Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 11 (2646) 13 марта 2008 г.

КУДА УХОДЯТ ЛОСИ…

Лосей на Руси издавна величают сохатыми за огромные роскошные рога, каждый из которых вырастает в форме лемеха плуга с отростками, напоминающими древнее орудие пахаря — соху.

Алексей Яновский, к.б.н., ИСЭЖ СО РАН

Иллюстрация
Фото с сайта floranimal.ru

Рога, как и у всех видов семейства оленей в отряде парнокопытных, за исключением северных оленей, у которых рогаты и самки, имеются только у самцов. Они сбрасываются каждую весну, а летом отрастают заново в увеличивающемся год от года размере и все более ветвистые. Растущие рога у оленей покрыты кожей и обильно снабжаются кровью. Это так называемые панты. Ко времени брачных игрищ, т.е. в конце лета и осенью, оленьи рога лишаются кровоснабжения, окостеневают и превращаются в грозное оружие соперников в турнирах, приз за победу в которых — благосклонность олених. Поскольку лоси — это своеобразные и очень большие олени, их самцов в просторечии называют «быками», а самок «коровами».

Вспоминаю, как 35 лет назад сокурсник, прочитав очередную заметку Василия Пескова в газете, тогда тоже популярной и интересной, но без теперешней слепящих многих «желтизны», восторгался колоритной характеристикой этого животного, прозвучавшей из уст жителя таежной деревеньки: «Лось — он, паря, хламида мотная…» В те годы лоси встречались в наших лесах куда как чаще, чем теперь. Помет, следы, одиночные особи, а то и семейные группы этих великанов то и дело попадались на глаза даже вблизи деревень и в нескольких километрах от больших городов, таких как Томск и Новосибирск. Коллега, выпускник МГУ, в свои студенческие годы часто, вооружившись телеобъективом, фотографировал лосей в Подмосковье, и порой вспоминает, как преподаватель обещал поставить «пятерку» в зачетку тому, кто найдет в окрестностях Звенигородской биостанции хотя бы одну сосенку, оставленную лосями неповрежденной. Аналогичная картина наблюдалась в те годы и в борах Новосибирской области, включая окрестности Академгородка.

В 70-е и 80-е годы новосибирцам разрешалось добывать по лицензиям почти тысячу лосей в год, что составляло всего несколько процентов суммарного поголовья. В настоящее время численность всех обитающих в нашей области лосей едва превышает тысячу особей. И дело вовсе не в том, как кое-кто пытается представить, что когда-то разрешалось добывать слишком много животных, а в том, что именно теперь в угодьях царит невообразимая прежде безнадзорность. На вопрос, обращенный к одному из охотоведов, встречаются ли в подведомственном ему районе лоси, тот не без черного юмора ответил: «Отдельные лоси иногда заходят к нам, но, судя по следам, ни одному из них не удается пройти и 10 километров. Лосиный путь прерывается обычно в форме остатков туши, таких как шкура, голова, ноги, потроха, брошенных на месте преступления браконьерами…»

В конце минувшего года в новосибирских СМИ сообщалось, причем с демонстрацией места происшествия, тех же остатков убитых лосей и даже номера автомобиля злоумышленника, об очередной расправе над животными, которая, судя по всему, как это теперь принято, так и не получила должной правовой оценки в суде. Даже если именитый браконьер и заплатил в казну, как объявлено, 56 тысяч рублей, то для него и ему подобных это не больнее комариного укуса. Лишний стимул продолжить занятия браконьерством, чтобы «морально» компенсировать «переживания» по поводу возможной огласки, и небольшую прореху в личном бюджете. Еще страшнее последствия несанкционированных отстрелов лосих в местах отела в конце мая-начале июня. Дело в том, что лосихи телятся не абы где, а на постоянных из года в год участках леса, известных узкому кругу лиц, в основном охотоведам и браконьерам из числа «хорошо информированных лиц». В студенческие годы, целыми днями пропадая в лесу недалеко от Томска, сам натыкался на такие места и представляю, чем они отличаются от окрестностей, например, особенностями растительности. Даже если в популяции осталась хотя бы одна стельная лосиха, отстрел ее там гарантирован. Такие горе-охотники в «оправдание» себе говорят, что лосят при этом они не убивают. Словно бы не понимают, что через пару дней без материнской заботы лосята неминуемо гибнут и без «контрольных» выстрелов…

В современных условиях достаточное воспроизводство дичи возможно лишь в условиях строгой охраны при наличии широкой сети заказников и воспроизводственных участков, где запрещена всякая охота. Требуется отводить большие территории и под заповедники, где нельзя допускать никакой хозяйственной деятельности, включая туризм и т.п. По международным стандартам согласно подписанной Россией в середине 90-х годов Конвенции о сохранении биологического разнообразия, особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) необходимо объявлять не менее 10, а то и 12 процентов имеющихся угодий в каждом регионе. В нашей же стране о таком уровне охраны природы остается только мечтать.

Представляется анахронизмом то, что на большом протяжении страны от Урала до Алтая на юге Западной Сибири, включая Новосибирскую область, до сих пор нет ни одного заповедника. Около 15 лет назад в Кемеровской области почти чудесным образом, благодаря энергичным нестандартным действиям энтузиастов, в том числе известного ученого-зоолога д.б.н. проф. Татьяны Гагиной, появился-таки замечательный резерват «Кузнецкий Алатау» площадью чуть более четырех тысяч квадратных километров. В Новосибирской области наиболее подходящей для заповедника территорией специалистами давно признан Кирзинский федеральный заказник к западу от Барабинска с включением акватории и ряда островов на северо-востоке озера Чаны, где гнездятся птицы нескольких краснокнижных видов, в том числе кудрявые пеликаны. Однако, вопрос об этом повис в воздухе, как говорят, все из-за тех же лосей, коих в заказнике немало. А слово заказник в современном лексиконе многими понимается как производное от слов «заказная охота для избранных»…

Не умею слагать вирши. Но когда подбирал заголовок, как-то само собой сложилось: «Куда уходят лоси? — В далекие края. Где лес густой из сосен. И где стрелять нельзя…»

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+454+1