Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 14 (2749) 8 апреля 2010 г.

ИНСТИТУТУ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОГО
МОДЕЛИРОВАНИЯ СО РАН —
35 ЛЕТ!

С 1990 года его возглавляет член-корреспондент РАН В. В. ШАЙДУРОВ. Мы беседуем с Владимиром Викторовичем о вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем днях ИВМ СО РАН.

Сергей Чурилов, г. Красноярск

Начало

Иллюстрация
Чл.-корр. РАН В. В. Шайдуров, директор ИВМ.

— Насколько я знаю, вам довелось и строить институт...

— Да, в буквальном смысле, именно этот корпус, в котором мы с вами сейчас находимся. Строители не успевали, и сотрудники помогали им. Институт создавался как Красноярский вычислительный центр по инициативе академика Гурия Ивановича Марчука одновременно с Иркутским вычислительным центром, ныне Институтом динамики систем и теории управления, по образу и подобию Новосибирского вычислительного центра, к тому времени добившегося значительной известности и принимавшего участие в международных научных исследованиях. Первым директором института стал Виктор Георгиевич Дулов, профессор из Института теоретической и прикладной механики. Он собрал здесь многих своих учеников. Пошли первые работы... После обращения краевых властей по программе «Сибирь» наш институт занимался народнохозяйственными задачами, в частности, разработкой и внедрением систем автоматизации Норильского горно-металлургического комбината.

— Не только разработкой, но и внедрением?

— В те годы еще существовал ряд ведомственных НИИ, которые занимались разработкой, но внедрение в тяжелых экологических условиях Заполярья шло гораздо легче при нашем энтузиазме. Проектные институты, которые работали при министерствах, стояли на неплохом теоретическом уровне, но при внедрении иногда обращались к нам. Потом началось разрушение этой сети институтов, и мы были вынуждены наладить выпуск опытных образцов, опытных прикладных программ прямо в институте, поскольку рассказы о собственных достижениях тем, кто занимается реальным делом, уже приелись. Пока не положишь на стол опытный образец, продуктивного разговора не получается.

Иллюстрация
В. А. Деревянко, к.ф.-м.н., с.н.с. ИВМ СО РАН, О. А. Клименко, к.ф.- м.н, ученый секретарь ОУС по нанотехнологиям и информационным технологиям СО РАН, И. В. Бычков, чл.-корр. РАН, директор ИДСТУ СО РАН, В. В. Шайдуров, чл.-корр. РАН, директор ИВМ СО РАН, С. И. Смагин, чл.-корр. РАН, директор ВЦ ДВО РАН, ак. С. К. Коровин, Институт системного анализа РАН, О. Д. Горохов, инженер ИВМ СО РАН.

— Потом Виктор Георгиевич, если я не ошибаюсь, уехал в Новосибирск...

— ...став директором огромного Института теоретической и прикладной механики, и его сменил более молодой профессор Юрий Иванович Шокин. Благодаря организаторскому таланту он собрал ударную группу динамичных ученых хорошего класса, с международными связями. В результате, помимо прикладной деятельности, резко рванула вперед теоретическая часть. Повысился уровень международных контактов — самым громким был контракт с Международным океанографическим комитетом ЮНЕСКО по созданию Атласа карт времен добегания волн цунами до ряда пунктов зоны Тихоокеанского побережья. Этот контракт был выигран в конкурентной борьбе с научными организациями США, Канады и других стран. Так что уже в те годы наш институт имел хороший теоретический уровень, авторитет и боевую активность. Таким образом, сложился конгломерат ученых, умеющих действовать в практических направлениях, важных для народного хозяйства и обладающих хорошей теоретической базой.

Иллюстрация
Чл.-корр. РАН В. В. Шайдуров, чл.-корр. РАН С. И. Смагин, ак. С. К. Коровин, к.ф.-м.н. С. В. Исаев, зав. отделом средств телекоммуникаций и вычислительной техники ИВМ СО РАН, чл.-корр. РАН И. В. Бычков.

— В те годы в вашем институте преобладали ученые, приехавшие из Новосибирска?

— Первый список состоял главным образом из выпускников Новосибирского государственного университета. В дальнейшем были подготовлены на месте выпускники Красноярского государственного и Технического университетов. Сейчас они преобладают среди сотрудников института.

А многие ушли...

— Потом директором института стали вы...

— Да. К этому времени институт получил новый корпус, шло его интенсивное освоение. Несмотря на перестройку и, грубо говоря, разруху в стране, в институте, когда я его принял, работали 320 человек. Людей негде было рассаживать, и офисные кабинеты приходилось создавать в институтских коридорах. Но потом начался переход на новый экономический уклад, уровень жизни ученых резко понизился. От нас ушли многие способные ребята — в бизнес, в коммерческие структуры — системными программистами, системными администраторами сетей, руководителями структурных подразделений связи, коммуникаций... Из трехсот двадцати осталось только сто двадцать.

Иллюстрация
Д.т.н. В. В. Москвичев, ак. С. К. Коровин, чл.-корр. РАН С. И. Смагин.

— То есть профессия математика оказалась востребованной?

— Очень востребованной! Из-за этого у нас возникали проблемы с аспирантурой. Уже в 90-е годы человек, проучившийся полтора-два курса в нашей аспирантуре, имел высокий рейтинг при поступлении в банковские структуры, например. Так что у нас из парней почти никто до конца не доучивался.

— А из представительниц прекрасного пола?

— Если перебрать всех моих учеников, защитивших диссертации, то в последние годы их состав резко изменился в женскую сторону. По-моему, четыре из пяти последних защит — девушки... Еще надо отметить, что в целом теоретический уровень соискателей понижается. К сожалению, по всему спектру, начиная с выпускников средних школ. Качество выпускников на протяжении последних тридцати лет и по сей день всё еще снижается. Вузам не удается вытащить их на более-менее значительный уровень. Но хуже всего, что большая часть способных и активных студентов начинает работать не по профилю на старших курсах. Это ухудшает подготовку, так что выпускники вузов коренным образом отличаются от тех, что были много лет назад. К сожалению, не в лучшую сторону. Правда, есть еще аспирантура, где мы все-таки пытаемся дотянуть их до нужного уровня...

Иллюстрация Заседание Ученого совета: на переднем плане — В. К. Андреев, д.ф.-м.н., зав. отделом дифференциальных уравнений механики ИВМ СО РАН, на заднем плане — А. А. Родионов, д.ф.-м.н., ИВМ СО РАН, Л. А. Компаниец, зав. аспирантурой, к.ф.-м.н., ИВМ СО РАН.

Таланты — есть!

— Получается?

— С отдельными ребятами. Надо сказать, процент талантливых ребят как был, так и остается нормальным, но это лишь несколько процентов от общего контингента. Сейчас же крен в другую сторону — им хочется заниматься более престижными, с их точки зрения, экономическими, юридическими направлениями и т. п. Поэтому нам остается гораздо меньший выбор. Преподавание стало для нас одним из важных аспектов подготовки специалистов, потому что зачастую их приходится готовить по индивидуальным «траекториям». В свое время заместитель директора по науке нашего института доктор физико-математических наук Александр Николаевич Горбань развил эту систему, выращивая ребят для своей лаборатории начиная со школы. И они стали крупными, известными в мире учеными. Настолько известными, что в период перестройки многие его ученики эмигрировали и неплохо устроились за рубежом.

— Он и сам уехал...

— Но связей с институтом не теряет, так же, как и ряд его учеников. Многие из них все еще считают себя сотрудниками нашего института... И мы знаем, что не отстаем от европейских технологий.

Партнеры

— Кто ваши партнеры в регионе?

— Здесь темп работ немного упал из-за проблем у РУСАЛа. До этого мы мощно двигались вместе с ними, работали над патентами...

— Может быть, кризис повлиял?

— Безусловно, сказалось падение цен на алюминий... Когда мы с ними расставались (они, кстати, по прежнему выплачивают свои отсроченные платежи за выполненные научные работы), то расставались довольно тепло. Надеемся, что это ненадолго. Система, при которой мы вынуждены доводить все до опытного образца, привела к тому, что на РУСАЛ мы работали, накапливая и свое оборудование, которое использовали для измерений, экспериментов и т.д.

— А какое оборудование?

— Печи, тепловизоры, электронно-обрабатывающая оснастка, небольшой электролизер...

— При необходимости все это можно запустить?

— Разумеется. Другой, очень почетный заказчик — «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева, бывшее НПО «Прикладная механика». У нас давние контакты. Через несколько месяцев существования нашего института директор собрал всех заведующих лабораториями, повез в НПО «Прикладная механика». Его уже возглавлял тогда только что ставший членом-корреспондентом АН СССР Михаил Федорович Решетнев. Он, естественно, относился к Академии наук с большим интересом, бывал на собраниях Академии, участвовал в ее работе. Он в своей обычной манере, чуть-чуть подуставший (ничего героического!) изложил нам проблемы, которые надо решать. А потом выслушал каждого из присутствующих ученых: что он может и умеет. После чего был составлен Договор о намерениях, оригинал которого у нас хранится до сих пор. По этому договору мы начали работать. Усилия были предприняты с обеих сторон, поскольку с нашей стороны участие в этих разработках было заложено в планы работ института, а НПО «ПМ» поддерживало экспериментом и финансировало эту деятельность. От теоретических разработок мы постепенно приближались к практическим. Но, к сожалению, разруха 90-х оборвала многие связи; немало специалистов из тех, кто раньше этим занимался, ушло из института. Тем не менее, приличная по численности и хорошо оснащенная лаборатория Валерия Александровича Деревянко продолжала самоотверженно работать в этом направлении, временами не имея на это финансовой поддержки. Прошли годы, 90-е закончились, НПО ПМ сменило название на ОАО ИСС, встало на ноги, тоже, правда, потеряв значительное количество людей, и сейчас мы вместе работаем, готовим кадры. На нашей территории размещается большой Научно-образовательный центр космических технологий, в котором работают и наши сотрудники, и сотрудники ИСС, и СФУ, и Аэрокосмического университета.

Иллюстрация К.ф.-м.н. В. А. Деревянко, с.н.с. ИВМ СО РАН.

Будем учить дистанционно

Кстати, весомое подтверждение «расширения контактов» мы получили тут же — у Владимира Викторовича зазвонил телефон. Звонили из Якутского государственного университета им. М. К. Аммосова.

— Профессоров-специалистов по параллельным вычислениям немного, и мне приходится летать в Якутск вахтовым методом, читать лекции, либо налаживать дистанционное обучение через СФУ, — продолжил после переговоров Владимир Викторович. — Сегодня, кстати, пробная лекция... А если всё получится, у меня аналогичное обращение от Пекинского аэрокосмического университета, чтобы мы наладили дистанционное чтение лекций по прикладной математике. Я уже видел, как эта система работает, когда по заданию Сибирского федерального университета ездил изучать американскую высшую школу. Так что сейчас будем пробовать у нас. В СФУ и в нашем институте для этого есть все необходимое оборудование.

— Таким образом, ваши международные связи расширяются не только с Западом...

— И с Востоком тоже, в частности, с Китаем. Сначала с Академией наук, потому что профессор Лин Чун, один из знаменитых китайских математиков, занимается примерно теми же вещами, что мы с Г. И. Марчуком в дни нашей молодости. Но китайские ученые значительно продвинулись в этой области, поэтому надо сначала догнать их и дальше вместе идти в этом направлении.

— Сначала Академия наук, а потом?

— Потом заинтересовался Пекинский аэрокосмический университет, которому хочется заниматься не только абстрактной математикой в рамках общих университетских курсов, но и более близкой к технике прикладной математикой. А поскольку мы уже давно работаем с Техническим университетом, то примерно представляем, какую математику надо читать.

Прогресс — стремительный!

— Помнится еще не очень давно в институте был целый вычислительный цех...

— А теперь персональные компьютеры на письменном столе стали мощнее, чем громоздкие ЭВМ прежних времен — огромные установки, поедающие неимоверное количество электроэнергии и требующие большой заботы, началось вытеснение этих монстров. Освободился машинный зал, где сейчас располагается Научно-образовательный центр. Прогресс в этом направлении идет стремительными темпами. Вот этот компьютер у меня под столом в десятки тысяч раз мощнее по количеству операций, чем всё оборудование, занимавшее не так давно огромный машинный зал! В десятки тысяч! А первый наш суперкомпьютер, который по мощности занимал шестнадцатое место в стране, сейчас задвинут куда-то в угол — и морально списать не можем, и считать на нем уже никто не хочет... Он по вычислительной мощности сравним с настольными компьютерами нового поколения, четырехъядерными. Мы его купили на грант Министерства образования вместе с Техническим университетом. После этого собрали свой суперкомпьютер, раз в сорок мощнее прежнего — сейчас в нем 99 ядер. А в данный момент на арендованной у нас площади Сибирский федеральный университет поставил новый суперкомпьютер — для того, чтобы обеспечить вычислительными мощностями базовые кафедры, которые располагаются на нашей территории.

Работы по всему спектру хватает, начиная с подготовки молодых специалистов, повышения квалификации, защиты диссертаций... Месяц назад у нас еще один доктор защитился, Саша Родионов. Кандидатских диссертаций защищается каждый год достаточное количество.

— Теоретической работой заниматься успеваете?

— Успеваем. В прошлом году наши сотрудники приняли участие в нескольких десятках международных конференций. Такого действительно никогда не было — в первые годы нашего существования деньги имелись, зато выехать было почти невозможно. Потом с поездками стало гораздо свободнее, зато денег не стало. Сейчас, когда появилась такая возможность, ученые выезжают и понимают, что наука за рубежом в ряде направлений развивается быстрее, чем у нас. Тем не менее, остались отдельные направления, по которым мы все еще впереди...

— Космос, например...

— Эти разработки у нас в стране всё еще находятся на высоком уровне. И мы тоже будем работать в этом направлении. Сейчас, когда государство обратило на нас внимание, нам тоже следует обратить внимание на ведущие отрасли, и мы уже начинаем корректировать тематику исследований... Быстро ее не повернешь — как огромный корабль, который при развороте еще долго тащит по инерции.

— Вам удалось, несмотря на «отвратительное время», создать хороший, работоспособный коллектив...

— Да, коллектив у нас хороший. Думаю, в Академии наук немного институтов с таким процентным отношением кандидатов и докторов наук. У нас 37 % научных сотрудников — доктора наук, практически все остальные — кандидаты наук. Без ученой степени только инженеры, коих очень мало. К сожалению.

— В каких отношениях ваш институт находится с местной властью?

— У нас как были, так и сохраняются хорошие контакты с городской администрацией. Например, одна из последних наших разработок — площадка электронных торгов. В прошлом году электронные торги шли с января по декабрь, сумма реальной экономии составила примерно 15 % от городского бюджета — электронные торги практически исключают сговор, потому что игра идет «втемную»... Контакты с администрацией у нас давние, с первых дней существования института, развиваются успешно и к обоюдному удовольствию обеих сторон. Думаю, что мы и дальше будем эти контакты расширять.

Фото В. Новикова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+541+1