Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 9-10 (2295-2296) 2 марта 2001 г.

ЧИСТЫЙ ГОРОД У ЧИСТОЙ ВОДЫ

Дмитрий Киселев
Иркутск

Разговор о проблемах, возникших со строительством Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и города около него, тянется уже не один год. За это время было создано и угасло не мало проектов спасения озера.

Одни авторы искренне желали сохранить Байкал, другие, лишь старались "погреть руки" или заработать политический капитал. Продолжаются разговоры и сейчас. Но, похоже, что точка в решении затянувшейся проблемы вскоре будет наконец-то поставлена — программа перепрофилирования Байкальского ЦБК и социально-экономического развития города Байкальска, разработанная иркутскими учеными и специалистами под руководством заведующей отделом региональной экономики президиума Иркутского научного центра, доктором экономических наук Ириной Думовой, проходит последние инстанции в министерствах и ведомствах правительства России. Что же представляет эта программа, что бралось за основу при ее разработке, что отличает ее от предыдущих вариантов, которые были отклонены?

На этот и другие вопросы отвечает директор проектного института "Сибгипробум" Сергей ТКАЧЕВ.

Ткачев Сергей Васильевич занимался проектированием Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, Енисейского комбината в Красноярском крае, предприятий Дальнего Востока, Сахалина, возглавлял Управление капитального строительства Усть-Илимского лесопромышленного комплекса. Десять лет, в ранге заместителя директора "Братсклеса", снабжал древесиной Братский лесопромышленный комплекс. Это был неоценимый практический опыт! В 1998 году вернулся в институт, выиграв конкурс на должность директора института "Сибгипробум".

Опыт всей его прошлой жизни, казалось, готовил его к выполнению одной из труднейших задач — решению проблем, связанных с перепрофилированием Байкальского целлюлозно-бумажного комбината...

— Когда вы строили БЦБК, у вас не возникала мысль о его вредном воздействии?

— К тем временам можно относиться по-разному, но не надо забывать, что вопрос сохранения озера Байкал и тогда был очень актуальным. В семидесятые годы проектное задание на строительство Байкальского завода утверждали на самом высоком уровне, это было решение правительства. Прежде было пройдено невероятное количество экспертиз, включая и экологические.

— После утверждения проектного задания был создан целый ряд институтов, чтобы следить за тем, что же может произойти. В частности, Институт водной токсикологии, который и сейчас работает рядом с комбинатом. Что же касалось заданий для нас, проектировщиков, то одно из них — разработка современных безопасных технологий очистки промышленных стоков. Мы создали технологию, какой еще не существовало в мире. Она включала в себя четыре степени защиты Байкала: механическую, биологическую, химическую и насыщение промышленных стоков кислородом перед сбросом их в озеро. Стоимость всех этих сооружений на БЦБК составляет примерно половину стоимости всего комбината.

— Что послужило толчком к возникновению нынешней программы, в разработке которой кроме вашего института принимали участие и многие другие коллективы?

— Представленная в правительство программа в значительной степени отличается от тех, что предлагались, начиная с 1992 года. А за это время их было разработано около десятка, в том числе и федеральных, и все были провалены. Правда, надо иметь в виду, что многие из них отклонялись по политическим причинам. Хуже всего то, что было потеряно время. Возникновение нашей программы во многом стало возможным после принятия в 1999 году "Закона о Байкале", который давал возможность осуществлять хоть какую-то хозяйственную деятельность на акватории озера, хотя и при определенных ограничениях. До этого говорить о каком-то перепрофилировании завода, составлять проекты просто не имело смысла. Обсуждалась даже идея о закрытии комбината и расселении жителей в другие регионы.

Что этого делать нельзя, понимали практически все серьезные специалисты, в том числе и зарубежные, которые стояли на защите озера. Продукция БЦБК отнесена к категории стратегически важных. От результатов деятельности самого предприятия, одного из крупнейших не только в Иркутской области, но и на территории России, зависит экономика и района, и всей области. Другими словами, и тогда специалисты понимали, что закрыть это предприятие просто немыслимо. Тем более, что печальный опыт у нас уже был: когда закрыли такой комбинат на западе России, там возникла угроза техногенной катастрофы.

В решении вопроса довольно решительную позицию заняла администрация Иркутской области. По распоряжению губернатора была создана группа во главе с отделом проблем региональной экономики Иркутского научного центра Сибирского отделения Российской Академии наук, возглавляемым Ириной Думовой, в которую вошел и наш институт. Начала разрабатываться программа перепрофилирования комбината. Главная ее ценность — комплексность, она затрагивает все вопросы развития города Байкальска и Байкальского ЦБК.

— Какие основные принципы положены в ее основу?

— Перед нами была поставлена задача — создать экологически безопасное производство. То есть производство, которое бы полностью исключало сброс промышленных стоков в озеро Байкал и влияние Байкальского комбината на окружающую среду.

— Не секрет, что общество по-прежнему болезненно воспринимает всяческие проекты, касающиеся Байкала. Тем более, что экологические проблемы тесно сплелись с социальными. Программа, разработанная вашим институтом, учитывает это?

— Новые условия, в том числе и новое законодательство о Байкале, позиции администрации области, Министерства экономического развития, Министерства промышленности и науки, дали возможность реально вернуться к этой проблеме. И наш институт, совместно с Сибирским отделением РАН, занялся ее решением. Было разработано несколько вариантов перепрофилирования БЦБК, выбрали — самый оптимальный. Его основой стали, в первую очередь, экологическая безопасность, экономические показатели, решение социальных проблем и маркетинг. То есть продукция, производимая на комбинате, должна быть востребована.

До программы была разработана концепция, которая включала рассмотрение тех же вопросов. После того, как она была одобрена администрацией, ее рассмотрела правительственная комиссия и поддержала концепцию. Следом появилось соответствующее распоряжение о разработке программы, подписанное тогдашним Председателем Правительства РФ В. Путиным.

Основной вариант программы ориентирован на перепрофилирование комбината до 2010 года. Реализация ее должна проходить в три этапа. Первый этап, 2000–2005 годы, предусматривает перевод комбината на производство небеленой целлюлозы, закрытие процесса отбелки, как наиболее сильно влияющего на качество стоков. Самое главное — создание бессточного производства, замкнутой системы водопользования на БЦБК.

На втором этапе, 2005–2008 годы, планируется постепенное сокращение варки целлюлозы и начало производства продукции из привозных полуфабрикатов. На последнем этапе, к 2010 году, — полное прекращение варки и переход на производство писчепечатной продукции.

— Сколько будет стоить реализация программы?

— По нашим расчетам — 350–370 миллионов долларов. На первый взгляд это очень большая сумма. Однако надо учесть главное — все эти средства окупят себя, и достаточно быстро.

Собственно, мы уже приступили к реализации программы. Наш институт по заданию Байкальского целлюлозно-бумажного комбината разработал технико-экономическое обоснование создания замкнутого водопользования на БЦБК. Бумаги прошли соответствующую экспертизу, согласованы со всеми, кто контролирует и защищает Байкал, и утверждены в Госкомприроды Иркутской области. Сегодня мы, вместе с комбинатом, подготовили план и приступили к разработке технической документации по замкнутому водообороту.

— Какие проблемы возникают сейчас?

— В первую очередь хотелось бы, чтобы программу быстрее утвердили в Правительстве России. Сейчас, правда, уже есть уверенность, что решение будет принято. Но самое главное с нашей точки зрения, найти источники финансирования. В этом плане комбинат работает с теми структурами, которые могут финансировать проекты. Это и некоторые наши банки, и зарубежные партнеры, которые готовы вкладывать деньги в решение экологических проблем. На мой взгляд, необходимо, чтобы и федеральные структуры нашли возможность хотя бы частично финансировать работы. Что касается областной администрации, то она полностью взяла на себя финансирование разработки концепции.

И еще одна проблема. Производство у нас энергоемкое, а в Байкальске тепловая электростанция в качестве топлива использует уголь. Для того, чтобы решить экологическую проблему, в программе заложена идея перевода станции на газ. В этом деле мы надеемся на существующий проект переброски газа в Китай.

— Как будут решаться социальные вопросы города Байкальска? Не уменьшится ли количество рабочих мест?

— Количество рабочих мест остается практически без изменений. Может быть освободится очень незначительная часть, но эти люди будут заняты в инфраструктуре города и на новых создаваемых согласно программе производствах.

— Принято считать, что все, связанное с затратами на экологические мероприятия — убыточно для предприятия...

— Сделав технико-экономическое обоснование системы замкнутого водопользования Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, мы выяснили, что мероприятие это самоокупаемое, и те средства, которые придется вложить в реализацию предложенного нами варианта, вернутся в течение семи с половиной лет.

— За счет чего?

— Когда замкнутая система водопользования начнет работать, потребление воды на предприятии сократится на 36 миллионов кубических метров в год. А вода, как известно, стоит денег. Кроме того, комбинат не будет сбрасывать 42,3 миллиона кубометров промышленных стоков. При этом снижаются фактические платы за природопользование и штрафы за сброс загрязняющих веществ. В целом годовой экономический эффект будет составлять примерно 140 миллионов рублей, а затраты на возведение системы — около миллиарда. В перспективе, когда комбинат будет работать на полную мощность и давать запланированный объем продукции, затраты окупят себя примерно за три с половиной года.

Фото Андрея Манциводы

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?21+38+1