Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 3 (2588) 18 января 2007 г.

СОЛНЕЧНОМУ НАПРАВЛЕНИЮ
ИСЗФ СО РАН — 50 ЛЕТ

В 2006 году исполнилось пятьдесят лет с начала работ по солнечному направлению в Институте солнечно-земной физики СО РАН. Начатые «с чистого листа» еще на Иркутской комплексной магнитно-ионосферной станции (ИрКМИС), они сегодня доведены до передового уровня.

Г. Смольков, профессор, г.н.с. ИСЗФ СО РАН

При подготовке к участию нашей страны в международной научной программе «Международный Геофизический год» (1957-1958 гг.) потребовалось устранить географический разрыв в Службе Солнца между Уссурийском и Ташкентом. Межведомственный геофизический комитет (МГК) при Президиуме Академии наук весной 1956 г. обратился к В. Полякову, основателю исследований ионосферы в Иркутске, с просьбой рекомендовать человека, который бы взял на себя этот труд. Выбор  В. Полякова пришелся на меня — в то время я еще числился сотрудником кафедры физики ИГУ.

Для создания радиотелескопов в то время использовались изношенные радиолокационные станции (РЛС). В помощь этому предлагалось приемное устройство готовящейся экспедиции Научно-исследовательского радиофизического института (НИРФИ) Горьковского университета в Иркутск, планировавшей выяснить природу вариаций радиоизлучения Солнца путем одновременной его регистрации в далеко расположенных пунктах. Я приступил к поискам РЛС, что было непростым делом. Лишь после прямого обращения в Генштаб Министерства обороны удалось вывезти из-под Ржева две РЛС СЦР-627.

Для наблюдений Солнца был получен дополнительный земельный участок площадью 9 га. Первый солнечный радиотелескоп был создан своими руками в 1957 году. Полноповоротную синфазную многодипольную антенну изготовили практически вдвоем с В. Бурковым при помощи автогена, высокой треноги и лебедки. Приемно-регистрирующее устройство сделали из деталей приемника РЛС совместно с Н. Осиповым, используя опыт НИИЗМа (Я. Ханин, С. Амиантов). Сопровождение Солнца от восхода до захода при ширине диаграммы направленности 10 градусов осуществлялось наблюдателем дистанционно из павильона.

Успешное начало регулярных наблюдений радиоизлучения Солнца поддержал один из координаторов работ МГГ, директор НИИЗМ  Н. Пушков. В 1958 г. он изыскал для нашей станции фотосферно-хромосферный телескоп АФР-2. Для проведения оптических наблюдений солнечной активности я пригласил астронома-любителя, студента-физика ИГУ  Г. Куклина. Большая помощь была оказана Радиостанцией № 1 Иркутского областного радиоцентра Минсвязи РСФСР(п. Мегет, начальник Л. Логинов), в хозяйственное ведение которой была передана Иркутская станция. Быстро были построены лабораторный корпус, павильоны для радио- и оптического телескопа. На нашей первой солнечной обсерватории выполнялись регулярные наблюдения проявлений солнечной активности на уровнях фотосферы, хромосферы и короны Солнца. Активное участие в этом приняли выпускники ИГУ  В. Бурков, Н. Осипов, Н. Лесков, Г. Куклин, а также лаборанты и техники. Первая солнечная обсерватория стала колыбелью развития астрофизических исследований в институте.

В штат ИрКМИС я был зачислен в конце 1956 г. зав. отделом изучения Солнца (так что в конце 2006-го можно было отмечать пятидесятилетний юбилей). Все мы прекрасно понимали, какие важные задачи стоят, ведь наш объект — солнечная активность в солнечно-земных связях. Профессор  А. Чижевский прислал письмо со словами одобрения. Будучи в других обсерваториях, я внимательно изучал опыт и подходы к развитию программ и средств наблюдений солнечной активности. После консультаций с создателем Горной астрономической станции Пулковской обсерватории М. Гневышевым в июне 1959 г. я убедился в необходимости переноса обсерватории в Саяны. Выбор места обсудили с профессорами ИГУ сейсмофизиком А. Тресковым, руководителем Иркутской сейсмостанции, и геологом Н. Флоренсовым, исследователем тектонического разлома в Восточных Саянах. А в июле 1959 г. совместно с начальником радиостанции № 1 Л. Логиновым и профессором А. Тресковым мы совершили первую поездку в Тункинский район БурАССР до п. Монды, летали в верховье р. Китой.

С учетом опыта пулковских радиоастрономов были созданы радиополяриметр на длину волны 3,2 см, радиоинтерферометр с малой базой на длину волны 3,5 см. Заготовка радиополяриметра на длину волны 10 см была передана Норильской КМИС. Начали создавать радиоинтерферометр на длину волны 1,5 м, но не закончили. Ресурсы переключили на создание высокогорной обсерватории вблизи п. Монды на границе с Монголией. При содействии пулковских оптиков для высокогорной солнечной экспедиции был построен внезатменный коронограф с объективом 200 мм и подвесным спектрографом, практически первый в России. Позднее при содействии ИЗМИРАН (В. Фомичев, А. Маркеев) появился радиоспектрограф метрового диапазона для изучения динамических процессов в короне, совместно с пулковскими радиоастрономами (Д. Корольков, Г. Гельфрейх) был задуман радиогелиограф для прямой регистрации распределения радиояркости короны на фоне солнечного диска с высоким пространственным разрешением. При сооружении он получил название Сибирского солнечного радиотелескопа (ССРТ).

Из состава нашей первой солнечной обсерватории, созданной на магнитной ионосферной станции, в живых, к сожалению, остался я один. Мы потеряли многих коллег. Внеся свои неоценимые вклады, ушли из жизни В. Бурков, Н. Осипов, Н. Лесков, Г. Куклин, В. Нефедьев, Т. Тресков, а на последующих этапах при создании обсерваторий в Мондах, Листвянке и Бадарах — Н. Лебедев, В. Иванов, А. Лузов, А. Сергеев, Д. Валеев, П. Виноградов, В. Степанов, Ш. Дарчия, В. Меркуленко, В. Банин, В. Круглов, Б. Осак, Е. Богатырев, М. Хаитов и др. За пятьдесят прошедших лет в наших отделах и лабораториях работало много коллег различных специальностей. Они покинули нас по различным обстоятельствам. Многие из них заслуживают благодарной памяти и соответствующих рассказов об их участии.

В 1959 г. ИрКМИС была принята в состав Восточно-Сибирского филиала АН СССР, преобразованный в филиал развиваемого Сибирского отделения АН СССР. НИИЗМ также был переведен в состав АН СССР и получил название ИЗМИРАН. Несмотря на противоречивые мнения представителей НИИЗМа, появилась возможность организации на базе ИрКМИС нового института — СибИЗМИРа. При этом было предусмотрено объединение солнечной и геомагнитной (Супутинский заповедник под Уссурийском) и ионосферной (г. Хабаровск) станций в единую Дальневосточную обсерваторию — филиал института. Обстоятельства привели к строительству обсерватории в п. Забайкальское на берегу р. Уссури Хабаровского края.

Нам сопутствовали не только благоприятные обстоятельства и энтузиазм молодежи, но и определенные трудности. Мы не обладали необходимыми опытом, специалистами, инструментальным и финансовым обеспечением. В Сибири отсутствовали проектные, промышленные, монтажно-наладочные и строительно-монтажные организации нужного профиля. Был дефицит на все и вся. Многое пришлось делать «самостроем», приспосабливаясь к действующим положениям, правилам и законам. Судьбоносным обстоятельством оказались понимание и поддержка председателя Сибирского отделения академика М. А. Лаврентьева. Он написал указания практически всем Управлениям СО АН содействовать нам. Однако было и непонимание, и даже торможение со стороны руководства ВСФ СО АН СССР в Иркутске. В Президиуме ВСФ нам отказали в финансировании на Саянскую обсерваторию — до тех пор, пока не будут построены институты в иркутском Академгородке. В Ленинградском отделении ГИПРОНИИ, где до этого разрабатывались проекты строительства всех астрофизических обсерваторий СССР, было отказано в проектировании капитального строительства нашей Саянской высокогорной обсерватории. Пришлось знакомить группу проектантов из только что созданного Новосибирского отделения ГИПРОНИИ с опытом строительства солнечных павильонов и башен в ряде обсерваторий.

В общем, мы сумели преодолеть трудности и выйти на нормальный режим работы. Весьма значимым обстоятельством стал переезд к нам из Крыма в 1962 году талантливого ученого, одного из лидеров в области физики Солнца в нашей стране д.ф.-м.н. В. Степанова. Он не сразу согласился на смену места работы. Пришлось пойти на хитрость, уговорив его приехать лишь для консультаций. Когда  В. Степанов прилетел в Иркутск, мы прямо из аэропорта повезли его на базу нашей экспедиции вблизи границы с Монголией на горе Наран. В дороге я рассказал ему о наших планах, состоянии дел и перспективах. Следующий день был занят пешим походом с горы Наран на гору Часовые сопки, на которой предполагалось строить обсерваторию. Дни стояли безоблачные. На Часовых сопках Владимир Евгеньевич увидел небо, чистота и прозрачность которого однозначно определили его дальнейшую судьбу. Не обнаружив признаков рассеянного света, он сел на траву и сказал: «Я ваш!» О таком небе он раньше мог только мечтать. Через месяц я встречал В.Е. с сыном Сашей (теперь д.ф.-м.н. и директор Пулковской обсерватории) в аэропорту.

Наш феномен состоит в том, что мы, не имея своего опыта, изучали опыт, достижения и неудачи других обсерваторий, привлекали для консультаций зрелых ученых, целевым образом готовили молодых специалистов в ИГУ, ГГУ, МГУ и ЛГУ. В нас было много энтузиазма и упорства. B результате мы создали комплекс крупнейших солнечных обсерваторий с уникальными инструментами и оригинальным их оснащением, довели два наших солнечных (крупнейших в стране) отдела до двух ведущих научных школ в области физики Солнца, развили научное сотрудничество с ведущими отечественными и зарубежными обсерваториями, фундаментальные и прикладные исследования вывели на передовой уровень. Такого не было (кроме, может быть, комплекса изучения космических лучей Ю. Шафера в Якутске) ни в одном регионе СССР или Российской Федерации. В Иркутске имел место своего рода «пассионарный взрыв».

Темпы и уровень развития солнечного направления в Иркутске вызывали одобрение и даже восхищение других отечественных и зарубежных обсерваторий. Хорошую школу прошли выходцы из наших отделов и обсерваторий, приглашенные для руководства институтом РАН (В. Путилов), обсерваториями РАН (А. Степанов, В. Занданов), кафедрами (В. Бардаков), ГЭК вузов (А. Алтынцев, Б. Криссинель), предприятиями (В. Белош, В. Блинов), подразделениями научных и других организаций. Более дюжины коллег читают курсы лекций в должностях профессоров и доцентов в ИГУ, ИГТУ и БГУ.

Наши солнечники хорошо понимают проблемы и задачи современной физики Солнца и солнечно-земных связей. В сохраненных нами в сложные для науки годы обсерваториях, несмотря на неблагоприятные и сегодня условия, все-таки имеются молодые, энергичные заинтересованные сотрудники. Существенная модернизация ССРТ, успешная проработка его трансформации в многоволновый радиогелиограф — солнечный радиотелескоп нового поколения, высокий потенциал обсерваторий — залог возможного преодоления кризисного положения в затянувшийся переходный период развития страны. Результаты солнечников могут быть востребованы в Сибири и России в целом. С нами заинтересованы сотрудничать российские и зарубежные обсерватории, нас оценили и учитывают международные научные организации. Поэтому есть перспективы дальнейшего развития!

Я глубоко благодарен всем коллегам за многолетний совместный созидательный труд по созданию и развитию института, солнечных обсерваторий, нашего коллектива солнечников. Желаю всем благополучия и дальнейших творческих успехов.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+403+1