Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 16 (2302) 20 апреля 2001 г.

ОСТОРОЖНО: УЧЕБНИК

Михаил Шиловский
профессор НГУ

Олех Л.Г. "История Сибири. Учебное пособие" — М.; Новосибирск, 2001, — 314 с.

В системе научных знаний особое место занимают учебные пособия. С одной стороны, они аккумулируют достижения конкретных наук, с другой — призваны доступно и последовательно донести знания до обучающегося, поэтому и включают, помимо основного текста, дидактический материал (вопросы, задания, тесты, оригинальные тексты, справочные таблицы, иллюстрации и т.д.). Определенная специфика имеется у учебников по истории России. Их авторы поставлены перед необходимостью отбора фактического материала из постоянно пополняемой источниковой базы — кладовой фактов, и их интерпретацией в духе господствующих в науке концептуальных подходов. Ранее здесь довлел жесткий идеологический и цензурный контроль. Сейчас ситуация принципиально изменилась, что привело к появлению на прилавках книжных магазинов десятков наименований учебных пособий по отечественной истории, в том числе изданных в провинции.

Происходят подвижки и с так называемой региональной компонентой образования, связанные с изучением того, что условно называется краеведением. В наших школах изучаются курсы истории Новосибирской области и истории Сибири, в вузах определенное распространение получила история Сибири, ранее преподаваемая только для студентов-историков НГУ и НГПУ.

Поворот в сторону регионалистики в системе довузовского образования подпитан в Новосибирске фундаментальной материальной базой в виде четырехтомного корпуса учебных пособий по истории Сибири Ф.Кузнецовой, В.Зверева, А.Зуева, В.Исупова и И.Кузнецова.

Высшая школа оказалась в этом плане в худшем положении. По сути дела она не располагает учебником по этой дисциплине. Единственное и последнее по времени выхода пособие по истории Сибири, подготовленное в Томском университете и увидевшее свет в 1987 г., превратилось в библиографическую редкость. Кроме того оно существенно устарело, а самое главное — изложение материала в нем доведено до 1917 г.

Поэтому появление любого издания, касающегося прошлого региона, было изначально обречено на востребованность. Таковой стала участь учебного пособия по истории Сибири, написанного доктором философских наук, профессором Л.Олехом и предназначенного специально для студентов вузов. Привлекает внешний вид издания, прекрасное полиграфическое оформление, ссылка на поддержку издательского проекта РГНФ, а также оглавление, предполагающее рассмотрение различных аспектов истории территории в проблемно-хронологическом ключе от присоединения до современного состояния. Смущают, правда при поверхностном знакомстве, некоторые заголовки: "ХIХ век: шаги к новой цивилизации"/какой ?/, "Россия к 1917 году: вектор развития" /может быть векторы ?/, а также наличие в историческом тексте специальной главы, посвященной изложению русской идеи, евразийства и областничества. Но это можно было списать на политологическую направленность научной деятельности автора, стоявшего у истоков развития этой дисциплины в регионе.

Однако внешний вид и броские заголовки разительно противоречат содержанию пособия. По мере чтения растет число вопросов, перечень ошибок и пробелов. Прежде всего поражает фантастическое количество фактических ошибок, которые нельзя отнести к опечаткам.

Укажем только на мизерную часть их. На с. 50 сообщается об участии в первоначальном заселении Сибири "прибалтов" или литовцев. На самом деле среди первых колонистов региона значительный процент составляла так называемая "литва": белорусы, поляки, немцы, украинцы ("черкасы"), литовцы — подданные Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой, с которыми российское государство вплоть до 1795 г. вело частые и затяжные войны. Захваченные в их ходе пленные до заключения очередного перемирия отправлялись на службу за Урал и составляли значительную прослойку местного служилого люда ХVII-ХVIII вв. Так, из 9823 чел., получавших жалование в 1697 г. в Сибири, к славянам так называемого "литовского списка" относилось 3170 чел.

На с. 61 сообщается, что в 1641 г. образуется Якутское воеводство, а в 1643 г. основывается Якутский острог. Во-первых, в Сибири воеводств как территориально-административных единиц не было, и Якутск возник сначала как ясачный острог, а с 1640 г. стал городом разрядным, т. е. центром области. Во-вторых, первый Якутский острог был поставлен в 1632 г., в 1634 г. сооружен новый, взамен смытого водой, и в 1643 г. началось сооружение нового, третьего острога.

Служебный чин допетровской России "дети боярские" трансформировался на с.69-70 "в молодежь из знати, командированную в Сибирь для ее освоения. В зависимости от того, какими подразделениями им поручали командовать, они назывались сотниками и пятидесятниками". Но это аналогично, если современному полковнику присвоить еще звание капитана или майора.

Воевод оказывается (с.76) отправляли в Сибирь на "кормление", хотя эта система ликвидируется еще до ее присоединения в 1555-56 гг.

Пекинский договор 1860 г. закрепил за Россией не нижнее Приангарье, как в тексте (с.124), а нижнее Приамурье.

Дважды (с. 77, 80-81) автор пытается определить компетенцию воевод и оба раза неправильно. Московско-Иркутский (Сибирский) тракт прокладывается не в ХIХ (с.125), а в ХVIII в.; в июне 1917 г. Томское губернское народное собрание не принимало решений "о превращении Сибири в автономное государство, о создании Соединенных Штатов Сибири" (с.177); банкетная кампания в сибирских городах начала 1905 г. проходила не в честь "праздника просвещения (Татьянин день)" (с.190), а в связи с 40-летием введения судебных уставов; непонятно от кого обороняли в Красноярске на рубеже 1905-1906 гг. железнодорожные мастерские (с.194); не учреждался в Тобольске в 1586 г. Разбойный приказ (с.250), а действовал здесь Приказ о ссыльных, распределявший по региону сосланных; первой жертвой национальных депортаций стали не немцы (с.257), а корейцы в 1937 г.; Новосибирский авиазавод не был одним из четырех в стране (с.278), на самом деле их действовало гораздо больше; не существовало Алтайской духовной семинарии (с.299), а в Горном Алтае вела миссионерскую деятельность Алтайская духовная миссия и т.д. и т.п. Часто искажаются географические названия, Например, Троицкосавск превращается в Троце-Совск (с.139), Зима в Зиминск (с.233).

Разновидностью фактических ошибок являются некорректные и неуклюжие выражения, обильно рассеянные по тексту: "продуктивность самодержавного начала"(с.52), "жестокая колонизация"(с.54), "захватническое /правильно захватное — М.Ш./ землепользование"(с.122), "волостной голова"/ правильно староста — М.Ш./ (с.143), "колонизация есть колонизация"(с.162), "Сибирь стала главным арсеналом фронта" (с.278) и др. Данное обстоятельство дополняется некритическим отношением к источникам. Так, давая описание герба Иркутска по городской летописи П.Пежемского и В.Кротова, Л.Олех, перестав ее цитировать, уже как бы от себя и на полном серьезе утверждает, что основу герба составляет изображение бабра — "кровожадного и сильного зверя, обитающего в жарких странах"(с.84). Не имея элементарных знаний в зоологии, современный студент может легко вообразить о существовании легендарного хищника, хотя В.Даль в своем хорошо известном словаре написал по этому поводу: "Бабр — сибирский зверь, равняющийся по лютости и силе льву; тигр, полосатый королевский, царский тигр". Если к ним добавить активно используемые дефиниции из словаря философов типа "трансляция российского образа жизни" (с.72), "евразийская душа россиянина и сибиряка" (с.56)", "реидеологизация" (с.148), "принцип субсолидарности" (с.306) и т.п., то можно себе представить насколько трудно и искаженно будет восприниматься текст студентами, не имеющими специальной исторической и философской подготовки.

Не меньший урон пособию наносит фрагментарное освещение ключевых аспектов социально-экономического, политического и культурного развития региона в ХVII-ХХ вв. В специальной главе, рассматривая "штрафную колонизацию"(каторгу и ссылку), автор завершает ее историю 1945 годом, хотя система принудительного труда сохраняется у нас до сих пор. Не упомянут закон от 12 июня 1900 г., предусматривающий полное прекращение общеуголовной ссылки в Сибирь. Из пособия "исчезли" первая мировая война и 1917 г., из событий которого упоминается лишь создание Центросибири, сразу после которого речь идет о возникшем через два года Сибревкоме. Вообще ХХ век, хотя ему посвящены четыре главы из одиннадцати, раскрывается предельно схематично, с большим количеством хронологических и проблемных лакун. Однако, больше всего не повезло культуре, упоминание о которой прекращается с начала ХХ в., а в предшествующее время все ее региональное многообразие сводится к развитию просвещения и открытию Томского университета. Нет информации о многообразии литературного процесса, развитии науки, градостроительстве и архитектуре, в частности знаменитом сибирском барокко, научном изучении территории, театре, благотворительности, а главное, отсутствуют сведения о сибиряках, внесших значительный вклад в развитие отечественной и мировой культуры.

Фрагментарностью отличаются материалы, касающиеся проблемы развития аборигенных этносов в составе России. Достаточно часто в различных главах говорится о Туве (Тыве), в том числе о ее "независимости" в 1921-1944 гг. Но не сообщается, что формально независимая ТНР была использована в качестве своеобразного испытательного полигона для проведения массовых репрессий в правящей партии. В СССР, как известно, они начались после убийства С.Кирова в декабре 1934 г. В Кызыле же еще в октябре 1929 г. по инициативе И.Шагдыржана и С.Тока было исключено из народно-революционной партии, арестовано, а в 1932 г. расстреляно все ее руководство (16 чел.) во главе с генсеком и создателем ТНР Буян-Бадыргы.

К тому же очень часто в издании, по своему назначению предназначенному для "трансляции" новейших достижений в соответствующей области знания, содержится устаревшие и отвергнутые наукой знания и концептуальные подходы. Так, ссылаясь на археологические открытия еще 50-х гг., Л.Олех утверждает, что первые люди появились в Сибири (Алтай) примерно 200 тыс. лет назад и пришли сюда из сопредельных районов южной и восточной Азии и из Восточной Европы (с. 18, 23). В настоящее время установлено, что Сибирь впервые была заселена как минимум 300 тыс. лет назад, а переход от среднего палеолита к раннему этапу позднего, т.е. от неандертальца к человеку современного физического типа, произошел как минимум 40-47 тыс. лет или, по авторитетному мнению академика А.Деревянко, "раньше, чем в европейской части планеты и в то же время, как на Ближнем Востоке". Взаимоотношения русского и аборигенного населения подаются под сильным воздействием представлений областников о систематическом спаивании и обмане последних с целью последующего закабаления (с. 100), хотя сейчас считается, что коренные этносы региона сохранили бытовой уклад и язык, а присоединение способствовало их прогрессу и росту численности.

Еще одним метастазом рецензируемого издания является постоянно повторяющаяся временная непоследовательность в изложении материала. Так, на с. 36-37 сначала говорится о событиях ХIV-ХV вв., приведших к образованию Сибирского ханства, затем сообщается о завоевании части территории Сибири Чингисханом в ХIII в., а потом дается информация о ситуации в Сибирском ханстве к середине ХVI в. На с. 229 переворот 18 ноября 1918 г. предваряет высадку японских интервентов во Владивостоке в апреле того же года, о создании Западно-сибирского нефтегазодобывающего комплекса сообщается раньше, чем о строительстве Норильского горно-металлургического комбината (с. 287).

И, пожалуй, последний органический недостаток пособия связан с постоянными повторами. Дважды упоминается ясак (с. 75, 81), но так и не раскрывается специфика налога, дважды автор "усмиряет" взбунтовавшихся аборигенов Чукотки в ХVIII в.(с. 86, 117), открывает Томский университет (с. 131-132, 187) и т. д.

Количество замечаний по каждому из направлений, перечисленных выше, можно существенно увеличить. Их перечень здесь ограничивается объемами рецензии. С большим уважением относясь к научным заслугам Л.Олеха, следует признать, что его учебное пособие по истории Сибири не отвечает элементарным стандартам, предъявляемым к изданиям подобного рода. Мы имеем дело с явным браком, что еще в большей степени актуализирует задачу подготовки достойного истории региона вузовского учебника.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+44+1