Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2697) 26 марта 2009 г.

СВЯЗЬ ВРЕМЕН
ПО ПРОФЕССОРУ
КАРНЫШЕВУ

Давно замечено — люди, рожденные на берегах Байкала, обладают какой-то удивительной энергетикой. Они не просто любят это озеро-море, но поклоняются ему истово, и чистота и некая природная «размашистость» их душ сродни его характеру и непокою. А еще — они очень часто талантливы...

Дмитрий Киселев, Иркутск

Иллюстрация

До нашей нынешней встречи с Александром Дмитриевичем Карнышевым мы не были близко знакомы, хотя я довольно часто встречал его, всегда где-то краем сознания отмечая и заметную моложавость, и живой взгляд, и особенную энергетику, исходящую от него...

Вначале наша беседа в тесноватом, уставленном книжными стеллажами кабинете, текла как-то стесненно, но когда речь зашла о Байкале, о студентах, о науке я вдруг увидел, как загорелись его глаза, какой широкий открылся характер! Передо мной уже был не доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной и экономической психологии Байкальского государственного университета экономики и права, Заслуженный учитель Российской Федерации, а еще довольно молодой человек, увлеченный и умеющий увлечь, старающийся проникнуть в суть явлений, для которого наука — это, прежде всего, источник новых знаний и возможность эти знания предать другим.

Штрихи к портрету

Родился Александр Дмитриевич в небольшой деревне на берегу Байкала, и это навсегда определило приоритеты его жизни. Отец был учителем начальных классов, мама вела хозяйство, так что жили небогато, и что такое тяжелый физический труд Александр узнал рано: после 8 класса, уже в 15 лет ходил с геологическими партиями полевым рабочим, работал на стройке, на авиационном заводе. Отслужив в армии, поступил в Бурятский педагогический университет. Активного, динамичного студента заметили — он становится секретарем комитета комсомола вуза. С начала семидесятых — руководителем студенческих строительных отрядов. Побывал с ними на Шикотане, на Камчатке. И работал отлично, судя по тому, что за эту деятельность был удостоен ордена «Знак Почета», который в то время давали далеко не каждому. Цена наград в Советском Союзе была весьма высока.

Через год после окончания вуза его назначили директором средней школы. Потом была аспирантура в Иркутске, где его уговаривали остаться, но Александра потянуло на родину. В Бурятском пединституте его назначили заведующим кафедрой, а немного позже — проректором по науке. Инициативного, активного специалиста вскоре оценили и избрали депутатом Народного хурала Бурятии, а потом и заместителем Председателя этого законодательного органа. И здесь он проявляет себя не только как активный общественный деятель, но и как ученый. Он создает социально-психологическую лабораторию Народного хурала, в задачу которой входило изучение общественного мнения по самым разным волнующим людей вопросам. Это позволило при формировании новых законов и иных нормативных актов максимально приблизить их к реальной жизни, к чаяниям людей... Тогда же выходят наиболее значимые научные работы Александра Дмитриевича: «Очерки социальной психологии», «Межэтническое взаимодействие в Бурятии: социальная психология, история, политика».

В должности заместителя Председателя НХ Александр Дмитриевич проработал четыре года. Но когда начались ельцинские времена, вынужден был уйти со своего поста.

На новых направлениях

В 1999 году Александр Дмитриевич переезжает в Иркутск и здесь при БГУЭП открывает кафедру социальной и экономической психологии. Он активно включается в разработку новой для России области науки — «Экономическая психология». Вслед за известными учеными страны он развивает это направление и ведет серьезные прикладные исследования по таким актуальным темам, как «Психология собственности», «Психологические основы разработки и внедрения корпоративной культуры в организациях», «Психологические особенности экономической деятельности у народов Сибири». Развивая междисциплинарный подход, Карнышев совместно с учениками и коллегами обосновывает специфическую отрасль экономической психологии, открывает новое направление, сейчас уже признанное в масштабах страны — экономическую этнопсихологию. Суть этой проблемы изложена в подготовленном им учебном пособии «Введение в экономическую этнопсихологию», монографии «Этнопсихология старообрядства», книге «Человек и собственность» и других работах.

В последнее время Александр Дмитриевич увлекся разработкой психологических аспектов экономической экологии. Сейчас это особенно важно в связи с созданием особых экономических зон на Байкале. Эти исследования, учитывая их значимость, были поддержаны в 2007 году Российским гуманитарным научным фондом, выделившим специальный грант...

Он с удовольствием преподает, но кем больше ощущает себя: педагогом или ученым? В современной обстановке, где происходят значительные изменения в социально-экономической жизни людей, преподаватель не может не быть исследователем, считает Карнышев, потому что должен понимать, как и в чем изменяется мир, причины этих изменений, должен успевать за стремительным изменением жизни.

Александр Дмитриевич цитирует Вацлава Воровского: «Кризис отцов и детей наступает тогда, когда отцы призывают к развитию, сами утеряв святую способность развиваться». Другими словами, по его мнению, если преподаватель не способен быть на шаг впереди своих учеников, ориентироваться в изменяющемся мире, окружающей обстановке, он не может быть преподавателем! А это в свою очередь требует постоянных исследований, мониторинга происходящих событий.

«Таинственный и многоликий»

Александр Дмитриевич показывает несколько книг, — это только те, которые вышли за последний год... С особой гордостью демонстрирует толстенный (чуть менее 500 страниц!) том: «Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий». Это один из реальных результатов работы по гранту Российского гуманитарного научного фонда.

О Байкале написано и сказано немало, но, пожалуй, еще пока никто не собрал под одной обложкой такого количества самого разнообразного этнографического, исторического, географического, экологического, художественного материала! Книга богато иллюстрирована произведениями лучших художников, на которых озеро и населяющие его берега люди и боги....

Байкал для Александра Дмитриевича — это отдушина. За многие годы он прошел и проехал озеро вдоль и поперек. И любит его истово, посвящает ему стихи, борется за его жизнь и искренне верит, что священное озеро отвечает ему взаимностью...

Понимают люди вроде,
что нельзя вредить природе...
Почему же там и тут
Кучи мусора растут?!

Смеясь, цитирует то ли себя, то ли кого-то из местных поэтов. Правда, поэтом себя не считает, но стихи пишет и уверен, что это должно быть присуще каждому творческому человеку, как некий клапан для выплеска эмоций. Однако тема защиты Байкала от вандалов серьезна, и этой теме посвящено Карнышевым немало серьезных и страстных выступлений...

На счету Александра Дмитриевича свыше 200 печатных работ, более 20 книг самой разной тематики — это и исследования в области социальной и экономической психологии, касающиеся взаимоотношений человека и собственности, проблем экологии и туризма. Все это теснейшим образом связано с Байкалом, с людьми самых разных национальностей, проживающими на его берегах, среди которых он мужал.

Как любой выросший в деревне мужчина, Александр Дмитриевич и землю любит, и с инструментом умеет обращаться, и строить умеет. О своих дачных десяти сотках, на которых с увлечением рукодельничает, говорит с нежностью. Рассказывает, что «там с бугорка не просто прекрасный, захватывающий дух вид, но даже видны вершины Хамардабана!».

В чем счастье педагога?

В течение учебного года Александр Дмитриевич «выдает» триста лекционных часов в вузах Иркутска, находит время для неформального общения со студентами, занятий с аспирантами, для походов по Прибайкалью, зимнего «моржевания», для стихов и семьи... Даже для человека, умеющего ценить и четко распределять время, такая нагрузка — это очень немало!

Однако секрет, скорее всего, достаточно прост и, как говорит сам Александр Дмитриевич, заключается в том, что он с одинаковым удовольствием занимается любым из перечисленных видов деятельности, а потому и время на все это находится как бы само собой. И, может, поэтому как-то с трудом верится, что недавно исполнилось Александру Дмитриевичу 60.

— Особую энергию дает общение с молодыми, — считает он сам и признается, — заходить в аудиторию к студентам — для меня высшее счастье! Я разговариваю с ними, веду диалог, а не читаю лекции.... Это потребность не только отдавать знания, но и получать в ответ некий импульс... Я не люблю жить по формуле: «Профессор почитывает, студент пописывает». И самой главной своей задачей считаю — научить студентов мыслить. Они живут в меняющемся мире, им принимать серьезные решения, они должны уметь думать. Важно, чтобы студент видел психологию жизни. Умел сформировать у себя и объяснить четкое отношение к людям, деньгам, собственности, труду, инвестициям, ко всему разнообразию жизни.

Меж двух времен

— В свое время мы жили по принципу: «Раньше думай о Родине, а потом — о себе!» — говорит Александр Дмитриевич. — И поэтому, когда начались реформы по западным образцам, мы оказались не подготовлены к ним. Сегодня психология, которую мы перенимаем, особенно у американцев, западных людей — она чисто индивидуалистическая. Трудно сказать, хорошо это или плохо. Но мы никуда не денемся от этого, особенно учитывая наличие Интернета. Но одновременно мы должны воспитывать, формировать свои национальные черты, национальное достоинство. К сожалению, эта воспитательная часть у нас пущена пока еще на самотек.

Вспомните, в начале девяностых считалось, что всякая воспитательная работа в вузах — излишняя. Но я никогда не был сторонником этого, потому что как психолог понимаю — отсутствия влияния не существует: если не влияем мы, влияет кто-то другой! Нет пустоты. Моя судьба, доля — быть связующим звеном между поколениями. Ведь немало людей старшего возраста ощутили разрыв с младшим поколением. Я этого разрыва не чувствую. Я общаюсь со студентами, разговариваю с ними, добиваюсь понимания. И если еще на первых курсах они могут и похитрить со мной, и шпаргалками попытаться воспользоваться, то уже на третьем курсе многие признаются, что у меня стыдно получить «тройку»!

По мнению Александра Дмитриевича, зарубежные модели развития, которые сейчас пытаемся реализовать, с трудом прививаются у нас, именно в силу того, что не был учтен менталитет русского человека, характер которого формировался совсем по другим принципам. За рубежом, к примеру, считают, что рыночная экономика зиждется на двух основных принципах: человек по природе своей корыстен, а во-вторых, от природы осмотрителен и расчетлив и, блюдя свои интересы, стремится учитывать интересы других. У нас несколько иной подход к жизни...

Главная задача, которую ставит перед собой Карнышев-педагог: выпускник должен хорошо знать современность, но обязательно в ее связи с традициями, с прошлым. Дело педагога — прививать молодым гражданам страны «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». И этого ни в коем случае нельзя упускать!

В девяностые годы очень многое было потеряно. Однако сейчас, убежден профессор Карнышев, хорошо понимая, что нынешний режим авторитарен, бюрократичен, нельзя не заметить появления ростков возрождения, возвращения к тем ценностям, которые были у народа. И уже одно это позволяет смотреть в будущее с осторожным оптимизмом...

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+495+1