертацию. Еще двенадцать лет спустя последовала докторская диссертация, и вскоре Панин возглавил в СФТИ отдел, в котором были объединены все металлофизические лаборатории для решения комплексной задачи.

Перед Паниным и его отделом физики металлов встала задача фундаментального изучения прочности материалов на основании трех «китов»: физики твердого тела, механики сплошной среды и физического материаловедения. То есть, по сути, задача создания нового научного направления. Председатель Президиума Томского филиала СО АН СССР академик В. Зуев идею поддержал, и в его Институте оптики атмосферы в 79-м году был создан новый отдел физики твердого тела и материаловедения, а Панин стал еще и заместителем директора института. К опыту организатора науки в вузовском НИИ добавились и необходимые академические навыки. В 84-м году член-корреспондент Панин стал директором ИФПМ. В 87-м он был избран академиком.

Продолжая традиции Кузнецова и Большаниной, научная школа Панина успешно объединяет фундаментальные и прикладные подходы. По инициативе и при деятельном участии академика в 85-м году при ИФПМ был создан Республиканский инженерно-технический центр (РИТЦ), а в 91-м на базе ИФПМ и материаловедческих вузовских кафедр — Российский материаловедческий центр. В 94-м ИФПМ и РИТЦ получили статус Государственного научного центра. Созданные в институте и центрах новые материалы и различные технологии нашли применение в различных областях энергетики, нефтегазового комплекса, машиностроения и транспорта.

Виктор Евгеньевич заведует кафедрой «Материаловедение в машиностроении» в политехническом университете и является профессором-консультантом в госуниверситете. 14 его учеников стали докторами наук, 125 — кандидатами. Академик председательствует в диссертационном Совете ИФПМ по защите докторских диссертаций. Панинская научная школа по физической мезомеханике наноматериалов, тонких пленок и конструкционных материалов отнесена к числу ведущих решением Совета по грантам при Президенте РФ. Виктор Евгеньевич является главным редактором международного журнала «Физическая мезомеханика». Ежегодно в различных странах проводится международная конференция «Mesomechanics», где Панин выступает сопредседателем оргкомитета.

При всех своих высоких должностях, академик Панин человек коммуникабельный и доброжелательный. И мне было трудно понять, как при этом можно руководить большим коллективом, да еще в сложные времена. Знающие академика люди развеяли мои сомнения, сказав, что когда надо, он бывает твердым и властным — как и положено большому руководителю.

Сибирские академические институты, наряду со своей главной ролью, исполняют еще и такую важную для народонаселения, как градообразующую. И вот идет Почетный гражданин города Томска Виктор Евгеньевич Панин по томскому Академгородку, а полдесятка лабораторных и инженерных корпусов отдают ему честь как своему главному строителю. И целый ряд жилых домов и иных зданий тоже приветствуют академика с почтением: его коллектив активно участвовал в их строительстве.

«Профессию строителя, — с гордостью рассказывает Виктор Евгеньевич, — я осваивал у прославленного директора „Химстроя“ Г. Пронягина и начальника управления „Томскстрой“ Б. Мальцева под патронатом академика В. Зуева. Динамичное развитие Томского научного центра было бы невозможным без ударных темпов капитального строительства. Эта славная традиция была коньком Владимира Евсеевича. С 79-го по 90-й металлофизики построили пять корпусов. Причем из них только два на средства Академии, а три корпуса — за счет привлеченных средств. А это около 16 тысяч из 21 900 квадратных метров общих площадей ИФПМ. Без этих корпусов не было бы ни РИТЦа, ни статуса Государственного научного центра в кризисные времена перестройки, что помогло нам не только выжить, но и полностью сохранить коллектив института».

Конечно, чтобы успешно сочетать активную научную, педагогическую и административную деятельность, необходимо иметь крепкие тылы. «С семьей, — говорит Виктор Евгеньевич, — мне повезло. Моя жена, строитель и педагог по образованию, все заботы по дому и воспитанию двух сыновей, близнецов Алексея и Сергея, взяла на себя». Поскольку на первом месте у профессора всегда стояла работа, то главным методом воспитания мальчишек стал пример отца-трудоголика. Передалась ребятам и увлеченность отцовской наукой. Они поделили ее полюбовно: Алексею досталось изучение поверхности материалов и поверхностных слоев, Сергею — нанесение упрочняющих покрытий. Сергей уже защитил докторскую, Алексей готовится. К слову сказать, Сергей наследовал общественный темперамент отца и ряд лет возглавляет Совет научной молодежи Томского научного центра.

Семьдесят пять — число солидное. Но романтики из тех, что крепко стоят на земле, такие как научный руководитель ИФПМ академик Панин, считают свершенное хорошим стартом для будущего. И потому все у них впереди.

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+353+1