Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 34-35 (2819-2820) 1 сентября 2011 г.

УДАЧНЫЙ ПРОГНОЗ
ОСНОВАН НА ЗНАНИЯХ

17 июля в 3 часа 8 минут в районе пос. Турка (Центральный Байкал) произошло землетрясение в 7 баллов. А 16 августа в районе пос. Орлик (Восточное Присаянье) на границе с Республикой Тыва зафиксированы толчки силой 6 баллов. В результате в населённых пунктах района повреждено много печей. В посёлке Горячинск многие деревянные здания деформировались, произошло проседание полов на 20–30 см. В окрестностях посёлка открылись новые природные водные источники. В районе Орлика землетрясение задело малонаселенные пункты, поэтому разрушения были малозаметны.

Г. Киселева, «НВС»

Самое интересное, что эти события предсказали учёные Института земной коры СО РАН. Ещё весной они сообщили в МЧС Иркутской области, что в период с мая по август в районах Центрального Байкала и Восточного Присаянья ожидаются землетрясения магнитудой в 6,5 и интенсивностью сотрясений в эпицентре от 7 до 8 баллов. О том, как был сделан такой точный среднесрочный прогноз, рассказали на пресс-конференции заместитель директора ИЗК доктор геолого-минералогических наук Кирилл Георгиевич Леви и главный научный сотрудник института, доктор геолого-минералогических наук Валерий Васильевич Ружич.

Иллюстрация

— Катастрофическое землетрясение в Японии магнитудой 9,1 балла, принёсшее столько разрушений, заставило весь мир задуматься, и, естественно, в каждой стране стали принимать какие-то меры, — рассказал Валерий Васильевич. — МЧС РФ поручило своим подразделениям оценить сейсмическую опасность в регионах. В Иркутске состоялось совещание с участием губернатора, на котором обсуждали, какие проблемы могут возникнуть в нашем сейсмоопасном регионе и какие меры следует принять для их предотвращения. Наш институт, занимающийся сейсмическими проблемами, тоже откликнулся на это событие, и было решено провести анализ сейсмоопасности региона. В результате мы подали сводку в МЧС, с которым работаем регулярно уже в течение более 15 лет, и доложили, что в нашем регионе есть признаки подготовки сильного землетрясения, уточнив, когда и где это произойдёт. Были указаны и амплитуды, и интенсивность. И всё совпало. Прогноз реализовался. К счастью, особых бед это не принесло. Но если бы эпицентры подобных землетрясений находились вблизи больших городов, то разрушения бы были гораздо весомее, и прогноз сыграл бы большую роль в их предотвращении.

Что нас подвигло сделать такое заключение и обратиться в МЧС с прогнозом? Признаки летних землетрясений мы заметили ещё весной — это изменение солнечной активности, данные спутниковой геодезии, отсутствие воды в колодцах в населенных пунктах на территории северо-западного Байкала и другие известные нам факторы.

По словам профессора Кирилла Георгиевича Леви, который занимается анализом катастрофических явлений в историческом аспекте, сильные землетрясения происходят примерно каждые 50–60 лет. Такой вывод сделали учёные, изучая древние летописи, хроники. Это подтверждается и событиями, происшедшими в последние столетия. Крупные землетрясения происходили в 1861–1862 гг., когда образовался залив Провал, потом следом произошли землетрясения на севере Монголии, когда группа трещин достигала 600 км. Там населенных пунктов почти нет, поэтому не было и разрушений. Последние серьёзные землетрясения были зафиксированы в 1957–1959 гг., среди них Муйское — 1957 г., потом Гоби-Алтайское — 1957 г., во время которого образовалась трещина 260 км, которая видна до сих пор.

Несколько лет назад на основе анализа развития сейсмического процесса в Прибайкалье иркутские учёные высказали предположение, что опасными для Сибири могут быть 2009–2015 гг.

— Мы не знаем точно, где землетрясения должны произойти, но природа так подсказывает, — пояснил Кирилл Георгиевич. — Есть ещё один элемент, который нельзя сбрасывать со счетов. Это изменения на Солнце. В Прибайкалье землетрясения совпадают с сильными скачками солнечной активности. Их пик тоже приходится на 50-летний период. В 1957–59 годах был максимум солнечной активности. Сейчас тоже процессы необычные идут. На эту тему измышления в СМИ сейчас самые невероятные. Земля ведь маленький объект, её сравнивают с маковой росинкой по отношению к футбольному мячу — Солнцу. Потоки солнечного ветра воздействуют на атмосферу — возникают штормы, грозы, потом это передается океану и порождает волны, цунами. Интересно, что анализ показывает: в период сильных штормов происходят слабые землетрясения, а в затишье — сильные.

Учёные пояснили, что по данным инструментальных наблюдений с 1950 по 2000 год на территории Байкальской рифтовой зоны произошло 68 6-балльных землетрясений, 33 — 7-балльных, 9 — 8-балльных, 2 — 9-балльных и одно 10-балльное. За последние десять лет в Байкальской рифтовой зоне произошло три 8-балльных землетрясения. Если бы эпицентр подобных землетрясений находился в Иркутске, то третья часть зданий получила бы капитальные повреждения или разрушилась полностью. Но, к счастью, как показывают данные, эпицентры землетрясений находятся чаще всего вдали от больших городов.

Способы предотвращения разрушений от землетрясений есть — это методы повышения сейсмопрочности зданий. Но это требует больших капиталовложений. В США, например, строят очень высокопрочные здания и уже убедились в том, что это дорого и ненадёжно. Наиболее удачно проблема сейсмопрочности осуществляется в Японии — на кадрах, снятых во время последнего землетрясения, видно, как высотные здания качаются, но не разрушаются.

В Иркутской области утверждена долгосрочная целевая программа «Повышение устойчивости жилых домов, основных объектов и систем жизнеобеспечения в сейсмических районах Иркутской области на 2011–2014 гг». В ней предусмотрены мероприятия по повышению сейсмической безопасности и снижению последствий землетрясений, по подготовке транспортной и энергетической систем к колебаниям земной коры. Для финансирования программы привлекаются средства из федерального, областного и местных бюджетов, а также из внебюджетных источников. В разработке этой программы участвовали учёные Института земной коры СО РАН. Она в основном нацелена на усиление зданий.

— Это, конечно, делать можно, но надо знать на какой балл усиливать, — отметил Кирилл Георгиевич Леви. — Городская среда меняется — протечки, повышение уровня грунтовых вод и т.д. Необходимо все прежние данные пересмотреть, вести постоянный мониторинг. Следующая важная задача — безусловный контроль качества строительства. Необходимо также проводить сейсмические испытания зданий, как это делали в СССР. В 2004 году институт проводил такие испытания одного дома в Академгородке. Обнаружили в средней части строения трещину. Пришлось всё разбирать и бетонировать. На такие испытания средств у города нет, на проведение сейсмического мониторинга — тоже. Необходима оценка остаточной сейсмостойкости зданий, которые строились 50 лет назад. И здесь без методов, разработанных учёными, не обойтись. Но никто пока не собирается применять на практике их знания.

У сотрудников Института земной коры СО РАН есть и разработки, которые позволяют в нужный момент ослабить разрушительную силу землетрясений. Основа метода — в том, чтобы «раздробить» один сильный толчок на несколько более мелких, дав тем самым выплеснуться скопившейся энергии.

— Зная, где должны произойти землетрясения, можно техногенными воздействиями ослабить их силу — пробурить глубокую скважину или произвести над местом потенциального землетрясения серию взрывов, закачать воду в разломы, — рассказал Валерий Васильевич Ружич. — Технология запатентована. Такими исследованиями и экспериментами мы занимаемся уже несколько лет, и за рубежом у нас есть единомышленники. Это направление при дальнейшей разработке может дать серьезные шансы для защиты от разрушительного действия землетрясений. Но денег на такие исследования не выделяют. Как, впрочем, не поддерживается и развитие сети сейсмостанций, которые ведут постоянный мониторинг территории. Вот когда что-то случается, тогда нам обрывают телефоны: «Что делать?!»

Прогноз землетрясений — это сложная задача. Есть попытки некоторых учёных изучать такие предвестники землетрясений как поведение животных, насекомых, рыб, птиц. Но, как пояснили иркутские учёные, пока результатов нет — землетрясения ведь разные, и лишь некоторые излучают ультразвук, вызывающий такую реакцию у живых организмов.

— Пока предвестников сильных землетрясений на нашей территории и мы не наблюдаем, — успокоили на прощанье журналистов учёные. — Если появятся тревожные сигналы, сообщим в МЧС. Но убеждены — в нашем болотистом, низменном крае очень разрушительных землетрясений быть не может. 8 баллов уже бывало, но наши города находятся в удаленности от эпицентров. Плотина Иркутской ГЭС может выдержать и 9 баллов. Когда её строили, учитывалась даже опасность ядерного взрыва. Разрывы труб зимой могут быть. Поэтому на совещании, о котором мы упоминали, поднимался вопрос о дополнительном подземном водоснабжении города, но это уже забота других людей.

Фото В. Ружича

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+603+1