Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2697) 26 марта 2009 г.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ДЕМОГРАФИЯ
И ЕЕ СОВРЕМЕННОЕ ЗВУЧАНИЕ

Широко распространено мнение, что науки гуманитарного профиля не имеют практического выхода, а их результаты служат лишь для удовлетворения досужих интересов публики, далеких от злобы дня. Однако реально специалисты-гуманитарии могут не в меньшей степени, чем исследователи естественнонаучного профиля, вносить свой вклад, например, в укрепление международного престижа нашей страны специфическими, присущими только им средствами.

С.Г. Скобелев, к.и.н., с.н.с., зав. лабораторией
гуманитарных исследований НГУ,
Е.В. Кузнецова, инженер отдела организации
научных исследований НГУ

В последнее время, с укреплением экономики и обороноспособности России усилились и нападки на нее геополитических конкурентов, в том числе и связанные с обращением к страницам нашей истории. И надо отметить, что широкая антироссийская пропаганда привела к формированию у широких масс населения на Западе и Востоке совершенно превратного представления о том, что несла и несет миру наша страна.

Так, по данным социологических опросов последних лет, большинство англичан представляют россиянина и его государство в виде большого, грубого и неотесанного человека. Одним из наиболее распространенных стереотипов, явно или подспудно присутствующих в подавляющем большинстве статей в таких ведущих английских изданиях (о «желтой» прессе и говорить не приходится), как «The Independent», «The Times», «The Telegraph», «The Observer», «The Guardian», BBC, где описывается или упоминается Россия (национальный характер, менталитет, культура, история и др.), оказались «варварство», «дикость», «брутальность» русских людей, склонность их к насилию. Одновременно, для оценки степени объективности таких характеристик, следует отметить, что в в тех же английских изданиях, например, применительно к солдатам фашистской Германии и зверствам нацистов на территории Советского Союза слова типа «брутальный», «насилие» (brutal, rape) не встречались. Похожие оценки дают и в некоторых иных странах, подчеркивая якобы перманентную способность Русского государства к нанесению ущерба окружающим.

По данным опроса специальной службы National Brands Index среди представителей разных народов мира с целью выявить индекс популярности тех или иных наций, Россия, «предпоследняя в списке, она оценена как склонная к насилию». Особо усилился подобный негатив после событий в Южной Осетии — они выставляются как пример этой посылки: вот опять «большая Россия как обычно жестоко обошлась с маленьким и беззащитным народом». Естественно, когда такие настроения широко распространены в обществе, значительно легче решаются вопросы, связанные с выделением средств на военные программы. В свою очередь, нам в ответ также приходится тратиться...

К сожалению, в нашей стране предпринимается недостаточно мер, направленных на корректировку таких представлений. Одной из причин обычно называется (что особенно ярко проявилось в последние почти 20 лет) якобы отсутствие таких положительных примеров в нашей истории, которые позволили бы говорить о толерантности русского государства к нерусским народам.

Мы живем в Сибири, и ученые-историки здесь преимущественно заняты решением вопросов прошлого этого региона. Но их исследования исторической демографии коренного населения могут быть очень важны и в масштабах страны — с общественно-политической точки зрения, как обоснование аргумента для внешнеполитического применения (внутрисибирское использование возможно, например, в качестве ответа тем националистически настроенным кругам, которые твердят об исключительно негативном значении для коренного населения включения Сибири в состав России и мечтают о реминисценциях «скипетра Ойрот-хана»).

Фундаментальная научная проблема, связанная с оценкой исторического значения включения Сибири в состав Русского государства, стоит в отечественной науке очень давно, фактически, уже с первых столетий ее присоединения и освоения. Решалась она и с точки зрения демографического развития сибирских жителей за последние четыре века, но, к сожалению, усилиями большинства публицистов, а также некоторых ученых, преимущественно, на основе негативных моментов, реально имевших место в процессах взаимодействия государства и русских сибиряков с коренным населением. Поэтому в мире и даже в нашей стране распространены ошибочные оценки его численности на разных исторических этапах, преувеличены действительно имевшие место потери, в результате чего господствуют представления о «вымирании» коренных жителей на всем протяжении их «российской» истории (обычно говорится об истреблении, вытеснении с занимаемых земель, насильственной ассимиляции, национальных, религиозных и культурных притеснениях, болезнях, алкоголизме, голоде, нищете и т. п.), в чем в первую очередь было повинно государство с его неразумной и враждебной по отношению к аборигенам политикой, а также негативный по отношению к коренному населению образ мышления русских людей.

Однако в действительности именно динамика численности коренного населения Сибири является таким фактом истории, которым на фоне остального мира наша страна может законно гордиться. Изучение в полном объеме демографии, выявление причин и размеров реально имевших место потерь численности, позволили установить действительную динамику совокупного числа коренных жителей Сибири. Она заключается в росте в несколько раз за последние четыре столетия под властью Русского государства, несмотря на все имевшие место в данном процессе колебания и прямые потери. Так, довольно много людей отдельные этносы (в первую очередь енисейские кыргызы и сибирские татары, видевшие в пришельцах конкурентов в сборе ясака с остального населения) действительно потеряли в XVII в. в ходе продолжительных вооруженных столкновений с русскими людьми, а остальные этносы — преимущественно из-за эпидемий. Затем, уже в XX в., в годы Великой Отечественной войны, из-за высоких боевых потерь и тяжелых условий жизни в тылу произошло заметное уменьшение совокупной численности коренных жителей Сибири — последствия этих потерь не были преодолены даже к 1959 г. Тем не менее, если к середине XVII в. в пределах границ Сибири проживало около 160 тыс. чел., то в 2002 г. совокупное число коренного сибирского населения (включая всех ненцев, манси и эвенков, частично проживавших за пределами границ Сибири, но исключая тувинцев, лишь с 1944 г. ставших гражданами СССР, а также эвенов, в основном проживавших за пределами границ собственно Сибири), составило 1 202 861 человек. Это означает рост на сотни процентов и одновременно является наиболее аргументированным ответом тем, кто продолжает утверждать о вымирании коренных сибиряков.

А какова же была ситуация на иных территориях планеты, где коренное население также находилось под властью пришельцев? Наличие и доступность источников позволяют ответить на этот вопрос относительно широкого круга регионов, а некоторые исторические факты могут ярко иллюстрировать картину сравнений.

Так, в 1402-1496 гг. испанцами были завоеваны Канарские острова. В результате, большая часть коренного населения — гуанчей, погибла, а немногочисленные оставшиеся попали в рабство. В настоящее время на Канарах коренных жителей нет.

Всего за 21 год после высадки Колумба на островах Карибского моря, самый большой из них, переименованный им в Эспаньолу (нынешние Гаити и Доминиканская Республика), потерял практически все свое коренное население — они были убиты, погибли от болезней, голода, рабского труда и отчаяния. За время губернаторства Колумба на Эспаньоле было убито до 10 тыс. индейцев, о которых он писал, что «лучше и ласковее на свете людей нет». Местные жители должны были бросить выращивать пищу и все другие дела, чтобы копать золото для завоевателей. Начался голод. Ослабленные и деморализованные люди становились легкой добычей занесенных испанцами заболеваний, таких как грипп, завезенный свиньями с Канар со второй экспедицией Колумба. Десятки, возможно сотни тысяч таинос погибли в этой первой пандемии американского геноцида. Очевидец описывает огромные груды умерших от гриппа жителей острова, которых некому было хоронить.

Относительно Северной Америки флагман официозной американской науки Смитсоновский институт вплоть до самого последнего времени пропагандировал как «научные» оценки численности доколумбова населения, сделанные в XIX — начале XX в. антропологами-расистами типа Джеймса Муни, в соответствии с которыми здесь жило не более 1,1 млн чел. Только в послевоенный период применение методов сельскохозяйственного анализа позволило установить, что плотность населения там была на порядок выше. В 80-х гг. новые исследования показали, что население доколумбовой Северной Америки могло достигать 18,5, а всего полушария — 112,5 млн (Добинс). На основе этих исследований демограф-чероки Расселл Торнтон произвел вычисления с целью установить, сколько людей действительно проживало, а не «могло проживать» в Северной Америке. Его вывод: минимум 9-12,5 млн. В последнее время многие историки берут за норму среднее между вычислениями Добинса и Торнтона, т.е. 15 млн как наиболее вероятное приблизительное число коренных жителей... Причем расчеты близкие к тем, которые провели Добинс и Торнтон, были известны уже в середине XIX столетия, но их игнорировали как идеологически неприемлемые, противоречащие центральному мифу завоевателей о якобы «первозданном», «пустынном» континенте, который только и ждал, чтобы они его заселили. На самом деле в английских владениях, а затем в доминионах и будущих самостоятельных государства в Северной Америке, шла настоящая охота на туземцев как на зверей. так, еще в XIX в. в США и Канаде за скальпы индейцев выплачивались премии; когда в 1838-1839 гг. 12 тыс. индейцев-чероки гнали из Джорджии, то только в пути погибло около 4 тыс. чел.; их путь на Запад называется «тропой слез».

На основе современных данных, можно сказать, что население всех Америк на конец XV в. составляло от 100 до 145 млн. чел. (Станард). Два века спустя оно сократилось на 90 %. Сегодня самые «удачливые» из коренных народов сохранили не более 5 % своей прежней численности. По размерам и продолжительности геноцид коренного населения Западного полушария не имеет параллели в мировой истории.

В Австралии, официально объявленной «незаселенной» страной, в XVIII-XIX вв. также «туземцев убивали как диких животных», «как ворон», поскольку их там формально быть не должно было. Заселение Австралии европейскими колонизаторами под властью английской короны началось в 1788 г. По примерным оценкам численность aборигенов в те годы составляла около 750 тыс. чел., к 1911 г. их насчитывалось всего 31 тыс. Большинство погибли вследствие инфекций, депортаций, резни и голода. В Новой Зеландии численность маори с 200 тыс. чел. упала к 1871 г. до 37 тыс.

Но Англия владела колониями и в Европе. Так в Ирландии — стране с древней христианской культурой, несколько раз (в XII, XIV, XVI и XVII вв.) завоевывавшейся, из-за чего остров или его отдельные земли буквально опустошались, неоднократно происходили восстания против английской колонизации (1641-1652, 1798, 1916 гг.), которые топились в крови ирландцев. В 1641 г. в Ирландии проживало более 1,5 млн. чел., а в 1652 г., после завоевания войсками Кромвеля, осталось лишь 850 тыс., из которых 150 тыс. были английскими и шотландскими новопоселенцами (Мортон)...

В результате английской колонизации долгие годы Ирландия была бедной и отсталой территорией Британской империи. И только когда она стала независимой республикой, с 1949 г. началось ее стремительное развитие.

В 1884-1908 гг. тяжелейшие демографические потери понесло коренное население Конго, которое входило в состав личных владений короля Бельгии Леопольда II. Основой богатства Леопольда стал экспорт природного каучука и слоновой кости. Условия работы на каучуковых плантациях были невыносимыми: сотни тысяч людей гибли от голода и эпидемий. За малейшую провинность работников калечили и убивали. Точное число погибших конголезцев за период правления Леопольда неизвестно, но эксперты сходятся во мнении, что за 20 лет население Конго сократилось. Цифры потерь варьируются от трех до десяти миллионов. В 1920 г. население Конго составляло лишь половину населения 1880 г. (Вртанесян, Палян).

В 1904-1907 гг. немецкими войсками уничтожено около 65 тыс. чел. (80 % племени) гереро и 10 тыс. (50 % племени) нама — народов, живущих в Юго-Западной Африке (с 1884 г. находились под властью Германии) и восставших против германских колониальных властей (Вртанесян, Палян), которые поощряли приезд белых колонистов, отнимая для них землю у местного населения. В 1985 г. ООН признала попытку уничтожения коренных жителей Намибии первым актом геноцида в XX в. В 2004 г. власти Германии официально признались в совершении геноцида в Намибии и публично принесли извинения.

В Османской империи неоднократно проводились репрессивные акции против разных групп ассирийцев (несториан, халдеев, маронитов и иных), армян и греков. Например, в 1860 г. в результате организованной турецкими властями резни были убиты около 10 тыс. маронитов, многие ассирийцы были уничтожены во время резни армянского населения Турции в 1894-1896 гг. Почти поголовно ассирийцы были уничтожены или изгнаны за пределы Турции в годы Первой мировой войны. Количество погибших оценивается в 500-750 тыс.

В 1915 г. началось поголовное уничтожение или изгнание всех армян из Турции — один из крупнейших в истории человечества акт геноцида, к настоящему времени признанный большинством стран мира. Штурм Баку турками в 1918 г. вновь вылился в резню армянского населения, в которой по самым осторожным оценкам погибло около 10 тыс. чел.

Всего же в 1915-1923 гг. в результате геноцида, осуществленного младотурками, в Западной Армении и других частях Османской империи погибло около 1,5 млн чел., преимущественно, армян, а около 600 тыс. их стали беженцами; они рассеялись по многим странам мира. В результате геноцида Западная Армения лишилась своего коренного населения. Одновременно, в Османской империи были уничтожены или изгнаны почти все ассирийцы и абсолютное большинство греков (Вртанесян, Палян).

В Центральной Азии, непосредственно у границ Сибири, в результате захвата войсками Цинской империи Джунгарии (смежная территория западной части Монголии, Синьцзяна, Восточного Казахстана и Южной Сибири), как отмечал Ч. Валиханов, джунгар (западных монголов) в «...один год погибло до миллиона народа и на пространстве лучших их кочевьев от Тэмиртунора (Иссык-Куля) до Тарбагатая не было ни одной кибитки». По сообщению Черепановской летописи, в Джунгарии «люди и скот весь вырублены без остатку, так что и в плен их не брали, только те спаслись, которые убежали в Российские границы».

В настоящее время в Судане, в результате продолжающегося с 2003 г. этно-религиозного конфликта в Дарфуре (на западе Судана), провоцируемого и поддерживаемого центральными властями, постоянно гибнет большое количество коренных жителей (негроидного населения). ООН оценивает количество принудительно перемещенных лиц в 2,5 млн, а число жертв — в 200 тыс. чел.

Подобные или близкие по сути ситуации и явления имели место и на ряде других территорий планеты.

В Сибири же, несмотря на использование на ряде территорий военных методов присоединения, коренные жители понесли боевые потери в незначительных размерах. Совершенно иным был и правовой статус коренных жителей. Государство всей мощью своего управленческого аппарата всегда стремилось охранять ясачных коренных жителей как от своих собственных подданных, отличавшихся хищническими и преступными наклонностями, так и от вторжений иноземных захватчиков. Серьезнейшей проблемой для Сибири XVII-XIX вв., и даже вплоть до 1930-х гг., было распространение эпидемий, заметно сказывавшихся на численности коренных жителей. В отличие от фактического провоцирования распространения эпидемий, например путем продажи индейцам одеял из-под умерших от оспы, как это было в Британской Колумбии, в результате вымерло две трети коренного населения, в Сибири всеми доступными способами проводилась борьба с эпидемиями и голодом. Осуществлялись подобные мероприятия и в русских владениях в Северной Америке. Так, на Северо-Западе Америки в эпидемию оспы 1862 г. русские власти Аляски «спасли многих туземцев, находившихся под их контролем, путем прививки оспы».

Поэтому на тех территориях, где наряду с русскими людьми коренные жители контактировали и с иностранцами, они четко дифференцировали свое отношение к ним. Так на Аляске, когда в 1862 г. П. П. Андреев отправился проверять деятельность иностранных золотоискателей на р. Стахин, его байдара была обстреляна местными жителями — лишь когда они узнали, что стреляли по русским людям, «извинились, заявивши, что они никак не думали, что мы русские, что они привыкли видеть русских, едущих на пароходе, что приняли нас за англичан или французов, которых они ненавидят за их жестокое обращение с ними, а потому они и стреляли» (Андреев).

Использование результатов изучения исторической демографии коренного населения Сибири, которая может быть охарактеризована как исторический феномен, уникальный факт на фоне аналогичных ситуаций в XVII-XX вв., вместе с владением информацией о приведенных выше ситуациях на иных территориях планеты, может дать в руки нашему внешнеполитическому ведомству и руководству страны весьма серьезный аргумент в разговорах с излишне пристрастно настроенными партнерами — а это, как правило будут именно те, чьи предшественники и упоминались в этой статье. К сожалению, нам не известны случаи, когда бы руководители страны применяли данный спектр аргументации (министр иностранных дел не столь давно совершенно справедливо резко осадил своего британского коллегу, принявшегося поучать его «нормам» поведения в отношении Грузии, но с применением несколько иной аргументации). А это можно было бы сделать уже сейчас — например, в ответ на широко освещаемую в ряде стран кампанию о «голодоморе». Уважением к памяти множества людей стали бы, например, дни памяти полностью исчезнувшего коренного населения Карибского бассейна, Тасмании или индейцев абсолютного большинства штатов США, годовщины «тропы слез» чероки и т. д.

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+495+1