Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 17 (2602) 26 апреля 2007 г.

РОССИЯ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Все больше человечество интересуется своим будущим, и идея так называемой «глобалистики» захватывает все большую и большую часть общества. Однако при этом активизируется, как всегда это бывает и альтернативная концепция — «антиглобализм».

Академик В. Накоряков

Иллюстрация

Прежде чем что-то говорить о том, что такое глобализм и антиглобализм, нужно понять, что мир переходит в новое состояние общества, и концепций по этому поводу достаточно много. Можно упомянуть концепцию общества знаний, достаточно четко высказанную в книге Питера Дракера «Общество знаний», постэкономическое общество, постиндустриальное общество Гилбрайта, посткапиталистическое или общество сервисного класса Даррендорфа, программируемое общество Турена, научное общество Понятовского, супериндустриальное общество Тофлера и др. Эти понятия разрабатывались в рамках различных версий информационного общества — более технократического или гуманитарного — или общества знания, в котором основную роль играет сфера услуг, обеспечивающая занятость населения, а движущей силой является наука, рождающая безлюдную, полностью автоматизированную технологию. Возникает понятие «исчезновения» труда, и это является одним из парадоксов будущего времени.

Показательным является появление термина «всемирная деревня» или «всемирная глобальная деревня», введенного Мак Люэном. Новая эпоха определяется новыми возможностями общения между людьми. Они реализовались благодаря использованию средств электронной связи, спутниковой связи, мобильной коммуникационной связи между самыми отдаленными точками на нашей Земле. Сеть Интернета опутывает весь земной шар и дает возможность жителям российской деревни общаться с жителями австралийской деревни, как будто бы они сидят и беседуют на одной лавочке в Сибири или Австралии. Это абсолютно меняет мир и делает абсолютно невозможным держать какую-то часть человечества в атмосфере иллюзии, как это было в Советской России. «Железный занавес» был не только препятствием в личном общении людей — это был информационный занавес, когда глушились зарубежные передачи, и мы не имели ни малейшего представления о том, что такое жизнь в Соединенных Штатах, Японии или другой капиталистической стране. Сейчас это технически невозможно и делает бессмысленным любую усиленную пропаганду преимуществ в той или иной жизни в области экономики, культуры и т.д. Два фактора — деятельность межнациональных корпораций, проникновение капитала во все точки мира вне зависимости от национальных границ и полная возможность обмена информацией — два столпа идеологии глобализации.

В знаменитой книге К. Ома «Мир без границ», опубликованной в 1990 году, постулируется, что мировая экономика определяется деятельностью трех крупнейших групп — транснациональных корпораций Объединенной Европы, Соединенных Штатов и Японии. К. Ома утверждает, что экономический национализм бессмысленен и страна, которая решится на независимое развитие без учета факта тесного переплетения рынков, без своих производств на чужих территориях, использования чужого труда, без обмена идеями по усовершенствованию производства, жертвует будущим. Государство, ставшее на позицию закрытых рынков и закрытых производств, на позицию занавеса, обречено на затухание своей экономики. Примеры Кубы, Северной Кореи и в прошлом Советского Союза нас в этом убеждают. Советский Союз сохранял ведущую роль в мире благодаря ставке на военную мощь, колоссальным ресурсам нефти и газа, заботе об образовании, науке, культуре, здравоохранении.

В России была самая мощная ориентированная на оборону фундаментальная наука. Весь ее цвет был представлен в Академии наук. Вспомним сейчас, когда иные чиновники пытаются похоронить Академию наук, имена академиков Харитона, Зельдовича, Сахарова, Курчатова, Бармина, Надирадзе, Уткина, Красовского, Семенова, Лаврентьева, Келдыша, Туполева, Новожилова и др. Сейчас в Академии наук состоит более сотни академиков, определяющих оборону страны.

С идеей экономического интернационализма, экономического глобализма в необоронных отраслях трудно не согласиться. Более того, это в самом деле ключевой путь развития экономики любой страны. Еще в 1980-е годы только две страны в мире могли сделать самостоятельно авиалайнер уровня «Руслана» или «Боинга» любого вида. Сейчас аэробусы, конкурирующие с фирмой «Боинг», может делать и Объединенная Европа, но Объединенная Европа использует специализацию, глобализацию в пределах Европы. В США трудно найти одежду широкого потребления американского производства — доминируют китайские вещи, и причем очень высокого качества. В России и во многих восточных странах не производятся телевизоры, сотовые телефоны, видеомагнитофоны и другая техника, которая производилась до распада Советского Союза. Мы отстали в этой сфере от совсем недавно экономически неразвитых стран, таких как Тайланд, Сингапур, Малайзия и т.д., где сейчас работают сборочные производства. Во времена Советского Союза мы пользовались собственными телевизорами, сейчас покупаем исключительно импортные. Мы не производим аппаратов для бритья, пользуемся иностранной косметикой, носим привозную одежду. Это обидно, но в какой-то мере оправдано. Должна ли Россия создать новую инновационную индустрию, или Россия останется страной с металлургической промышленностью, топливопроизводящей страной — источником энергетических ресурсов, без которых мир никогда не обойдется?

Чтобы быть рядовой «сытой» страной, не обязательно иметь свою науку и новые технологии, но чтобы быть великой — да. Идея государства, желающего быть великим, противоречит теории глобализма.

Здесь термин «информационная технология» заводит нас в ловушку, так как мир никогда не обойдется без энергии, которую придется производить всегда. И мы имеем право называть постиндустриальную Россию обществом знаний, энергетики и информатики, военного могущества. Моя личная точка зрения заключается в том, что мы должны вложить максимум усилий в высокие информационные технологии и автомобильную промышленность.

Транснациональные корпорации имеют активы во всем мире. Они размещают там свои предприятия, пользуются трудом этих стран, они используют рынок этих государств. Несмотря на расхождение политических идеологий между Китаем и Соединенными Штатами, экономическое взаимодействие этих стран развивается с ускоряющейся скоростью. Мы должны действовать так же.

Однако совершенно невозможен глобализм в политическом смысле, который проповедуют некоторые политики. Стертость границ в Объединенной Европе совсем не означает ослабление чувств национального самосознания. Можно быть оптимистом или пессимистом в вопросе о перспективах единого европейского государства. Мое личное мнение заключается в том, что эта конструкция достаточно неустойчива, она дает определенное преимущество в экономическом смысле, но политическая независимость каждой из этих стран, государственная независимость будут сохраняться, более того, будут возникать вспышки национализма. Нет народа, который не мечтал бы стать лидером в мире. В настоящее время безусловным лидером в экономическом и политическом мире стали Соединенные Штаты. Однако это лидерство ставится сейчас под сомнение мощным противодействием ислама, противодействием Китая и независимой политикой России. Чувство патриотизма и национального самосознания генетически заложено в каждом гражданине любой страны, начиная с США, кончая любым самым маленьким государством в центре Африки. Это чувство можно истребить, только истребив население этой страны.

Великий Достоевский как-то написал, что мы можем себя критиковать как угодно, но нельзя забывать себя и хвалить. Последние усилия правительства и президента по воссозданию чувства национального патриотизма на основе возрождения наших вооруженных сил, нашей оборонной промышленности, на основе подъема всей экономики страны — это то, чему мы, несомненно, можем радоваться, за что мы можем себя и хвалить. Россия всегда была великой державой, и великой державой она была потому, что всегда боролась за увеличение своей территории, за сохранение национальной самобытности, хотя в России шла идейная война между западниками и славянофилами. Эта борьба была естественной и, вообще говоря, полезной. Спор между западниками и славянофилами по существу продолжается и сейчас на несколько другой идейной основе, но этот спор полезен. По существу он ничего изменить не может, так как мы западники по своей религии, по степени развития своей промышленности. Но эта дискуссия позволяет обострять наши национальные чувства. И большинство русских, несомненно, антиглобалисты и противники растворения нашей национальной самобытности, культуры, нашей государственности в каком-то новом политическом устройстве общества. На наших глазах это политическое устройство «демократического глобализма» навязывается миру с помощью вооруженной силы. Беспрецедентные попытки установить демократию с помощью атаки на Белград и вхождение в Ирак сделали для 70 % населения Земли понятным, что американский глобализм, опирающийся на поддержку Объединенной Европы и нейтралитет Японии, губителен для мира. Для того, чтобы это понять, не нужно посещать Европу, США или Иран. Мы живем во всемирной деревне.

Одним из самых мудрых решений нынешнего Президента России было вхождение в контакт с руководством Саудовской Аравии и других стран ОПЕК по взаимодействию в области производства нефти и газа. Этот визит нанес удар американской политике, от которого они долго не смогут оправиться. Известное заявление В. Путина о своем пути вкупе с заявлением о развитии наших вооруженных сил, вновь выдвигает Россию в число великих держав, не входящих в сферу предполагаемой политической глобализации мира.

Мир, конечно, развивается по пути технического прогресса. По информации руководителя одной из крупнейших корпораций по производству электронной техники, в мире производится столько микротранзисторов, сколько производится зерна, а себестоимость каждого транзистора меньше, чем себестоимость зерна. Для меня это некоторое преувеличение, но даже если это верно на 10 %, то экономическая глобализация мира на основе новых технологий под ведущим влиянием стран «восьмерки», богатых стран, несомненна. Россия в этом глобальном процессе может занять нишу энергосберегающей страны, нишу державы, с которой нельзя не считаться в смысле ее военной мощи. Но, однако, великая страна должна развивать свою фундаментальную науку, прикладную науку и, безусловно, на основе привлечения иностранных инвестиций вступать в глобальное информационное сообщество и иметь собственное производство — сотовые телефоны, телевизоры, лазерные технологии и другие сверхновые рождающиеся технологии. России мало быть страной просто великой за счет своих ресурсов и обороны. Россия отличается мощной наукой и в состоянии освоить новые информационные технологии и создавать новые брэнды как в сфере основного производства, так и в сфере услуг. Национальные проекты по образованию и медицине, развитию энергетики и обороны, развитию науки, культуры говорят о том, что мы нашли свой путь вхождения в новый глобальный мир без потери своей национальной независимости.

Особую и громадную роль в новом глобальном обществе играет религия. С самого начала после проявления первой вспышки терроризма в Великобритании, в Ирландии на религиозной почве, активизация экстремистских исламских групп и серия террористических актов разрушили иллюзию благополучия в мире. Стало ясно, что мир вступил в период религиозных войн.

Идея глобализации несовместима с живучестью религии, необходимостью религиозного воспитания как важнейшего элемента национальной культуры.

Человечество в течение тысячелетий живет в условиях, когда прогресс уничтожает государства и народы и рождает новые. Если почитать историков Древнего Мира: Страбона, Полибия, Тацита, Тита Ливия и многих других, то поразишься обилию существовавших в то время государств, языков и религий. От девяноста процентов из них не осталось и следов. Выжили те народы, которые сумели расширить сферу деятельности своего языка и сохранить его до нашего времени. В новой и новейшей истории ведущими языками были для стран Запада: голландский, испанский, французский, немецкий, итальянский. Зона действия языков расширялась или уменьшалась пропорционально экономическому и военному могуществу государств. Начиная со времен великого князя Ивана, дедушки Ивана Грозного, Россия непрерывно расширяла сферу деятельности своего языка. После развала Советского Союза и Варшавского договора сфера деятельности русского языка резко уменьшилась. Может быть, в этом и есть наша национальная идея — развивать интерес к истории, расширять сферу деятельности русского языка, поддерживая национальную культуру, языки всех народностей и религии, входящие в состав великой России.

Фото Р. Ахмерова

стр. 6

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+417+1