Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 16 (2302) 20 апреля 2001 г.

ПЯТЫЕ САКСОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

С 23 по 25 апреля 2001 г. в г.Новосибирске в Объединенном институте геологии, геофизики и минералогии СО РАН состоится пятая мемориальная научная сессия, посвященная 90-летию со дня рождения выдающегося советского ученого, члена-корреспондента Академии наук СССР Владимира Николаевича Сакса (1911–1979 гг.).

В.Сакс был естествоиспытателем широкого профиля, трудно назвать область науки, в которой он добился наибольшего успеха — в географии и четвертичной геологии, в стратиграфии, палеонтологии или палеогеографии.

Творческая жизнь В.Сакса была связана с Арктикой. С 1934 года до переезда в г. Новосибирск в 1960 г. он работал в г. Ленинграде, в Арктическом институте, а затем в Горногеологическом управлении Главсевморпути и в Институте геологии Арктики. В.Сакс был человеком блестящих способностей, прекрасно образованным, начитанным, трудолюбивым и очень организованным.

Он принадлежал к плеяде геологов-первопроходцев, осваивавших многие сотни километров Арктики в пеших маршрутах, на оленях и собаках, на лодках. Первые исследования на Алазейском плато, которые он проводил вместе с С.Лазуркиным в 1936–1937 гг., завершились присвоением В.Саксу в 1938 г. ученой степени кандидата геолого-минералогических наук без защиты диссертации. Владимиру Николаевичу было 27 лет, а в 34 года он стал доктором наук.

В.Саксу удалось впервые воссоздать цельную геологическую историю Арктики в четвертичном периоде, восстановить историю ее оледенений и морей, выявить основные закономерности в развитии ее рельефа и в изменениях климата. Всем этим вопросам посвящены десятки статей и фондовых отчетов и, наконец, фундаментальный труд "Четвертичный период в Советской Арктике" (1948), переизданный с дополнениями и после переработки в 1953 г. Эта книга составила целую эпоху в изучении севера Азиатского континента и стала энциклопедией для последующих поколений геологов-четвертичников. Специалисты назвали эту книгу "ЧП в Советской Арктике".

В 50-е годы в сферу научных исследований В.Сакса были вовлечены острова Арктических морей (архипелаги Земля Франца-Иосифа, Шпицберген, Северная Земля, острова Карского моря, о. Врангеля), а также моря Арктики. Новаторской явилась монография "Условия образования донных осадков в Арктических морях СССР" (1951). К теме возникновения и истории развития Северного Ледовитого океана В.Сакс возвращался периодически в течение всей своей жизни.

В конце сороковых — начале пятидесятых годов, когда в стране назрела необходимость поиска углеводородного сырья в Сибири, В.Сакс принял активное участие в работе Горно-геологического управления Главсевморпути в Усть-Енисейском районе. Здесь после войны были пробурены глубокие скважины и получены первые, хотя и незначительные притоки газа. Во главе группы исследователей В.Сакс приступил к работе на севере Западной Сибири. Стояла задача — разработать стратиграфическую и литологическую основу для направленного поиска месторождений углеводородного сырья. Итогом работы явились монографии "Юрские и меловые отложения Усть-Енисейской впадины" (1957, соавтор З.Ронкина) и "Мезозойские отложения Хатангской впадины" (1959, соавторы И.Грамберг, З.Ронкина, Э.Аплонова). Эти книги оставались долгие годы пособием для геологов-нефтяников, работающих в Западной Сибири. В.Сакс, основываясь на своих исследованиях в Усть-Енисейском районе и на общих представлениях о геологии Западной Сибири, высказывал твердую убежденность в высокой перспективности на углеводородное сырье юрских и меловых отложений этого региона.

Значение научного прогноза в открытии Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции нельзя переоценить и в этом смысле бесспорна роль В.Сакса как одного из первооткрывателей этой провинции.

Хотя Владимир Николаевич и не был специалистом в области нефтегазопоисковых работ, во многом именно благодаря его публикациям и выступлениям на геологических совещаниях формировалось представление о юрско-меловом осадочном комплексе Западной Сибири как важнейшем стратиграфическом этаже, с которым связаны основные запасы нефти и газа. Авторитет Владимира Николаевича как знатока геологии Сибири и прежде всего ее арктических районов был чрезвычайно высок. Как известно, научный прогноз В.Сакса блестяще подтвердился.

Весьма актуальны оказались и более поздние прогнозы, касающиеся распространения битуминозных глин в районе Карского и Баренцева морей, где скважинами на островах были вскрыты битуминозные сланцы, похожие на те, что слагают в Западной Сибири богатую нефтью баженовскую свиту. Работая над проблемой генезиса битуминозных отложений Западной Сибири, В.Сакс и В.Захаров (1983) предложили оригинальную гидродинамическую модель формирования этой свиты, показав роль циклонических течений в центре бассейна и значительную температурную стратификацию вод в фазу формирования свиты. Построенные В.Саксом модели позволяют уточнить прогноз о перспективности этих районов для поисков углеводородов в отложениях юры и мела.

В 1958 г. В.Сакс был избран в члены-корреспонденты АН СССР.

В 1960 г. В.Сакс, вместе с членом-корреспондентом Б.Соколовым, создал отдел палеонтологии и стратиграфии в Институте геологии и геофизики СО АН СССР в г. Новосибирске. В.Сакс возглавил лабораторию палеонтологии и стратиграфии мезозоя и кайнозоя.

В стране широким фронтом проводилась геологическая съемка и разведка полезных ископаемых. Для обеспечения геологических карт разного масштаба, разведочных и буровых работ надежными биостратиграфическими легендами были повсеместно развернуты стратиграфические и палеонтологические исследования. Первой сводкой по биостратиграфии юрской и меловой систем Севера СССР стала книга В.Сакса с соавторами (1963). В ней была обоснована полная ярусная шкала и даны фрагменты зональной шкалы. Стратиграфические представления базировалась на результатах бурения в Усть-Енисейском районе, а также полевых исследований, выполненных под руководством В.Сакса в 1955–1961 гг. в бассейнах рек Хатанга и Анабар.

Сотрудники лаборатории палеонтологии и стратиграфии, мезозоя и кайнозоя проводили с 1961 г. планомерное изучение морских бореальных отложений мезозоя и разнообразных групп окаменелостей, которые в изобилии в них распространены. В труднодоступных арктических районах Средней Сибири и Северо-Востока СССР были открыты и описаны наиболее полные в седиментационном отношении разрезы морских осадков триаса, юры и мела. С самого начала работ В.Саксом была дана установка на монографические исследования ископаемой фауны и флоры. Только палеонтологические материалы могли обеспечить надежную биостратиграфию мезозоя. За 20-летний период изучения юры и мела было опубликовано свыше 30 монографий по различным группам беспозвоночных: аммонитам, белемнитам, двустворчатым моллюскам, брахиоподам, гастроподам, спорам и пыльце.

Был открыт неведомый прежде мир разнообразных животных, населявших моря Арктики в мезозойскую эру. Сам Владимир Николаевич занялся, вместе с Т.Нальняевой, изучением юрско-меловых белемнитов — предков современных кальмаров. В четырех специальных монографиях (1964, 1966, 1970, 1975 гг.) была разработана систематика этой группы и выявлена роль белемнитов для биостратиграфии, а также затронуты многие вопросы этапности эволюции органического мира, палеогеографии и палеобиогеографии.

Крупнейшим достижением В.Сакса, его учеников и коллег в изучении мезозоя Арктики явилась зональная стратиграфическая шкала, насчитывающая 140 аммонитовых зон. В западной Европе на разработку зональной шкалы юры и мела потребовалось 125 лет. В Сибири такая работа была выполнена за 20 лет. Все установленные в Сибири зоны триаса, юры и мела широко прослежены и за пределами страны — в Северной Америке, Канаде, на Арктических островах.

Эта грандиозная работа была выполнена усилиями десятков специалистов. Еще в 1961 г. под руководством В.Сакса возникла межведомственная группа из сотрудников Института геологии и геофизики СО АН СССР, Института геологии Арктики (НИИГА) и Всесоюзного нефтяного геолого-разведочного института (ВНИГРИ). Специалисты из этих институтов работали совместно в экспедиционных отрядах на протяжении многих полевых сезонов. Эта группа составила ядро, вокруг которого концентрировались специалисты из многих других учреждений и городов, хотя и не принимавшие участие в общих экспедиционных работах, но поддерживающие тесные контакты, работавшие по сходной программе, постоянно обменивающиеся научными выводами. Так возникла принципиально новая коллегиальная организация палеонтолого-стратиграфического изучения мезозоя в Сибири. Ее лидером неизменно оставался В.Сакс. Отличительными чертами его организаторского таланта были: ставка на молодежь, умение выбора перспективных направлений, постоянный поиск новых путей познания, постановка актуальных задач, а также мягкая манера общения, природная деликатность и демократизм.

При В.Саксе начали разрабатываться наряду с аммонитовыми, биостратиграфические шкалы по другим группам беспозвоночных — белемнитам, двустворчатым, брахиоподам и др. Уже после ухода В.Сакса из жизни эта работа была успешно завершена его учениками: теперь биостратиграфия мезозоя Сибири имеет в своем арсенале целую серию взаимоувязанных шкал, основанных на разных группах ископаемых. Создан совершенный и универсальный, не имеющий мировых аналогов биостратиграфический инструмент, с помощью которого осадочная толща мезозоя повсеместно, в том числе и на закрытых разбуриваемых территориях, может быть датирована, а отдельные подразделения ее могут быть прослежены как нужно далеко.

Особой заслугой В.Сакса является создание в отделе палеонтологии и стратиграфии в рамках его лаборатории специального кабинета палинологии, который позже перерос в самостоятельную лабораторию. Началась разработка стратиграфических шкал по остаткам спор и пыльцы растений. Эти работы первоначально проводились на морских осадочных толщах, и установленные на них подразделения коррелировались с частями толщ континентального генезиса, например угленосных. Успехи палинологов оказались впечатляющими. Зональные подразделения, основанные на растительных остатках, позволяют сопоставлять морские и континентальные отложения и увязывать последние с общепланетарным геохронологическим аммонитовым стандартом. Важнейшая роль этих шкал ярко проявилась в последние десятилетия, когда интересы поисковой геологии сместились в разбуриваемые скважинами регионы, богатые углеводородами. Там, где распространены континентальные осадки мезозоя, палинологическая биостратиграфическая шкала является единственным инструментом для подразделения и корреляции этих отложений.

В сибирский период работы В.Сакса значительное место в его творчестве заняли труды по палеогеографии Арктики в мезозое. Получила развитие концепция о цельности Арктических морей на протяжении мезозоя и об этапности их формирования в связи с тектоникой плит.

Много работ посвящено климатам в мезозое. К проблеме палеоклиматов В.Сакс обратился еще в сороковые годы, когда изучал четвертичную историю развития Арктики. В познании истории климатов в геологическом прошлом В.Сакс шел от наиболее изученных поздних периодов (плейстоцена) к ранним (юрскому и меловому). По инициативе В.Сакса и при его участии для территории Арктики были получены сотни определений палеотемператур, базирующихся на данных о составе изотопов кислорода и отношении Ca/Mg в рострах белемнитов. Были получены данные о том, что на протяжении мезозойской эры (около 700–200 млн лет тому назад) климат в Арктике был умеренно теплым, но существенно изменялся во времени. Среднегодовые температуры поверхностных вод колебались от 11 до 240 градусов Цельсия, температура воды в Арктических бассейнах постепенно понижалась в течение юры и раннего мела.

Климат влиял на характер расселения фауны в акваториях Арктики и растений на суше. Поэтому данные об особенностях площадного размещения и миграциях морских беспозвоночных и в первую очередь нектонных групп — аммонитов и белемнитов, являются тоже одним из источников для суждения о палеогеографии морских бассейнов, их ландшафтов и климатах геологического прошлого.

Впервые В.Саксом и его сотрудниками проведено биогеографическое районирование высокоширотных бореальных бассейнов Северного полушария в мезозое. Оценены масштабы дифференциации фауны в южных и северных широтах и степень взаимного влияния южных и северных фаун в отдельные отрезки геологического времени в связи с изменением палеогеографии.

С проблемами климата Палеоарктики тесно связано решение вопроса о положении северного географического полюса. Еще в ранних своих работах В.Сакс предполагал, что в начале мезозойской эры северный полюс находился в районе Берингова пролива. В заполярный круг в юрском периоде попадали области Северо-Востока России (к востоку от Лены) и Аляски с прилегающими территориями Северной Америки. Эти представления были подтверждены палеомагнитометрией — изучением остаточной намагниченности пород из опорных разрезов юры и мела Сибири. Успеху работ способствовала детализация биостратиграфических исследований и накопление данных по распространению остатков растений, спор и пыльцы.

В.Сакс проявлял большой интерес к самым различным областям геологических знаний. Не имея возможности заниматься всеми интересующими его проблемами лично, В.Сакс умело организовывал и выводил на новые направления своих коллег, прежде всего молодежь. Он являлся одним из инициаторов, руководителей и авторов многолетней академической работы по проблеме "История развития рельефа Сибири и Дальнего Востока", завершившейся публикацией серии монографий и удостоенной Государственной премии СССР в области науки и техники за 1978 год. В.Сакс по праву считается основателем двух научных школ: исследователей четвертичной системы и биостратиграфов мезозоя Сибири.

Научное наследие В.Сакса весьма значительно. Он автор более 250 работ. Труды В.Сакса уже пережили своего творца. Он обладал даром провидца, предсказавшего многое, что стало явью только сейчас. Новая ступень, на которую поднялась к концу тысячелетия геология четвертичной системы Сибири и биостратиграфия мезозоя Сибири, — это и есть лучший памятник В.Саксу.

Тема 5-ой мемориальной научной сессии — "Проблемы стратиграфии и палеогеографии бореального мезозоя". Предусмотрено рассмотрение разнообразных вопросов, по состоянию ярусных шкал на территории развития отложений бореального типа; бореально-тетической корреляции; состоянию региональных стратиграфических схем; палеогеографии Арктики в мезозое; истории формирования нефтегазоносных седиментационных бассейнов Северной Евразии.

Владимир Николаевич оставил после себя много учеников и последователей, а это залог того, что дело его жизни будет продолжено. В памяти соратников, учеников, товарищей, друзей В.Сакс — это человек многосторонней эрудиции, целеустремленный, беззаветно преданный науке, патриот своей страны.

Академики И.Грамберг, Н.Добрецов,
А.Конторович, Б.Соколов,
член-корреспондент РАН А.Каныгин,
доктора геолого-минералогических наук 
В.Волкова, В.Захаров, В.Ильина, С.Меледина,
кандидаты геолого-минералогических наук 
Т.Нальняева, Б.Шурыгин.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+44+1