Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 15 (2600) 12 апреля 2007 г.

«БЕРЕЗОВАЯ РОЩА» —
ЗА СОХРАНЕНИЕ ЛЕСОВ

Красноярский край славится не только своими промышленными предприятиями и академическими институтами Научного центра, но и неповторимой природой, обширными лесными массивами, богатой флорой и фауной. Однако если в научной сфере в последнее время ситуация более или менее стабилизировалась, то с лесами не все так просто — наряду с ухудшением экологической обстановки идет постоянное уничтожение зеленых насаждений.

Ю. Александрова, «НВС»,
Красноярск

Иллюстрация

Как бороться с этим злом и что можно сделать для сохранения природы родного края? На эти и другие непростые вопросы корреспонденту «НВС» попытался ответить председатель красноярского экологического фонда «Березовая роща» Александр ОНУЧИН.

— Александр Александрович, когда появился Фонд «Березовая роща»?

— Идея его создания была выдвинута в 2002 году главой Красноярска  П. Пимашковым. Инициативу поддержала администрация Октябрьского района в лице П. Рыбакова, после чего началась организационная работа. Городские власти обратились к тогдашнему директору Института леса академику Е. Ваганову — он стал президентом, а я — директором этого фонда.

— Что послужило «толчком» для начала формирования этой структуры?

— Причин много… Прежде всего, неблагополучная ситуация с лесам — каждая третья жалоба, связанная с экологией и адресуемая в городскую администрацию, касалась городских лесов. Основными причинами нарушения и гибели лесного массива «Березовая роща» являются планы непродуманной застройки (а иногда и самовольный захват лесных земель и их вырубка), расчленение лесов различными трассами и коммуникациями, низкий уровень ведения лесного хозяйства и естественное старение части березовых лесов. Береза у нас, как правило, не растет более ста лет. В природе возобновление леса часто достаточно успешно происходит естественным путем, но в условиях сильных рекреационных нагрузок подрост вытаптывается, повреждается огнем от костров и самовольных палов.

— А как, на ваш взгляд, обстоит дело с экологической культурой поведения?

— Порой она просто отсутствует. С целью ликвидации этого пробела, нашим молодым сотрудником С. Верховцом была разработана образовательная программа для школьников в форме презентации, которая затем развивалась и дополнялась. Наши аспиранты в течение последних двух лет ходят по школам и читают лекции, объясняют, как вести себя в лесу.

— Результаты имеются?

— Чтобы появились результаты, подобную работу надо проводить постоянно и в течение многих лет. Очень важно заниматься экологическим образованием населения и пропагандой бережного отношения к лесам, но одного этого недостаточно. Нашими активистами высказываются предложения о ведении экологической надзорной и карающей службы, как это сделано в налоговой и финансовой сфере. Например, человеку, у которого испорчена кредитная история, не дают кредиты и возникают проблемы при оформлении документов для выезда за рубеж. Аналогичным образом и экологические нарушения должны заноситься в базу данных, а информация — использоваться как рычаг принуждения к экологической культуре.

— Какие еще мероприятия проводились в рамках Фонда «Березовая роща»?

— Необходимо было продумать стратегию использования городских лесов. Мы начали работать по всем направлениям, составили программу, предложили план действий. Его основной задачей, наряду с повышением устойчивости и продуктивности лесов, стала пропаганда экологических знаний и выстраивание партнерских отношений с администрациями различных уровней, пользователями городских лесов от частных предпринимателей, ведущих свою деятельность на небольших участках арендованных лесных земель, до Управления зеленого строительства г. Красноярска, которое распоряжается всеми городскими лесами. Кроме того мы начали сотрудничество с другими экологическими организациями, нашли партнеров и за рубежом.

— Как решаете финансовые вопросы?

— Фонд — общественная организация, а на все задумки нужны немалые деньги, которых в бюджете нет. Поначалу очень помогал тогдашний глава Октябрьского района Красноярска — он отнесся к нашим проблемам с пониманием, подключил к работе своего заместителя. Кроме того, мы предложили организовать добровольные взносы, в первую очередь, от тех, кто пользуется лесами, и стали действовать таким образом: прорубила какая-то структура коммуникации, лесу нанесен ущерб, значит, его надо компенсировать, причем не безликими вложениями, а конкретными делами — что-то сделать, что-то посадить.

— Сработало?

— Еще как! Мы стали заключать договора с «шашлычниками», которые имеют свои кафе в разных местах. По условиям договора давали рекомендации относительно сохранения экологических условий и рекреационного потенциала лесов, а владельцы кафе оплачивали затраты не только на поддержание порядка вокруг арендуемой территории, но и на уход за молодняками сосновых культур по всей площади городских лесов. За счет этих средств компенсировались также затраты на изготовление и расклеивание листовок в пожароопасный сезон.

С одной стороны, такие кафе, расположенные по соседству с лесом, наносят некоторый ущерб зеленым насаждениям — лес вытаптывается, но с другой — все сконцентрировано в одном месте, народ не разбредается, а если что не так — можно спросить с хозяев. По этим договорам они должны были возмещать нанесенный ущерб — сумма не такая уж большая, но если, например, мы имеем дело с пятью «точками», это уже неплохо.

К нам стали направлять на согласование некоторые проекты… Когда рядом с детской краевой больницей в овраге начинали строить жилой комплекс, было оговорено, что, хотя ущерб природе там минимальный, строительство можно проводить при условии финансовой поддержки в пользу Фонда. Потом со строителями договорились еще о восстановления части разрушенного забора вокруг дендрария нашего института. Строители из фирмы «Красстрой» не подвели и свое обещание выполнили.

Однако после смены главы района активная поддержка прекратилась. Часть кафе позакрывали, а договора с остальными перестали работать. Сейчас изыскиваем другие способы добычи денег, подаем заявки на гранты и иногда получаем финансовую поддержку.

— Конфликтных ситуаций не возникало?

— Всякое бывало. Спорную ситуацию и противостояние с «ультразелеными» пришлось урегулировать при строительстве автостоянки в Академгородке. Там проходит ЛЭП, и когда деревья вырастают, их так или иначе надо вырубать. Но вырубка деревьев и возведение гаража-стоянки совпали. Мы даже экспертизу провели — специалисты решили, что строительство стоянки возможно при условии, если будет вокруг проложена дорожка и посажены деревья взамен вырубленных. Однако из-за активных действий местных жителей, выступающих против всех этих мероприятий, мы и со строителями дело до конца не довели. После того как власти подтвердили строителям законность их действий, дальнейшая активность по благоустройству прилегающей территории сошла на нет.

— Новые проекты продумываете?

— Сейчас наша главная цель — придание статуса особо охраняемой природной территории (ООПТ) этой части городских лесов. Должен быть закон по ООПТ — если мы его примем, тогда легче будет формировать необходимый бюджет на охрану и воспроизводство городских лесов. Мы уже составили проект, учли пожелания и предложения землепользователей, скорректировали границы ООПТ, включив в них основное ядро городских лесов.

Но наш проект не получил статуса закона — его до сих пор не приняли. И это очень досадно — время идет, материал устаревает, ситуация меняется, потом все надо будет делать по новому. В случае принятия закона был бы создан штат егерей — такая надзирающая служба обязательно нужна, она должна заниматься и воспитанием населения, и благоустройством, и наказанием нарушителей.

В этом году Фонд выиграл грант Сибирского федерального округа по заявленному проекту «Лесной массив „Березовая роща“ как модельный объект рекреационного лесопользования и экологического воспитания населения». Мы собираемся и дальше действовать в этом направлении, изыскивая все новые возможности для сохранения лесов.

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?17+415+1