Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 25 (2660) 20 июня 2008 г.

ДЕНЬ ЭКОНОМИКИ

17 июня в малом зале Дома ученых прошло торжественное заседание, посвященное 50-летию Института экономики и организации промышленного производства.

Подготовила В. Садыкова

На юбилей приехали известные экономисты академики А. Г. Аганбегян и А.Г. Гранберг, возглавлявшие институт в предыдущие годы, с приветствиями и поздравлениями выступили полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе А. В. Квашнин, председатель СО РАН академик А. Л. Асеев и академик Н. Л. Добрецов, губернатор Новосибирской области В. А. Толоконский, мэр г. Новосибирска В. Ф. Городецкий, глава администрации Советского района А. А. Гордиенко, зам.председателя Новосибирского областного совета депутатов Б. В. Прилепский, ректор НГУ  В. А. Собянин, генеральный директор Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий Ю. И. Бернадский, директора институтов, представители организаций, предприятий и др.

Иллюстрация

Иллюстрация

Открылось заседание докладом академика В. В. Кулешова, директора института, в котором он проследил путь, пройденный институтом за 50 лет, назвал основные проблемы, с которыми сталкивались в тяжелейшие для науки годы, и заглянул в перспективу.

После доклада началась приятная часть любого торжественного мероприятия — поздравления и вручение подарков. Первым на сцену вышел полномочный представитель Президента РФ в СФО А.В Квашнин. От имени Президента России  Д. А. Медведева он поздравил институт со знаменательной датой и пожелал здоровья и творческих успехов, научных свершений и достижений в интересах государства Российского.

«Я твердо убежден, что экономика есть основа жизни, основа развития человечества, экономика есть движение как человека, так и общества, и государства. Пережив очередной разрушительный катаклизм, которые, к сожалению, у нас происходят периодически, Россия снова на подъеме, и сейчас как никогда важна роль науки, особенно экономической», — сказал полпред.

Председатель СО РАН академик А. Л. Асеев отметил особое место Института экономики в системе Сибирского отделения: «Мне как физику проще его определить так: все науки в Отделении, в основном, работают в системе четырех измерений, где три координаты — пространство, одно — время, „пятое измерение“ — это экономика и финансы. В России оно с трудом приживается. Институт экономики в этом плане находится как бы на наиболее неизведанном и опасном пути развития науки. Институт экономики, его сотрудники, несмотря на господствующий долгое время идеологический подход, всегда следовали и следуют высоким научным принципам, о чем свидетельствуют работы блестящих экономических школ академиков А. Г. Аганбегяна, А. Г. Гранберга, Т. И. Заславской, В. В. Кулешова, чл.-корр. РАН К. К. Вальтуха. Только сейчас в общество приходит понимание того, что значит то самое „пятое измерение“, и это коренным образом должно изменить менталитет нашего общества. Сибирское отделение возлагает на Институт экономики большие надежды, потому что сейчас работы в области высоких технологий и инноваций требуют совершенно безупречных экономических расчетов, чтобы ученые могли говорить на одном языке с корпорациями и правительством. Я очень сильно рассчитываю на вашу помощь...».

Академик  Н. Л. Добрецов выступил, как он выразился, в двух ипостасях — как паст-президент и как председатель Объединенного ученого совета наук о Земле. Поздравив коллектив института, он напомнил, что между геологическими институтами и Институтом экономики всегда существовало тесное сотрудничество, что они вместе решали задачи по развитию Сибирского нефтегазового комплекса, вместе работали над Стратегией развития Сибири, энергетической и транспортной стратегиями, стратегией газовой промышленности и т.д.

Губернатор Новосибирской области В. А. Толоконский подчеркнул, что научные школы ИЭОПП, результаты исследований ученых-экономистов известны не только в нашей стране, но и за ее пределами. Работа института все эти годы оказывала серьезное влияние на директорский корпус, промышленные, строительные предприятия, инфраструктурные организации. Разработанные институтом территориальные программы вносили необходимую экономическую культуру в работу органов власти и в Новосибирской области, и во многих сибирских регионах, где работали подразделения и лаборатории института. Нет ни одного крупного сибирского региона, где бы программы развития не были бы в определенной степени разработаны учеными Института экономики. Стратегия развития Новосибирской области до 2025 года, кроме своей стратегической направленности, имеет практическое значение, давая руководителям ориентиры в управленческой деятельности.

— У меня в отношении к Институту экономики много личного — шесть лет я проработал в этом коллективе. Я не стал научным сотрудником, и не знаю, согласятся ли присутствующие здесь ученые считать меня своим учеником, но они сыграли самую главную роль в моей жизни — здесь я получил и образование, и первый социальный опыт, здесь сформировалось особое отношение к жизни и к людям...

Под аплодисменты на трибуну поднялся Абел Гезевич Аганбегян: «Дорогие коллеги, дорогие друзья, исключительно приятно вас всех видеть! Вот мы и дожили до столь значительного юбилея, с чем я вас сердечно поздравляю!»

— Отцом-основателем, предложившим М. А. Лаврентьеву создать здесь институт экономического профиля был академик В. С. Немчинов, — вспоминает А. Г. Аганбегян. — Выдающийся экономист, он был академиком-секретарем отделения экономики, но поехать в Сибирь по состоянию здоровья не смог. Первым директором стал Г. А. Пруденский, который направление математических методов в экономике не считал серьезным, и приехавший из Москвы Л. В. Канторович, занимавшийся этими проблемами, ушел в Институт математики заместителем к С.Л.Соболеву (с которым они были связаны многими годами работы в Москве, в том числе по атомному проекту) и организовал там математико-экономический отдел.

Герман Александрович считал, что для института главное — связь с промышленностью, поэтому институт с самого начала взял курс на то, чтобы размещаться в городе. Первое время он занимал несколько комнат на Советской, 22. Но квартир в городе для сотрудников не было, квартиры строились в Академгородке, и когда я приехал и стал набирать коллектив лаборатории, то никакой возможности обосноваться в городе не было. Поэтому мы стали первой ячейкой института, которая переехала в Академгородок. Мне выдали связку ключей от квартир и сказали, какие хочешь занимай, себе выбери и приглашай людей... Я стал приглашать людей, показывал им квартиры. В одной из них мы устроили лабораторию. Себе я выбрал квартиру на этой же лестничной площадке, чтобы можно было в тапках ходить на работу. Такие были времена...

Спустя три года институт все-таки полностью переехал в Академгородок, сначала в жилое помещение, а потом уже был построен наш корпус. Мы выбрали тогда три направления, несколько иные, чем предполагалось вначале. Одно — народнохозяйственное, макроэкономическое, говоря современным языком, во главе с К.К. Вальтухом. Второе, связанное с развитием производительных сил Сибири и моделированием, возглавил А. Г. Гранберг, и социологическое направление — Т. И. Заславская. Из регионального, которым институт фактически был, мы постепенно превратились в институт общесоюзного значения, сотрудничали с Госпланом СССР, который нам, кстати, подарил электронно-вычислительную машину и содействовал в строительстве второго корпуса института. Потом мы стали выходить и на международную сцену.

Я хотел бы выразить свою благодарность коллективу института, который, собственно говоря, меня воспитал как ученого, если можно так сказать, потому что нормальные люди обычно говорят не «ученый», а «научный работник»... Я сюда приехал 29-летним кандидатом наук, здесь сформировался в научном плане, очень многому научился и у присутствующих здесь людей, и у тех, кого, к сожалению, уже с нами нет.

Вообще, и меня,и многие идеи института во многом сформировались благодаря Леониду Витальевичу Канторовичу. Грубо говоря, если мы таланты, в лучшем случае, то Канторович был гений, человек совершенно другого разряда в науке. И то, чем мы занимались и занимаемся — оптимизацией, подходами с позиции оптимизации — эта наша методология восходила, конечно, к его работам, за которые он получил Нобелевскую премию. Надо сказать, что сейчас эти работы мало известны даже научным сотрудникам-экономистам. Идеи об оптимальных оценках, об их экономической природе практически не преподаются в вузах, не понимаются даже большинством профессоров. Это очень сложная, новая ветвь в экономической науке второй половины XX века. Надо сказать, что, когда я при Леониде Витальевиче называл его своим учителем, он довольно энергично возражал, он был человеком достаточно скромным, но, по правде говоря, это так.

Еще я хотел вспомнить замечательный Президиум Сибирского отделения тех лет и его выдающихся руководителей — М. А. Лаврентьева, Г. И. Марчука и В.А. Коптюга. Надо сказать, что такого отношения к экономической науке, как здесь, в Сибирском отделении, наверное, нигде не было... Вообще говоря, для меня 25 лет пребывания в Сибири — это лучшие годы жизни, счастливое время. И не только потому, что мы были тогда молоды и полны сил, просто сама обстановка была совершенно изумительная.

Я убежден, что многие идеи и выкладки института будут востребованы. Пока мы проходим этап во многом восстановительный, причем его локомотивом являются энергокомплексы, связанные с ними направления. Но этот этап завершается, нам нужно диверсифицировать экономику, экспорт, в первую очередь, перенести упор на глубокую переработку, на производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью... На первый план выйдут те направления, в которых Россия может быть мировым лидером. Она может быть мировым лидером в области нефтехимии, в глубокой лесопереработке, в энерго- и электромашиностроении, связанных с развитием современной энергетики и мощных, рассчитанных на далекие расстояния линий электропередач, в региональной и большегрузной авиации, в оффшорном программировании — здесь мы уже вышли на третье место в мире, еще в некоторых областях. Большинство этих отраслей, локомотивы нашего развития в ближайшие десятилетия, как мне кажется, будут размещаться в Сибири. Поэтому многие идеи по созданию таких развитых территориально-производственных комплексов в Сибири, не добывающего типа, а глубокоперерабатывающие, безусловно, будут востребованы. Когда мы в свое время занимались крупными программами развития Сибири, над нами многие смеялись, называли их «дорогами в никуда». Но теперь совершенно ясно, что в ближайшее время БАМ будет по-настоящему востребован, потому что идет конкурс на Удокан, начинается крупномасштабное освоение золоторудных месторождений... От БАМа, как мы и предполагали, дороги пошли на север — это опорная линия, с которой будут осваиваться северные районы. Или программа, которую мы долго вынашивали, разрабатывали — освоение Тихоокеанского побережья нашей страны, развернутого к самому густонаселенному и самому значимому и быстроразвивающемуся району мира... Или программа освоения богатств Арктики и перехода к круглогодичной навигации по Северному морскому пути. Эта проблема становится все более и более значимой.

— Не только регалии мы получали за свою деятельность, — добавил зам. директора ИЭОПП  В. Е. Селиверстов, — но и выговоры комиссии ЦК. Но это как раз тот самый случай, когда эти события мы можем занести в свой актив, поскольку в то время Институт экономики рассматривался как центр экономической оппозиции, в том числе и наш журнал «ЭКО», и Клуб директоров... Так сложилось, что наш институт стал кузницей управленческих кадров для Москвы: советники президентов, министров, руководители федеральных служб и агентств... Когда Абел Гезевич в свое время переезжал в Москву на очень высокую должность, мы прекрасно понимали, что рамки института он давно перерос, что он — величина государственного масштаба. Для нас это была и трагедия, и не трагедия, потому что институт он оставлял в очень надежных руках, назначив директором А. Г. Гранберга.

— Я считаю, что самое верное решение, которое я принял в своей жизни, это то, что послушался Абела Гезевича и переехал из Москвы сюда, — продолжил Александр Григорьевич Гранберг. — Было совершенно ясно, что в Сибири создается нечто необычное, и Институт экономики становится центром серьезнейшего прогресса и в науке, и в экономике. Модель института, которую предложил Абел Гезевич, можно считать гениальной. Она выдержала испытание временем — это соединение науки и образования, создание системы поствузовского образования, спецфакультета по подготовке кадров менеджеров высшего звена, проведение междисциплинарных исследований и резкое усиление научного инструментария экономической и социологической наук. Эта такие формы, как экономические экспедиции, создание сети журналов, проведение сибирских экономических форумов и многое другое. И все это составляло систему, которая уже вышла за рамки науки. В сущности, Институт экономики и организации промышленного производства уже десятилетия является ядром большой производственной, социальной, образовательной и исследовательской систем.

В 1985 году, когда Абел Гезевич выбрал в качестве своего преемника на должность директора института меня, наступало время перестройки, готовились экономические реформы. И хотя у нас сложилась уже направленность института, она, в сущности, мало изменялась, менялась сама среда. Очень важно было сохранить конкурентоспособность и лидерство по выбранным научным направлениям, когда экономическая самостоятельность предприятий возрастала, когда регионы получили новые экономические возможности, и ясно было, что изменится и вся структура управления. Социологи наши очень сильно готовили общество к радикальным переменам...

И здесь я хочу особенно подчеркнуть роль В. В. Кулешова, который принял институт в 91-м году и выдержал самый трудный период нашей жизни. Валерий Владимирович проявил высочайшие такт, мудрость, терпение, и этот труднейший период был пройден — сохранились научные школы, основной костяк, активность в исследованиях, публикациях, международных связях улучшилась. Дальше будет лучше!

Фото Е. Пузанова

стр. 1, 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+466+1