Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 27 (2712) 9 июля 2009 г.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ
СОБСТВЕННОСТЬ —
ВЕСОМЫЙ КАПИТАЛ СТРАНЫ

Эта тема стала предметом обсуждения на заседании Президиума ИНЦ СО РАН, где с докладом выступил директор Республиканского научно-исследовательского института интеллектуальной собственности доктор юридических наук В. Н. Лопатин.

Подготовила Галина Киселева, «НВС»

(Окончание. Начало в № 26)

Продаём знания,
а не права на них

Иллюстрация

Почему так произошло? Анализируя причины сложившихся проблем, мы констатируем, что произошла подмена стратегии. Инновационная экономика стала синонимом экономики знаний. Продавали информацию и знания, а не права на них. Причём, продавало министерство, а не хозяйствующие субъекты. Почему-то министерствам нужно доказывать, что госсобственность закрепляется согласно нормам российских законов в последнюю очередь за казной в лице ведомств, а в первую очередь — за госучреждениями науки и образования, за госкорпорациями.

Научно-историческое обоснование теории «экономики знаний» при более углублённом рассмотрении не выдерживает серьезной критики. Как всегда, всё началось с неправильного перевода и неточного понимания. Основателем этой теории считается Фриц Махлуп, австро-американец, который начинал эти исследования вместе с двумя другими выпускниками Венского университета (Йозеф Шумпетер и Фридрих Хайек), а впоследствии он как профессор Принстонского университета написал книгу «Производство и распространение знаний в США», вышедшую в 1962 г. и переведённую на русский язык в 1966 г. До начала нынешнего столетия во всех словарях и энциклопедиях в нашей стране он был представлен как Маклуп или Машлуп. Но на этом неточности не закончились. Английский термин «knowledge» обозначает не только знание (как статика, достигнутый результат), но и познание (как динамика, процесс). При этом в обоих значениях он связан с информацией. Новый сектор — «экономика знаний» по Ф.Махлупу — это сегодня информатизация и информационные технологии как сектор экономики и способ развития, но никак не вся экономика. Экономика знаний или основанная на знаниях — это, по сути, информационная экономика, где реализуется новая технологическая парадигма на основе прежде всего информационных технологий. Инновационная экономика, безусловно, содержит в себе такой сектор как информатизация, и использует информационные технологии в интересах своего развития. Но также очевидно, что инновационные технологии не могут и не должны быть сведены только к информационным технологиям, даже с учётом всеобъемлющего характера и свойств информации.

Если посмотрим приказ министра образования за 2007 год, которым утверждена программа до 2010 года, то там увидим утверждение, что «инновационная экономика — это экономика знаний», и её показатели министр определил как «диссертации, публикации, монографии, конференции». А что это? Это свободный доступ к идеям и полученным решениям. А вокруг множество фирм-пылесосов, которые собирают публикации. Таким образом, идеи, решения, а то и учёные уходят на Запад. Там регистрируются, патентуются и нам же затем продаются. Это и есть технология экспорта мозгов. Наше министерство превратилось в министерство торговли знаниями, вместо того, чтобы закладывать механизмы инновационного развития, экспорта технологий. С этим надо заканчивать. Как же можно мириться с тем, что наши институты, вузы, обладающие мировыми научными школами, оказываются обворованными, а потому нищими!

В итоге, декларируя стратегию инновационного развития, на деле мы строим «оригинальную» экономику, основанную на экспорте сырья (информации) и импорте технологий, основанных зачастую на наших знаниях. Так российское государство финансирует из кармана налогоплательщика инновационное развитие зарубежных стран, нередко в ущерб собственным национальным интересам.

Козни министерские

В 2000 году Правительство России и Совбез поставили правильный диагноз, прописали правильный рецепт: от экспорта мозгов — к экспорту технологий. Что нужна система во главе с госорганом, и этим органом должно стать Минпромнауки. Но через год в ходе административной реформы у этого министерства забрали промышленность и технологии и соединили с образованием, а функции координатора оставили. Специалисты хорошо понимают, что нельзя добиться серьезного эффекта при таком разрыве деклараций и реальных полномочий.

В итоге это же министерство инициировало поправку в два закона о науке и образовании, запрещающую учреждениям науки и образования создавать инновационные предприятия. Наверное, это просто ошибка, но ошибка с печальными последствиями для экономики страны. Более того, это антигосударственное решение: число инновационных предприятий, по данным Совета Федерации, за пять лет с 2004 г. сократилось в два раза. Нанесён непоправимый ущерб для начинающегося инновационного развития. А сегодня под видом борьбы с кризисом разрешают вузам и научным учреждениям создавать инновационные предприятия для обеспечения рабочих мест! А у кого был творческий зуд их уничтожить?

Сейчас идёт торг между Минфином и Минобрнауки — сколько процентов дать вузам и научным центрам за право использования продукции инновационных предприятий. Не укладывается в голове! Западный опыт говорит — все права на интеллектуальную деятельность закрепляются за исполнителями — за вузом, за предприятием, если, конечно, они не касаются госбезопасности и обороны.

Деятельность министерства экономического развития также не отличается инновационной направленностью. Если возьмём официальный прогноз развития России 2008 г. по трем сценариям, мы не найдём там ни одной задачи по использованию интеллектуальной собственности. Что, наши чиновники не знают, что сейчас весь мир развивается с учётом рынка интеллектуальной собственности, они не слышали слова президента? Тогда почему макропоказатели экономического развития России на 2009 г., обнародованные с интервалом в полгода, различаются в два раза? Ясно, что экономический блок нашего правительства (Минфин, Минэкономразвития, Минпромторг) со своими задачами не справляется. Он не только не выступает с инновационных позиций, но и принимает решения, которые ведут к печальным последствиям.

Недавно на съезде товаропроизводителей речь шла о минах, причем новых минах, которые закладываются в наше законодательство. Сегодня у наших «минёров» новая идея: они инициируют полную ликвидацию госкорпораций как юридического института. Недавно это предложение прозвучало на Совете по кодификации при Президенте РФ. Мотивируется это тем, что существует противоречие Гражданскому кодексу — госкорпорации записаны в закон о некоммерческих организациях. Позже был принят пакет законов о госкорпорациях, по которому они стали коммерческими организациями. Но это противоречие разрешается просто: нужно внести поправку в закон о некоммерческих организациях, убрав из него госкорпорации. Затевать очередную реорганизацию — значит, на мой взгляд, только мутить воду, в которой можно будет продолжать ловить новые миллиарды. Госкорпорации должны стать становым хребтом главных отраслей экономики будущего в России.

Научному пониманию деятельность наших чиновников не поддаётся. Одной из мин является и то, что за 10 лет разговоров об инновационном развитии в России не принято ни одного закона об инновационной деятельности. Субъекты РФ вынуждены принимать свои законы, но каждый по-своему. Как можно создать единый рынок, если в соседних регионах установлены свои правила его функционирования, отличные друг от друга? Вот почему наш институт, выступая в качестве экспертного совета по интеллектуальной собственности у Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству, предложил пакет из 12 законопроектов, который позволяет решать эту задачу системно и не откладывая на потом.

Как охранять свои права?

Мы привыкли к триаде рынка: товар, работа, услуги. Особенность инновационного рынка в том, что вводится четвёртый сегмент — интеллектуальная собственность. В ГК РФ ввели 4 категории прав на интеллектуальную собственность, из которых можно передавать, продавать, передавать в залог и т.д. только исключительные имущественные права. Закрепление прав ведётся двумя способами. Один из них открытый — патентование. К сожалению, у нас патентуется только до 10 % имеющихся результатов интеллектуальной деятельности, причём не за рубежом. А как же мы выйдем на международные рынки? Сегодня можно услышать, как изобретатель с гордостью заявляет: «Мне выдали медаль на выставке на Тайване!» Но при этом патента он там не получал. Да потому и выдали, чтобы не платить за изобретение! А надо было оформлять, охранять свои права сегодня и создавать предпосылки для того, чтобы, когда настанет время, использовать их с наибольшей для себя и для страны выгодой.

И ещё одна беда. С 1 января 2008 года информация выведена из состава объектов гражданских прав. А результаты НИОКР институтов — это сплошная документация, т.е. информация. По нашему кодексу её нельзя передавать, продавать и т.д. А в мире можно. И сегодня международные сделки под угрозой — возникла проблема оплаты за нашу интеллектуальную продукцию. То бишь — документацию! Зная наше законодательство, иностранцы могут оплатить только цену бумаги. И ни один суд не вынесет решение в нашу пользу. Поэтому мы и разработали свою технологию, позволяющую решать и эту проблему в рамках комплекса методических документов (МКД).

Есть ещё проблема, связанная со сроками исполнения НИОКР. После получения результата работодателю надо в течение четырёх месяцев принять решение: либо разработку патентовать, либо оформлять ноу-хау, либо передавать права другому. Не принял решение — права автоматически переходят работнику. В то же время в отношениях исполнителя с заказчиком отводится шесть месяцев на раздумья заказчику, после чего, если он не подал патентную заявку, права переходят к исполнителю. А в это время умные работники просто молчат, пока разработка не внедрена и не получена прибыль. А потом они пойдут к юристу. И он вынужден будет признать: да, права переданы незаконно, вознаграждение не получено, а продукция контрафактная. Есть уже такие прецеденты...

Формирование рынка ИС —
главная задача

Одно из базовых условий выхода из кризиса — переход к рынку интеллектуальной собственности. Сегодня это признано во всём мире. Формирование такого рынка — стратегическая задача нашего института.

Мы выиграли конкурс Еврокомиссии и заключили контракт на создание центров управления интеллектуальной собственностью в восьми университетах Европы. Думаю, что данная модель будет интересна и для вузов России. Она уже реализована в ряде вузов, в частности, в Иркутском государственном техническом университете, где создан наш Сибирский центр управления интеллектуальной собственностью.

Сегодня Совет Федерации издаёт ежегодный доклад о правовой охране и защите интеллектуальной собственности в России, подготовленный нашими специалистами. С ним можно ознакомиться на нашем сайте. Впервые в этом году мы провели мониторинг в этой сфере в 39 органах государственной власти и в более чем половине субъектов РФ, в том числе в Иркутской области. И можем утверждать, что иркутянам есть что сказать и показать на национальном уровне.

Второй проект из национальных, который мы тоже относим к топологии нашего успеха — недавно впервые заключённая международная сделка по реализации нацпроекта «Сухой суперджет-100». При реализации этого проекта, в котором участвуют 14 стран, с нашей помощью выявлено более 100 отечественных результатов интеллектуальной деятельности. Применив свою технологию «одного окна запуска инноваций», мы распределили и закрепили права, провели экспертизу, оценку и, наконец, провели оформление коммерциализации прав. В уставный капитал совместного предприятия Россия внесла свои нематериальные активы (это сделано Россией впервые), а за это уже получила от иностранных государств сотни млн у.е. По большому счёту, по этому пути должна идти вся российская промышленность высокотехнологичных производств. Тем более отрасли, где мы можем и должны иметь выход на иностранные рынки.

Аналогичные проекты имеются в Восточной Сибири. Наиболее перспективным из них, на наш взгляд, может стать Байкальский нанотехнологический кластер на территории трёх регионов (Иркутская область, Забайкальский край и Республика Бурятия), объединяющий потенциал науки и вузов, предприятий и организаций в сфере разработки нанотехнологий, производства нанопродуктов и наноматериалов. Сформировать базу данных и ввести единый правовой режим формирования и коммерциализации нематериальных активов к моменту запуска такого проекта — значит получить конкурентное преимущество в инновационном развитии сегодня и во многом определить своё будущее завтра.

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+510+1