Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 35-36 (2670-2671) 11 сентября 2008 г.

«ЗАТМИВШАЯ ЗАТМЕНИЕ...»

Книжная выставка «Солнце погыбе и паки наполнися. Астрономические наблюдения в России: летописный период и первые научные разработки», организованная кафедрой древних литератур НГУ и Отделом редких книг и рукописей ГПНТБ СО РАН, была приурочена к международной научной встрече астрономов, проводящейся в Новосибирском университете в начале августа нынешнего года.

Владимир Алексеев,
заведующий Отделом редких книг и рукописей ГПНТБ СО РАН

Елена Дергачева-Скоп,
заведующая кафедрой древних литератур и литературного источниковедения НГУ

Кроме редкого и удивительного явления — солнечного затмения 1 августа 2008 г., ученые-астрономы, приехавшие наблюдать его, имели возможность познакомиться со старинными русскими и западноевропейскими книгами, в которых отразился сложный путь накопления человечеством знаний о небесных светилах.

Значительная часть выставки посвящена отражению в древнерусских летописях, произведениях исторического и литературного характера небесных явлений. Многим памятно «Слово о полку Игореве», где князь не внял небесному предостережению — солнечному затмению — и поход его оказался неудачным.

Наблюдениями за небесными явлениями наполнены древнерусские летописи и хронографы. Так, Радзивиловская летопись сообщает о солнечном затмении 29 марта 1114 г. и описание этого небесного явления сопровождает миниатюрой: «Бысть знамение в солнци в 1 час дни, бысть видети всем людием: осталося его аки месяць, долу рогама, марта 29».

В других летописных сводах находим иной образец описания затмения 6874 (1366) «Солнце луча своя скры, и бысть яко трех денъ месяцъ, мраку зелену от запада приходящу в седмый день августа въ третий час дни, пребысть часъ, обратися роги на полдень, а потом к земли, донде же света наполнися».

В Хронографе редакции 1620 года под 6874 [1366] годом это известие о затмении солнца читается в связи с нападением египетского султана на Антиохию, Иерусалим, Синай. Событие зафиксировано также в Густынской летописи западно-русского происхождения. На выставке представлена уникальная рукопись XIV века с текстами Кирика-новгородца, жившего в первой половине XII века. Он был дьяконом и регентом хора знаменитого Антониева монастыря в Великом Новгороде, но известен он более как автор самого древнего русского математического сочинения «Кирика диакона и доместика новгородского Антоньева монастыря учение, им же ведати человеку числа всех лет». Этот текст дошел в позднейших списках, но в них сохранилась дата его создания — 1136 год и имя автора.

При определении дней пасхальных праздников на несколько десятилетий вперед Кирик уделял внимание и арифметико-хронологическим расчетам. Однако Кирик не ограничился вычислениями пасхалии. Он тщательно подытожил, сколько месяцев, недель, дней и даже часов прошло от «сотворения мира» до года, в котором он написал свое сочинение (по библейскому счету — 6644-й). При этом первому русскому математику пришлось иметь дело с очень большими числами.

Хорошо разбирался Кирик и в действии с дробями. Несколько разделов его работы посвящены вычислению так называемых дробных часов, содержащихся в одном дне. Эти дробные часы получаются, если день разделить на 12 часов, а час — на пятые, двадцать пятые, сто двадцать пятые и так далее доли.

Труды Кирика показывают его познания и в области астрономии. Ему были известны такие сложные понятия из теории календаря, как «эпакт» (возраст луны в определенный день года), «индикт» (пятнадцатилетний календарный цикл), двадцативосьмилетний «солнечный круг», восемнадцатилетний «лунный круг» и «великий индиктион» пасхальных таблиц в 532 года.

В послесловии к своему труду Кирик сообщает некоторые сведения о себе самом: «Рождения моего до сюда бяше лет 26, а месяцев 312, а недель 1300, а дней 9500, без три дни...».

Кирик был не только математиком, но и историком. Предполагают, что он участвовал в создании одной из Новгородских летописей.

Беспокойный ум одного из первых русских ученых проявился в сохранившемся до наших дней «Вопрошании Кириковом архиепископу Нифонту» — длинном списке вопросов, которые пытливый монах обсуждал с главой новгородских церковных учреждений. Из текста произведения можно заключить, что Кирик вел записи по меньшей мере до 1156-1158 годов. Совсем еще недавно один из тех вопросов был непонятен современным ученым. «Нет ли в том греха, — спрашивал Кирик, — ходить по грамотам ногами, если кто, изрезав, бросит их?...». Загадка разрешилась, когда в Новгороде нашли грамоты, написанные на бересте. Этот материал, доступный каждому, не было надобности хранить, тем более, что содержание многих писем носило сиюминутный характер. Грамоты бросали под ноги после их прочтения. Так вопрос Кирика, заданный около девяти столетий назад, снова обрел смысл и подтвердил широкое распространение письменности в Древней Руси.

В 1136 году по поручению Нифонта Кирик составил Новгородский летописный свод 30-х годов 12 века (Свод Нифонта).

Таким образом, Кирик был не только выдающимся математиком, календареведом, но и ученым, который стремился применить свои знания точных наук в исторической хронологии, при этом, быть может, пытаясь как-то осмыслить понятие «время» с позиций определенных космологических представлений о природных циклах. «Учение» должно восприниматься в целом как образец средневекового научного трактата, где тесно переплетены математические, календарные, хронологические и, возможно, философские идеи и представления.

На выставке представлен целый ряд старинных западноевропейских астрономических трактатов и атласов.

Первые печатные книги по астрономии — это средневековые астрономические трактаты и античные астрономические сочинения.

В базельском издании 1547 года представлены астрономические работы античных авторов — Прокла Диадоха о сфере, Клеомеда — о метеорах, Арата — о Солнце.

Иллюстрация Страница книги Иоанна Сакробоско.

На выставке можно увидеть сочинение Джона Галифакса из Голливуда — в науке он более известен под именем Сакробоско. Ученый XIII века в книге «Сфера мира» (на выставке представлено виттенбергское издание 1543 г. этого трактата) рассуждает об общедоступных вопросах астрономии и, главным образом, рассматривает суточное движение небесной сферы. Сочинение Сакробоско было необычайно популярно в XV-XVII веках, этот текст был первым астрономическим трактатом, выпущенным в XV веке (в 1472 г.) при помощи типографского станка, и в «инкунабульный» (колыбельный) период книгопечатания (до конца XV века) книга была издана 25 раз. Популярность и своеобразная востребованность книги Сакробоско в последующие времена подтверждается тем, что до середины XVII века ее текст выдержал еще 40 изданий! Астрономические трактаты Пьера д’Альи (Пьера де Альяко; 1350-1425 или 1420 гг.), доктора теологии Парижского университета, философа, логика и астронома, были напечатаны в Лувене, в типографии Иоанна Падерборна, в 1483 году под названием «Образ мира». Кстати, название этой книги Пьера д’Альи в XX веке было дано международному научному журналу — «Imago mundi». Новосибирский экземпляр этой редчайшей инкунабулы весь испещрен на полях заметками дотошного читателя XV века. Действительно, труды французского кардинала, канцлера Парижского университета, исповедника короля Карла VI волновали людей XV века — ведь он следом за Френсисом Бэконом отстаивал необычную для того времени идею шарообразности Земли. В науке известен также экземпляр этой книги Пьера д’Альи с пометками Христофора Колумба. Эпоха Возрождения, обозначившая расцвет литературы и искусства, знаменовалась и подъемом науки. К числу астрономов, внесших заметный вклад в науку XV века, относятся профессор математики и астрономии Венского университета Георг Пурбах и его ученик Региомонтан (Иоаганн Мюллер), основавший в Нюрнберге одну из первых обсерваторий. По завещанию учителя Региомонтан перевел с арабского на латынь тогдашний научный эсперанто, античный трактат «Альмагеста» Птолемея. На выставке представлена книга Георга Пурбаха «Сокращенное изложение астрономии» в виттенбергском издании 1535 года — первые издания этого труда еще в XV веке были выпущены Региомонтаном, который специально для этой цели изготовил собственный типографский станок. Кстати сказать, Региомонтан в 1474 году типографским способом опубликовал таблицы координат звезд и затмений на каждый день с 1475 по 1506 годы — ими пользовались мореплаватели, в том числе и Христофор Колумб, для определения своего местонахождения. В настоящее время именами Пурбаха и Региомонтана названы кратеры на видимой стороне Луны.

Определенный интерес представляет книга Томаса Фиенуса (1567-1631) и Либерта Фромонда о комете 1618 года. В одном переплете с этой книгой находится еще одно интересное сочинение Фиенуса на тему — движется ли небо и покоится ли Земля. На выставке можно увидеть книги знаменитого астронома из Данцига (Гданьска) Иоанна Гевелия (1611-1687).

Иллюстрация Гравюра из астрономических атласов Иоанна Гевелия.

Гевелий дал первый систематический обзор всех появлявшихся комет, и книга 1690 года издания представлена на выставке. Астроном составил также каталог звезд, которые можно наблюдать без телескопа, но с большой точностью. Прекрасные гравюры созвездий, сопровождающие каталог и другие труды Гевелия, стали классическими изображениями звездного неба.

Плодом многолетних и тщательных исследований лунной поверхности явился фундаментальный труд Гевелия «Селенография». Здесь помещены описания лунных гор, большинству из которых впервые были даны названия, кратеров, темных пятен — многие названия сохранились до нашего времени. Эта книга уже в середине XVII века была переведена на русский язык. Русский переводчик пишет в предисловии, что данный перевод с латинского полностью соответствует оригиналу — в книге «слово в слово пишется о Луне и о Солнце, и о прочих планетах небесных». В дошедшей до нашего времени рукописи имеется большое число чертежей. Перевод, по мнению А. И. Соболевского, очень хороший, несмотря на то, что астрономическая терминология в России не соответствовала европейской, поскольку до середины XVII века русская астрономия развивалась как часть наблюдений летописцев. Они использовали свою терминологию, символику, и описание составлялось по определенным канонам.

Переводчик «Селенографии» попытался соединить некоторые европейские термины и русский принцип описания явлений, используя ассоциативный принцип. Поэтому в русском переводе «Селенографии» описание микроскопа выглядело следующим образом: «Труба мекроскопиум, в которую взирая на самые меншие вещи, на таковые, что едва нагим оком мочно их довидети, те вещи она творит быти величием вельбудов и слонов». Русский перевод «Селенографии» был сделан по просьбе воспитателя царевича Алексея Алексеевича боярина Ртищева и по указанию царя Алексея Михайловича как учебник астрономии и оптики для царевичей Алексея, Федора и Петра.

Гевелий усовершенствовал конструкцию телескопа. В построенной им обсерватории применялись телескопы с большим фокусным расстоянием — до 50 метров! — управляться с которыми наблюдателю помогала команда отставных матросов, знакомых с судовым такелажем. В книгах Гевелия можно обнаружить гравюры с изображением сконструированных им телескопов.

Иллюстрация Гравюра из астрономических атласов Иоанна Гевелия.

Но истинной неожиданностью для посетителей выставки была демонстрируемая электронная версия сибирской книги. Среди старинных рукописей Тобольского историко-архитектурного музея заповедника хранится уникальная книга, содержащая летописные записи астрономических явлений, сделанные в основном в Тобольске в конце XVII — начале XVIII в. Сто с небольшим листов в восьмую долю листа занимают разнообразные сведения астрономического и атмосферного характера. Рукопись сохранилась, к сожалению, не полностью, утрачено её начало, отсутствует конец записей, нарушена их хронология. Характер последней свидетельствует о существовании какого-то летописного источника, предшествовавшего этому собранию записей. Видимо, такой источник должен был иметь гораздо большее количество листов, ибо в него входили выписки из Толковой палеи, хроник (например, летописного свода 1652 г.), записи из Нового летописца и пр. Рукопись содержит отдельные астрономические наблюдения в Сибири с 1632 г., в его составе есть записи 60-80-х гг. и достаточно полно сохранившиеся сведения рубежа XVII-XVIII в.

Иллюстрация Миниатюра сибирской астрономической рукописи.

Еще в 60-е гг. XX века исследователи связали создание источника сохранившейся рукописи с именем известного тобольского ученого — картографа, писателя, историка, архитектора и художника Семена Ульяновича Ремезова. С. У. Ремезов прекрасно олицетворяет мир русского человека XVII века, для которого «земное» перестает быть замкнутым пространством не только в духовном, но и в физическом смысле. Благодаря открытию новых территорий, походам в «незнаемые земли», укреплению внешних связей Руси, границы мира русского человека XVII века значительно расширяются. «Запад» и «Восток» активно входят в мироощущение XVII века. «Новые земли» человеку открывают и рассказы землепроходцев, и все более реально отражающие мир карты — это воплощенное чудо: «Аки в зерцале видим и пространно чтем данных и неподд(нных), советных и противных» земли, «и каеждо верста... делно с жилищи селидб при реках и озерах до последних Степи земель с урочищи в виде (в поле зрения. — Авт.) лежит», — с восхищением пишет Ремезов. Все это создает у человека ощущение причастности к обновлению мира (смена контекста «бытия»), «сходящего» со своей привычной стези и своих широких возможностей в этом мире.

Иллюстрация Гравюра из книги французского астронома аббата Шаппа д'Атроша, в середине XVIII века совершившего путешествие в Сибирь с целью наблюдения прохождения Венеры перед диском Солнца.

Астрономические наблюдения так же, как и картография, соответствуют этому интересу к миру. Если записи 40-80-х гг. XVII в. почти всегда в рукописи сопровождаются разного рода предсказаниями (недаром семейству С. У. Ремезова, в частности, его отцу, известный европейский деятель Ю. Крижанич, который был сослан в Тобольск в середине XVII в. и пробыл там 15 лет, приписывал действенный интерес к астрологии, то записи рубежа столетия представляют лишь констатацию наблюдений астрономических и атмосферных явлений, наблюдавшихся в Тобольске. Записи уникальны и, видимо, верны: описание появления кометы в 1680 г., известное по другим источникам, не противоречит им и может иметь расхождения только в связи с другим местом наблюдения; солнечные затмения вполне могли (согласно расчетам) происходить в это время и в этом месте и др. Записи выполнены в типичной, свойственной русской традиции летописной манере. В настоящее время Отделом редких книг и рукописей ГПНТБ СО РАН, кафедрой древних литератур и литературного источниковедения НГУ и Тобольским историко-архитектурным музеем-заповедником готовится к выпуску электронное издание этой уникальной астрономической рукописи, имеющей сибирское происхождение и исключительную историко-культурную и научную ценность.

Многие астрономы, прибывшие в Новосибирск наблюдать уникальное небесное явление и успевшие познакомиться с выставкой, рассматривая и листая (да, была такая возможность!) редчайшие классические книги по астрономии, которых, может быть, въяве никогда и не видели, утверждали, что выставка «затмила затмение»! Лестный отзыв! Поэтому с началом нового учебного года выставка еще будет демонстрироваться в стенах университета.

стр. 8-9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+472+1