Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 44 (2629) 15 ноября 2007 г.

НУЖНО ДОГОВОРИТЬСЯ!

Много копий сломано по поводу нашей научной экспедиции на Северный полюс, спуска двух обитаемых аппаратов на дно Северного Ледовитого океана и установления там флага РФ. Другие государства, которые тем или иным образом примыкают к Северному Ледовитому океану, в ответ на акцию России посылают свои экспедиции в район Северного Ледовитого океана с тем, чтобы «застолбить» и свои участки на его дне. Чтобы попытаться расставить все точки над «i» и разобраться, для чего это нужно, как это будет делаться, и вообще — «стоит ли овчинка выделки», мы и встретились с заместителем председателя Президиума Красноярского научного центра СО РАН профессором Валерием ВЛАДИМИРОВЫМ, человеком, весьма компетентным в вопросах освоения крайнего Севера.

Леонид Фельдман, Сергей Чурилов,
г. Красноярск

Иллюстрация

— Валерий Михайлович, начнем с самого начала: почему развернулась столь большая кампания за обладание шельфом Северного Ледовитого океана?

— Сначала я бы хотел немного уточнить представления о границах шельфа. Право имеющих выход к морю государств на контроль акватории морского дна регулируется конвенцией ООН по морскому праву с 1982 года. Этот документ закрепляет суверенитет прибрежных стран над территориальным морем исключительными экономическими зонами. Граница территориального моря установлена в двенадцати морских милях, а вот исключительная экономическая зона — в двухстах морских милях от береговой линии. Конвенция представляет прибрежным государствам также право контроля над континентальным морским шельфом, являющимся естественным продолжением их территорий. Необходимо отметить важный нюанс: в своей экономической зоне страна имеет право на добычу природных ресурсов, включая рыбу и другие морепродукты. А контроль над шельфом дает также право на разработку минеральных ресурсов морского дна. Статья 76 конвенции автоматически устанавливает границы шельфа в 200 морских миль. То есть границы исключительной экономической зоны и шельфа в этом случае совпадают. Однако в той же 76 статье есть важный параграф: государство имеет право претендовать на шельф, простирающийся за двухсотмильную зону. Для реализации этого права стране необходимо подать заявку в специальный международный орган — комиссию ООН по границам континентального шельфа. И если заявку признают обоснованной, то государство вправе расширить границы шельфа. В этом случае расширяется именно континентальный шельф, а не исключительная экономическая зона. За двухсотмильной зоной прибрежное государство имеет право регулировать добычу нефти и минеральных ресурсов, но не может ограничить права третьих стран на рыболовный промысел. Конвенция ООН по морскому праву установила максимальную протяженность континентального шельфа. Его внешняя граница должна быть не более, чем 350 морских миль от береговой линии. Или 100 миль от изобаты — линии, соединяющей одинаковые глубины в 2500 метров. При подаче заявки в ООН государство вправе выбирать оптимальный критерий, определяющий границы шельфа. Пока, правда, ни одна страна мира не получила от комиссии ООН права на владение шельфом. Желающим расширить свои морские владения странам назначен определенный срок: до 13 мая 2009 года следует подать ходатайство.

Иллюстрация

— Мы-то подписали конвенцию, а США ее проигнорировали. Но, несмотря на это, они сейчас тоже претендуют на определенную часть шельфа.

— В 2001 году Россия первой в мире подала заявку в комиссию. Тем самым наша страна отказалась от единоличных претензий на полярные владения СССР, декларированные в декрете ВЦИК от 1926 года. В соответствии с декретом, границы владений замыкались на Северном полюсе и проходили по линии долготы до середины Берингова пролива на востоке, до точки сухопутных границ на западе.

Первопроходцам всегда труднее, поэтому не удивительно, что Россия получила весомое количество замечаний, причем в большей части от США. Видимо, это потому, что при предполагаемом возможном делении шельфа, богатого нефтью и газом, США достанется очень маленькая его часть. Большая часть окажется у России и Канады. Видимо, вот одна из причин, почему США не ратифицировали эту конвенцию.

— Удивляет, что сегодня, после того как Россия отправила экспедицию на Северный полюс, на шельф начали претендовать страны, никакого отношения к Северному полюсу не имеющие, в том числе и Китай. Как это можно объяснить? Вправе ли они претендовать на то, что находится на дне Северного Ледовитого океана?

— В отношении Китая я от комментариев воздержусь. В настоящее время на запасы шельфа реально претендуют восемь прибрежных государств: Россия, США, Канада, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия и Дания, которая контролирует Гренландию. В целом, это и должно быть именно так.

— А теперь, Валерий Михайлович, давайте оговорим самое главное. Информация в СМИ настолько противоречива, что голова идет кругом. Одни говорят, что 25 % всех мировых запасов нефти и газа находятся на дне Северного Ледовитого океана, другие называют гораздо меньшие цифры. Может быть, все эти усилия, которые сегодня предпринимает и наша страна, и другие страны, прилегающие к Северному Ледовитому океану, напрасны, потому что сырьевых запасов там всего лишь на 2-3 года. Стоит ли тогда вообще ломать копья?

— Все наши предварительные измерения и данные по площади залегания, по запасам достаточно приблизительны, но, по нашим подсчетам, составляют от 4,5 до 10 миллиардов тонн условного топлива.

— Этого достаточно, чтобы можно было приступить к промышленной разработке?

— Совершенно верно. Как я уже говорил, поскольку в 2001 году мы подали заявку по шельфу, то ООН потребовала, и, в частности от нас, дополнительные данные о рельефе морского дна российского сектора. Те данные, которые в свое время представлялись еще Институтом биологии, были закрыты. И комиссия предписала их опубликовать. Во-вторых, Россия должна представить дополнительно данные по геологическому обоснованию того, что континентальный шельф действительно является естественным продолжением материковой части нашей страны. Экспертов особенно интересует сопряженность с континентальным шельфом хребтов Менделеева и Ломоносова.

— Эти хребты даже названы именами российских ученых! И Менделеев, и Ломоносов предсказали, что дно Северного Ледовитого океана — не ровная чаша, а такое же, как и Тихого, и Атлантического океанов. Там такие же впадины, такие же хребты и горы.

— Это говорит о том, что исследования Северного Ледовитого океана проводились в большей степени усилиями российских ученых, и они сделали очень много для того, чтобы знать топологию, рельеф, шельф Северного Ледовитого океана. Это уже ни для кого не секрет: подо льдами Ледовитого океана осуществлялись учебные прохождения этой акватории подводными лодками, как нашими, так и американскими. В том числе, как вы, наверное, видели по TV: одна из первых наших атомных подводных лодок впервые всплыла на самом Северном Полюсе! Это как раз и подтверждает то, что мы давно исследуем как подводную, так и надводную поверхность Северного Ледовитого океана. А претензии остальных государств — они естественны, поскольку всем хотелось бы поучаствовать в неких хороших экономических выгодах, которые можно получить при разработке шельфа Северного Ледовитого океана.

— Но приоритет все-таки у России!

— Принципиально — да. Потому что мы обладаем той самой прилегающей территорией, которая и дает нам возможность иметь претензии на весь этот шельф.

Есть еще один вариант разделения — по срединной линии. Мы, условно говоря, делим по середине того, нами уже изученного шельфа, где находятся нефтегазовые месторождения. Тогда получается так, что США опять очень мало получит, Канада получит больше, чем США во много раз, но обладателем самого Северного полюса станет Дания.

— Валерий Михайлович, вопрос очень актуальный: затраты на добычу этих ископаемых окупятся?

— Как вы знаете, вышки в морях существуют, и принципиальный вопрос добычи нефти с достаточно больших глубин уже решен. Другое дело, что здесь очень экстремальные условия. Огромные глыбы льда могут попросту снести любую станцию, которая там будет установлена. Мне приходилось бывать в тех краях, и я видел, какие грандиозные льды перемещаются в этом пространстве. Но вопрос идет не о сегодняшнем использовании природных богатств, сосредоточенных на дне Северного Ледовитого океана. То дело будущего. Но уже сейчас мы должны заранее договориться со всеми странами, находящимися в зоне Северного Ледовитого океана. И, может быть, даже о совместном использовании технических ресурсов для освоения шельфа. Кстати, хотел бы обратить внимание на то, что подобные прецеденты уже есть. Например, на станции «Альфа» в космосе. Одним словом, объединение технических достижений и опыта всех развитых стран для решения подобных грандиозных задач может привести к успеху.

— В том числе, нужно всем вместе позаботиться и об экологической безопасности?

— Совершенно верно. И еще: с одной стороны, должна быть организована правильная разведка всех этих ресурсов, а с другой — необходимо сформулировать некое международное юридическое право, когда мы сможем сказать: действительно, мы справедливо поделили богатства, которые там есть.

— И когда начнется разработка?

— По мнению консультанта по вопросам освоения континентального шельфа департамента государственной политики в сфере природопользования Бориса Сенина, освоение континентального шельфа и глубоководных зон России начнется с 2007-2010 года. Это в большей степени — исследования, будут просто очерчены зоны, где возможно установить станции по добыче ископаемых. Но реальная добыча, в первую очередь, газа, я думаю, начнется не ранее 2015-2020 годов. В этой связи мне бы хотелось заострить внимание еще на одной проблеме. Как известно, у России всегда было два союзника: армия и флот. Но настало время, когда стране стал необходим третий союзник — Российская академия наук. Только при таком триумвирате Россия может рассчитывать на процветание и успех в мировом сообществе.

Фото авторов

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+439+1