Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 49-50 (2684-2685) 25 декабря 2008 г.

ПАТРИАРХ
АКАДЕМИЧЕСКОЙ
ГОРНОЙ НАУКИ В СИБИРИ
НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ ЧИНАКАЛ

В декабре 2008 года в Институте горного дела СО РАН подвели итоги конкурса научных работ на соискание премии им. Н. А. Чинакала, цель которого — поощрение творческой активности научных сотрудников, проводивших исследования в области горных наук: современные геодинамические поля и процессы, вызванные техногенной деятельностью; теория разработки месторождений полезных ископаемых и комплексная переработка минерального сырья на основе ресурсо- и энергосберегающих технологий; горное и строительное машиноведение; исследование природных и техногенных явлений в верхней части земной коры применительно к проблемам разработки полезных ископаемых; разработка механических и взрывных методов разрушения горных пород. В этом году конкурс был посвящен 120-летию со дня рождения Николая Андреевича.

Иллюстрация

Старейший ученый-горняк Николай Андреевич Чинакал родился в деревне Нур-Али (Крым) 19 ноября 1888 года и скончался 25 декабря 1979 года в г. Новосибирске.

Николай Андреевич окончил Екатеринославское высшее горное училище, позднее Днепропетровский горный институт (1912 г.). Доктор технических наук, профессор (1941 г.), член-корреспондент АН СССР (1958 г.). Ученый с мировым именем, специалист в области шахтного строительства, систем разработки полезных ископаемых и механизации горных работ. Лауреат Сталинской премии за разработку мощных крутопадающих пластов угля (1943 г.) и Ленинской премии за разработку научных основ, создание и внедрение в производство комплекса высокопроизводительных механизмов для бурения скважин в подземных условиях (1966 г.). Герой Социалистического Труда (1967 г.). Награжден орденом «Знак Почета», двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Ленина, Золотой медалью «Серп и Молот» и другими медалями, знаком «Шахтерская слава» трех степеней.

Трудовую деятельность Николай Андреевич начал в 1913 году после окончания училища. Уже в дореволюционный период он проходит путь от помощника машиниста врубовой машины до управляющего рудником Алексеевского горнопромышленного общества концессионеров (г. Макеевка).

Разрушенная Гражданской войной, и без того отсталая угольная промышленность Донбасса требовала скорейшего восстановления. После национализации рудников в мае 1920 г. Н. А. Чинакала назначают помощником уполномоченного центрального правления каменноугольной промышленности по Макеевскому району. В 1921 г. Николая Андреевича направляют делегатом на первый Всероссийский учредительный съезд рабочих горной промышленности, где он был избран членом ЦК Всероссийского союза горнорабочих — заместителем заведующего экономическим отделом.

В конце 1921 г. Н. А. Чинакал был утвержден членом комиссии при Совете труда и обороны для разработки плана восстановления Донбасса, а затем в течение шести лет (1923-1928 гг.) он руководил отделом механизации треста «Донуголь» в Харькове. В эти годы Н. А. Чинакал состоял также в редколлегии журнала «Горный инженер».

В 1924 г. Н.А. Чинакал с группой ведущих специалистов горного дела (академиками А. А. Скочинским, Л. Д. Шевяковым, А. М. Терпигоревым и др.) был командирован в США, Англию, Германию для изучения опыта разработки угольных пластов. Вернувшись оттуда, он опубликовал «Соображения об использовании опыта и достижений угольных рудников Америки и Великобритании для Донбасса».

В 1928 г. Н.А. Чинакал подвергся необоснованной репрессии по так называемому «шахтинскому делу» и был осужден на шесть лет строгого режима. Именно тогда он оказался в Сибири и связал с ней свою дальнейшую жизнь. Работал на шахте Емельяновская Кольчугинско-Ленинско-Кузнецкого района Кузбасса (предположительно, по публикациям, после заключения — на погрузке угля в железнодорожные вагоны на угольном складе шахты). Много позднее, в автобиографической справке, Николай Андреевич с горечью напишет, что таким образом И. Сталин «отблагодарил» его за ту работу, которую он сделал для восстановления угольного Донбасса.

После работы на шахтах Кузбасса Николай Андреевич оказался в специальном проектном бюро № 14 в Новосибирске. Можно догадываться, что это была «шарашка», подобная «космической» королёвской шарашке в Подмосковье. Здесь Николай Андреевич работал вместе с одним из основоположников космонавтики Ю. В. Кондратюком, тоже бывшим политзаключенным.

С 1930 г. после освобождения Н. А. Чинакал занимал должность заместителя, а затем главного инженера проектного управления «Кузбассуголь», где под его руководством были выполнены 11 проектов строительства новых шахт.

В 1935 г. Николай Андреевич разработал принципиально новую щитовую систему добычи угля на мощных пластах крутого падения. Идея щитового крепления являлась весьма оригинальной: в ней тогда впервые вес крепи и давление обрушенных пород были использованы для перемещения щитовой крепи вслед за подвиганием забоя.

Внедрение щитовой системы послужило началом создания в горном деле нового перспективного направления в системах разработки мощных крутопадающих пластов. По определению акад. Л. Д. Шевякова, щитовая система «...принадлежит к оригинальным созданиям советской горной техники». Французский профессор Пок так охарактеризовал ее значение: «С использованием щитов, передвижного деревянного крепления, „шагающего“ крепления, старая система защиты шахтера — деревянное крепление одиночными деревянными стойками — уже почти готова отжить свой век. Это, без сомнения, является одним из наиболее необычайных событий в истории горного искусства и науки» (П. Пок, Разработка мощных пластов на рудниках. Выступление на конгрессе, посвященном 100-летию горно-металлургического общества. Revue de L’Industrie minerale, avrile, vol. 37, № 639, 1956).

Кроме улучшения технико-экономических показателей добычи угля, щитовая система значительно облегчала труд шахтеров, освобождала их от тяжелых работ по креплению призабойного пространства и создавала более безопасные условия труда. Щитовая система получила высокую оценку Советского правительства: за ее внедрение Н. А. Чинакал совместно с группой новаторов производства был удостоен высокого звания лауреата Сталинской премии.

В 1940 г. Н. А. Чинакал был приглашен в Томский политехнический институт им. С. M. Кирова, где проработал в должности профессора и заведующего кафедрой шахтного строительства до 1944 г.

Историческим явилось Постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 21 октября 1943 г. № 1149, которым Президиуму АН СССР разрешалось организовать в Новосибирске Западно-Сибирский филиал Академии наук (ЗСФ АН СССР) в составе горно-геологического, химико-металлургического, транспортно-энергетического и медико-биологического институтов. Для разработки практических мероприятий по организации Филиала была создана Комиссия под председательством ученого-горняка акад. А. А. Скочинского. После обсуждения доклада Комиссии 8 февраля 1944 г. на Президиуме АН СССР было принято постановление о назначении его председателем Президиума ЗСФ АН СССР. Пункт 5 постановления гласил: утвердить д.т.н., проф. Н. А. Чинакала директором Горно-геологического института (ГГИ) ЗСФ АН СССР.

Важнейшими проблемами, которые были поставлены перед организованным первым комплексным учреждением Академии наук в Сибири, явились: изучение разнообразных ископаемых богатств с целью подготовки и расширения сырьевой базы для черной и цветной металлургии, химической промышленности и промышленности строительных материалов; создание эффективных способов добычи полезных ископаемых, прежде всего угля и руд; разработка новых технологических процессов извлечения черных и цветных металлов из руд; разработка научных основ развития некоторых отраслей химической промышленности; изыскание путей и способов целесообразного использования энергетических ресурсов Сибири; рациональное развитие транспортных связей; изучение растительных богатств и животного мира Западной Сибири; разработка принципиальных вопросов экономики промышленности и сельского хозяйства.

В ГГИ было организовано два отдела: горный и геологический, которыми руководили д.т.н., проф. Н. А. Чинакал и д.г.-м.н., проф. М. К. Коровин. Именно  Н. А. Чинакал, А. А. Скочинский и М. К. Коровин определили на ближайший период три генеральных научных направления деятельности: совершенствование щитовой системы разработки, расширение области ее применения с целью получения дешевого угля для промышленности; организация работ по изучению возможностей создания самостоятельной железорудной базы для металлургии Западной Сибири; изучение нефтеперспективных структур Сибирской платформы.

Горный отдел первоначально состоял из трех лабораторий: лабораторией горного давления и систем разработки руководил Н. А. Чинакал, лабораторию механизации возглавил д.т.н. Г. В. Родионов (директор-организатор КузНИУИ и Сибгипромаша), на должность руководителя лаборатории гигиены труда горнорабочих был приглашен д.м.н., проф. П. Т. Приходько (руководитель Института усовершенствования врачей в Новокузнецке).

С первых лет успех института был обусловлен тем, что сюда были приглашены сотрудники с большим производственным опытом, сохранившие устойчивые связи с горной промышленностью. В институте трудились видные организаторы угольной промышленности Кузбасса: чл.-корр. АН СССР Т. Ф. Горбачев (главный инженер комбината «Кузбассуголь», директор Кемеровского горного института — КГИ), М. М. Жарков (начальник и главный инженер ряда шахт Кузбасса), к.т.н. В. Т. Дзюбенко (главный инженер шахты); горняки с большим стажем работы: к.т.н. И. Е. Чернов, к.т.н. Н. В. Маревич, к.т.н. М. С. Акаев, д.т.н. Н. Г. Дубынин.

Можно считать, что именно эта группа ученых во главе с Н.А. Чинакалом стояла у истоков института в 1944-1950 гг. Она составила его костяк, формировала направления работы, взаимодействие с другими научными организациями и промышленностью, заботилась о кадрах.

Фактически это были первопроходцы Горно-геологического института ЗСФ АН СССР, впоследствии Института горного дела СО АН СССР. Их бесценная заслуга состоит в том, что они привлекали в науку способную и инициативную молодежь, из которой впоследствии выросли маститые ученые: М. В. Курленя, А. Д. Костылев, Г. И. Грицко, А. И. Федулов, Э. Г. Чайковский, А. Р. Маттис, В. В. Каменский, А. А. Федосов, Б. П. Момот, Г. А. Стрекачинский, Л. В. Зворыгин, О. Б. Кортелев, Г. И. Кулаков, В. Н. Власов, Е. П. Рябченко, Н. Н. Есин, А. М. Петреев, Н. П. Беневоленская, Г. Р. Бочкарев, К. С. Гурков, Е. Н. Чередников, А. Я. Тишков, А. И. Щербаков и др. Сегодня среди них кандидаты и доктора наук, заведующие лабораториями, ученые секретари, заместители и директора институтов, академики и члены-корреспонденты РАН и других академий, лауреаты Ленинской и Государственной премий, заслуженные деятели науки и техники, заслуженные изобретатели.

Работы геологического отдела, возглавляемого М. К. Коровиным, особенно в области расширения железорудной базы и научного обоснования поисков нефти в Сибири, явились отправными для последующих исследований. Высокие оценки получили и были использованы практиками работы В. А. Кузнецова по ртутным месторождениям и Г.Л. Поспелова по методам поисков слепых рудных тел в структурах Салаирского рудного поля. В 1949 г. в геологическом отделе было уже пять лабораторий, в которых успешно трудились ученые: А. А. Белицкий, Н. Х. Белоус, Г. В. Пинус, Е. П. Матвеев и многие другие.

Таким образом, в годы становления ЗСФ АН СССР Горно-геологический институт явился инициатором совершенствования систем разработки угольных месторождений Кузбасса, поисков нефти и газа в Сибири, освоения и расширения железорудной базы Горной Шории, а также исследований уникального в Западной Сибири Бакчарского месторождения железных руд.

В апреле 1957 г. Горно-геологический институт был разделен на два самостоятельных института — Институт горного дела и Институт геологии и геофизики СО АН СССР.

Под руководством Н. А. Чинакала осуществлялись исследования по созданию научных основ систем и технологии разработки крутых и наклонных пластов для глубоких горизонтов; обоснование методов и способов управления горным давлением; разработка новых типов передвижных крепей и способов управления их движением в пласте; разработка новых методов и аппаратуры для научных исследований; создание средств комплексной механизации добычных процессов.

С углублением горных работ в Кузбассе горно-геологические условия разработки все больше усложняются: изменяется структура угля, что затрудняет проведение и поддержание восстающих углеспускных выработок (печей), увеличивается опасность «перепуска» пожаров с верхних горизонтов, внезапных выбросов угля и газа, прорыва глин и т.д. Все это предъявляет к системам повышенные требования.

они должны обеспечить в этих условиях высокую безопасность работы и эффективные технико-экономические показатели.

В течение ряда лет под руководством Николая Андреевича проводился упорный поиск повышения эффективности щитовой системы разработки на основе комплексной механизации и автоматизации процессов добычи угля и возведения закладочного массива. Н. А. Чинакал и сотрудники его лаборатории (В. Т. Дзюбенко, К. В. Лукьянов, Б. В. Дьяков, А. А. Федосов, В. И. Клишин, Л. В. Зворыгин и др.) провели за 30 лет разносторонние теоретические и экспериментальные исследования. В результате этого области применения щитовой системы значительно расширились, а ее эффективность существенно повысилась.

Иллюстрация

Конечная цель инженерного поиска в горном деле, которую всегда ставил перед сотрудниками Н. А. Чинакал, — вывести человека из-под земли, усадить шахтера за пульт управления всемогущими автоматами. Поэтому им была выдвинута идея шахты будущего. В докладе на специальной научно-технической конференции по проблеме «Шахта будущего» (октябрь 1965 г.), проходившей в Новосибирске на уровне всесоюзного совещания, он определил основные принципы решения этой задачи: «высокая степень механизации и автоматизации основных процессов, создание поточных линий, а также широкое использование новейших достижений химии в части создания и использования новых синтетических материалов для машин, оборудования и крепления».

В числе новых инженерных предложений Николая Андреевича, находившихся в стадии проверки и лабораторного эксперимента, следует отметить разработанный им проект подземного пневмотранспорта. Исследования, проведенные методами физического и математического моделирования, показали реальность и экономическую целесообразность этой идеи.

В институте были созданы новые высокопроизводительные механизмы и рациональные технологические процессы. На базе их использования усовершенствованы старые технологические процессы ведения горных работ на рудниках. Работа проводилась совместно с Горным управлением и рудниками Кузнецкого металлургического комбината МЧМ СССР. В творческом содружестве созданы бурильные полуавтоматы, оказавшиеся весьма эффективными; они обеспечили бурение скважин по очень крепким породам и рудам на значительную глубину.

Над созданием основ рудника будущего работали ученики и соратники Николая Андреевича: Н. Г. Дубынин, Е. П. Рябченко, В. Н. Власов, Б. М. Сваровский, Л. П. Ганьшин, Б. Г. Трегубов, Н. Е. Труфакин, А. Г. Трофимович и др. От горного управления Кузнецкого металлургического комбината принимали участие в работе В. А. Коваленко, П. Т. Гайдин, В. И. Громадский, Д. С. Салищев, В. Д. Шапошников и др.

На базе новой буровой техники была создана более совершенная технология разработки мощных рудных месторождений. Чтобы успешно справиться с поставленной сложной задачей создания технологии рудника будущего, потребовалось не только использовать бурильные полуавтоматы, но создавать и другие технические узлы.

Для улучшения процесса транспортирования обрушенной руды из блока проведены обширные исследования, в результате которых был сделан существенный вклад в развитие механизации выпуска сыпучих сред, проведено дальнейшее развитие кинематики и разработаны основы динамики выпуска. На базе разработанной теории была создана новая технология выпуска и доставки руды. Основой новой технологии служило перемещение руды под воздействием вибрации. Была создана знаменитая установка «Сибирячка» для доставки руды до главных откаточных путей и погрузки ее в транспортные средства. Новая технология добычи руды получила название — «Система непрерывного этажно-принудительного обрушения с вибровыпуском руды». Она обеспечивала добычу до 200000 т руды в месяц из одного забоя, т.е. увеличивала производительность забоя до 10 раз.

Фактическая сводка показателей работы Таштагольского рудника по новой технологии за месяц:

— вместо 20 участков работал один, уменьшенный по численности на 75 %;

— вместо 40 рабочих в смене занято 4 человека;

— вместо 77 тонн руды на одного человека за смену выработано 780 тонн;

— производительность труда по всей системе (учитываются все работы по участку) вместо 50 тонн руды на одного человека за смену — 150 тонн;

— план перевыполнен на 11 тысяч тонн;

— общая себестоимость уменьшена в два раза;

— обеспечена равномерность и концентрированность добычи руды;

— все работы являются безопасными.

Это не просто сводка, а документ, подтверждающий, что большой этап в исследованиях был завершен успешно.

Председатель СО РАН академик Г. И. Марчук, прилетев с рудника Таштагол, где он был свидетелем испытания «Сибирячки», делился впечатлениями с журналистами: «Это уникальное достижение содружества ученых и производственников! Побит мировой рекорд производительности. Принципиально новая технология добычи руды. Шахтер выведен из-под земли... Поезжайте немедля в Таштагол. Изучите этот опыт. Расскажите о нем в стране. По-видимому, Таштагол станет одним из олицетворений научно-технической революции, как в годы первых пятилеток Магнитка стала одним из символов бурной индустриализации страны...».

Заслуживает внимания также предложение Николая Андреевича об ускорении освоения богатейшего Бакчарского месторождения железных руд в Томской области, о чем он неоднократно писал в печати («Правда», декабрь 1967 г.) и выступал на конференциях.

В творческом содружестве с коллективом лаборатории обогащения начала решаться проблема извлечения металлов и руд без строительства шахт и карьеров — геотехническим способом.

При освещении творческого метода ученого первостепенное значение имеет рассмотрение его моральных принципов, т.е. как он представляет свою роль в обществе, каковы его этические правила, как он действует, как защищает их в повседневной жизни.

Морально-этические взгляды Н. А. Чинакала хорошо изложены в его публикациях и в большой серии докладов и выступлений.

Перед начинающими научными работниками Николай Андреевич всегда подчеркивал важное значение для ученого активной общественной работы. «Для формирования ученого, — говорил он, — избранная им область общественной деятельности, которую он умело сочетает с творческой, исследовательской, не только не мешает последней, но повышает её качество». Несмотря на преклонные годы, Николай Андреевич выполнял более десятка общественных поручений: многие годы руководил Западно-Сибирским правлением НТО «Горное»; был членом ученых советов в СО АН СССР и Кемеровском политехническом институте, членом партбюро Института горного дела; активно выступал на общих собраниях АН СССР, всесоюзных конференциях, с лекциями по путевкам общества «Знание», в газетах «Правда», «Советская Россия», «За науку в Сибири» и др.

Особенное внимание Николай Андреевич уделяет экономическому эффекту от внедрения законченных научно-технических работ, утверждая, что без экономического обоснования это «неподкованная техника». По его инициативе в Институте горного дела СО АН СССР организован специальный кабинет горно-экономических исследований.

Большое значение Николай Андреевич придавал разработке науковедческой проблематики — прогнозированию научно-технического прогресса; вопросам управления, организации и планирования науки; повышению кпд ученых, социологии науки. По его инициативе и с его непосредственным участием проходили в Новосибирске три всесоюзных научно-практических конференции по повышению эффективности науки, опубликовано несколько сборников материалов этих конференций, переизданных в ГДР и ПНР.

Николай Андреевич являлся председателем общественного совета по научной организации труда ученых при Новосибирском совете председателей научно-технических обществ. В мае 1968 г. он был одним из докладчиков на симпозиуме по управлению, организации и планированию науки, созванном СЭВ в Москве.

При активной поддержке Н. А. Чинакала в ИГД СО АН СССР получили жизнь новые научные направления: исследования по совершенствованию открытых горных работ, создание электрических машин ударного действия, исследования по физиолого-гигиенической оценке горных машин. Ряд крупных достижений Института получил широкую известность. Группе ученых, работающих под руководством доктора технических наук Б. В. Суднишникова, в 1966 году была присуждена Ленинская премия за разработку научных основ создания и внедрения в производство комплекса высокопроизводительных механизмов для бурения скважин в подземных условиях. В числе лауреатов был и Николай Андреевич. Также были разработаны и внедрены оригинальные пневматические машины ударного действия, в их числе знаменитый на весь мир пневмопробойник («Русская подземная ракета»).

Человек широкого кругозора, инженер-новатор, ученый-естествоиспытатель, Николай Андреевич высоко оценивал комплексное решение крупных проблем горной науки.

Являясь авторитетнейшим специалистом в области угольной промышленности, он с большим пониманием дела занимался решением задач по усовершенствованию добычи железных руд в Сибири, готовил кадры высшей квалификации — кандидатов и докторов наук как по угольной, так и горнорудной специальностям.

Не оставлял он без внимания и вопросы техники безопасности и гигиены труда горнорабочих. Он поддерживал инициативу врачей-гигиенистов и содействовал созданию в 1945 г. в ГГИ ЗСФ АН СССР лаборатории по безопасности и горной гигиене, а также в 1950 году — Западно-Сибирской комиссии по борьбе с силикозом. Позднее при его поддержке были организованы лаборатория физиолого-гигиенической оценки горных машин, Сибирская комиссия по борьбе с силикозом и кабинет по рудничной вентиляции.

Учитывая огромный инженерный, производственный, исследовательский и научно-организационный опыт Николая Андреевича, его можно отнести к ученым-экспериментаторам, с ярко выраженными чертами науковеда и энциклопедиста. За четверть века на посту директора академического института горного профиля он проявил себя как талантливый организатор науки, вдумчивый и мудрый воспитатель научной молодежи. Под его руководством было защищено свыше двух десятков докторских и кандидатских диссертаций по актуальным проблемам горной науки.

Деятельность  Н. А. Чинакала как ученого в Сибирском отделении АН СССР высоко оценена государством: к 50-летию Великого Октября  Н. А. Чинакалу было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда с вручением Золотой звезды Героя и ордена Ленина.

Н. А. Чинакал вошело в историю горного дела России как выдающийся специалист и ученый в области шахтного строительства, систем разработки полезных ископаемых и механизации горных работ. Он — автор 27 авторских свидетельств на изобретения и более 200 публикаций, две его монографии стали классическими.

Вся многогранная, и плодотворная деятельность Николая Андреевича Чинакала — яркий пример преданного служения Отечеству.

Н. А. Чинакал был Человеком с большой буквы: его отзывчивость, интеллигентность, порядочность всегда находили благодарный отклик в сердцах людей. Несмотря на внушительный возраст и снежно-белую голову, он не думал записываться в старики. В нем, по свидетельству коллег и учеников, не было ни физической, ни душевной старости. Таким он и остался в памяти современников.

М.В. Курленя, В.Н. Опарин, Г.И. Грицко,
О.Б. Кортелев, Л.В. Зворыгин, А.В. Леонтьев,
В.И. Клишин, Б.Н. Смоляницкий, В.В. Каменский,
А.Р. Маттис, Е.И. Васильев, Г.Р. Бочкарев,
Г.И. Кулаков, Н.Н. Петров, А.М. Фрейдин,
В.Д. Барышников, В.А. Григоращенко,
А.А. Зайцева, А.С. Кузнецов, В.Н. Кулаков,
С.Я. Левенсон, А.А. Липин, В.Е. Миренков,
С.Г. Молотилов, В.К. Норри, С.В. Мучник,
А.Ф. Ревуженко, С.Б. Стажевский, А.С. Танайно,
В.И. Ростовцев, О.Я. Тарасова и др.

стр. 8-9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+484+1