Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 36-37 (2821-2822) 15 сентября 2011 г.

КОРИФЕЙ
ПАЛЕОЗОЙСКОЙ СТРАТИГРАФИИ

2 сентября 2011 года исполнилось 100 лет со дня рождения крупнейшего советского палеонтолога-биостратиграфа, широко известного как в нашей стране, так за рубежом, основоположника двух научных школ по палеонтологии и корифея палеозойской зональной стратиграфии, доктора геолого-минералогических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки Российской Федерации Александра Михайловича Обута.

Иллюстрация

А. М. Обут родился в семье сельских медиков. Он рано лишился родителей во время Гражданской войны, когда по всему Поволжью свирепствовал тиф. Его трудовая деятельность началась с рабочих профессий кочегара, механика, слесаря в Москве, где он параллельно учился и закончил вечерние курсы рабфака. В 1933 г. Александр Михайлович поступает в Ленинградский университет и заканчивает в 1939 г. с отличием его геолого-почвенный факультет. Молодой талантливый специалист, подготовивший ещё в студенческие годы научные публикации, Обут был оставлен в аспирантуре, где он начал изучение вымершей группы организмов — граптолитов.

Но Великая Отечественная война прервала учебу — сначала Северо-Западный фронт, тяжёлое ранение, затем государственное задание по поискам стратегических видов минерального сырья в Средней Азии и приграничных районах Синьцзяна. В конце сороковых годов А. М. Обут вернулся в Ленинград, в кратчайший срок подготовил и защитил кандидатскую диссертацию. Работая в Палеонтологической лаборатории Института земной коры ЛГУ сначала старшим научным сотрудником, затем исполняя обязанности заведующего этой лабораторией, он быстро становится крупным учёным. Огромную роль в этом сыграли окружавшие его выдающиеся учёные — профессора Б. С. Соколов, А. П. Быстров, Д. Л. Степанов, А. Н. Криштофович. С Борисом Сергеевичем Соколовым А. М. Обута всю его жизнь связывали теплые трогательные дружеские отношения, начиная ещё с учебы в университете и труднейших пионерных экспедиционных исследований в Средней Азии и Китае, работы в Ленинграде и до его заключительного «сибирского периода» жизни.

Трудно переоценить выдающийся вклад А. М. Обута в область биогеохронологии, где лично им и вместе с учениками был заложен базис нижнепалеозойской зональной стратиграфии многих геологических регионов СССР как наиболее точной основы для расчленения и глобальной корреляции разрезов терригенных отложений и для их сопоставлений с Международной стратиграфической шкалой.

Широкий разворот в стране геолого-съёмочных работ в послевоенные годы потребовал проведения широкомасштабных биостратиграфических исследований. Откликаясь на этот «государственный заказ», Александр Михайлович организует советскую школу граптолитологов, в которую вошли специалисты из академических и отраслевых институтов, из палеонтологических и тематических геологических партий России, Эстонии, Литвы, Латвии, Украины, Белоруссии, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Казахстана. На базе этой школы была организована Комиссия по граптолитам при Проблемном совете АН СССР «Пути и закономерности исторического развития растительных и животных организмов. А. М. Обут по праву становится на долгие годы её председателем и научным лидером. С его именем связано и формирование международного сообщества граптолитологов, среди основателей которого можно отметить О. М. Б. Булмена (Великобритания), Р. Козловского (Польша), Б. Боучека (Чехия), В. Н. Берри (США) и Э. Му (Китай).

В 1960 году А. М. Обут блестяще защищает докторскую диссертацию по граптолитам СССР и параллельно подготавливает раздел Hemichordata, составляющий основу отдельного тома «Основ палеонтологии» в 15-томном издании, получившим Ленинскую премию. С этими достижениями связано всеобщее признание Александра Михайловича крупнейшим специалистом по граптолитам, позволившее ему контактировать в личных поездках и при заочной переписке практически со всеми граптолитологами и палеозойскими биостратиграфами мира. Такие зарубежные контакты, кроме научных интересов, для А. М. Обута были ещё привлекательны тем, что он постоянно стремился совершенствоваться в области лингвистики. Он свободно говорил на немецком, английском, французском языках, мог легко объясняться на киргизском, казахском, узбекском и китайском. В своих многочисленных путешествиях он постоянно осваивал новые языки и новые и диалекты — польский, чешский, цыганский, грузинский, эстонский, литовский, малазийский и другие.

В 1961 году Александр Михайлович по приглашению академика А. А. Трофимука переходит на работу в Институт геологии и геофизики СО АН СССР в Новосибирске. В этом институте им была создана новая лаборатория палеонтологии планктона, в которой проводилось освоение известных и разработка новых методик химического препарирования горных пород для целей извлечения микрофоссилий — хитинозой, акритарх, конодонтов, граптолитов, органостенного фитопланктона. Александр Михайлович обратил свое внимание на новую, ранее не изучавшуюся в СССР группу вымерших морских организмов — хитинозой и в короткое время сплотив вокруг себя молодых специалистов из разных организаций, вскоре стал лидером в СССР в исследовании и этой палеонтологической группы. Таким образом, Александр Михайлович может по праву считаться создателем не одной, а двух (!) научных школ.

Признавая научные заслуги Александра Михайловича, международная научная общественность избирала его в члены различных комитетов и комиссий. В 1965 году он стал Действительным членом Геологического общества Франции, а затем и председателем Новосибирского отделения Общества Дружбы Франции и СССР. А. М. Обут входил в правление ряда комиссий и комитетов Международной стратиграфической комиссии при ЮНЕСКО и Межведомственного стратиграфического комитета СССР, а также Всесоюзного Палеонтологического общества.

В 1974–1975 годах А. М. Обут отправился в длительное научное путешествие по тропическим морям Тихого океана на научно-исследовательском судне «Каллисто». В этой поездке он «специализировался» на изучении многощетинковых червей — полихет. Это позволило ему в дальнейшем стать специалистом по третьей (!) группе фауны и опубликовать ряд научных статей по ордовикским и силурийским полихетам Русской и Сибирской платформ.

Всю свою творческую жизнь Александр Михайлович планомерно и самозабвенно занимался воспитанием научной смены. Прежде всего, это преподавание в Ленинградском и Новосибирском университетах, Ленинградском горном институте. Второй стороной этой его деятельности явилось научное руководство соискателями всех кандидатских диссертаций по граптолитам, защищаемым в СССР. А таких соискателей из Новосибирска, Ленинграда, Алма-Аты, Ташкента, Фрунзе, Риги, Вильнюса, Киева было более десятка. К этому следует добавить и кандидатские диссертации по палеонтологии и стратиграфическому значению других групп фауны. Более 25 учёных из самых разных уголков России и стран ближнего зарубежья, многие из которых сейчас являются докторами наук и профессорами университетов, с чувством глубокого почтения именуют себя учениками Александра Михайловича. Кроме того, многим начинающим учёным он «дал дорогу в научную жизнь» и благословил их на научные свершения, много лет занимая пост председателя Специализированного совета по защитам докторских и кандидатских диссертаций по специальности «палеонтология и стратиграфия».

Александр Михайлович не был учёным-педантом. Очень часто, останавливаясь с сотрудником института в коридоре и внимательно глязя ему в глаза, он расспрашивал собеседника о его личных делах, о здоровье и самочувствии родственников. А. М. Обут интересовался самыми различными, далекими от его научных интересов проблемами. Для него было свойственно спокойно и терпеливо выслушать мнение оппонентов, корректно обсудить спорные моменты. Это привлекало к нему внимание не только учёных-геологов, но и специалистов из других областей знаний. Например, в соавторстве с физиком Шугриным А. М. Обутом в 1986 была выпущена в свет книга «Солнечная активность и биосфера Земли».

В жизни А. М. Обут был замечательным рассказчиком, интересным и нацеленным на общественные конкретные дела человеком. Его умение быстро ориентироваться в обстановке и принимать конкретные правильные решения заслужили уважение у жителей Академгородка, что выразилось в избрании его шесть раз (!) подряд депутатом районного Совета. Из личных качеств Александра Михайловича можно отметить его увлечение рыбалкой, лошадьми, автомобилем и, безусловно, садом. Его «угловой» полукоттедж по дороге из центральной части Верхней зоны к институтам на Университетском проспекте (ныне пр. Академика Коптюга) знают большинство старожилов Академгородка. Там на протяжении многих лет, ещё задолго до повального увлечения садовыми участками, можно было наблюдать самые ранние и самые поздние красивейшие цветы, гигантские тыквы и крупные яблоки, отборные черную смородину и облепиху. И всё это — на маленьком участке земли и в образцово-показательном порядке.

Светлый образ Александра Михайловича Обута постоянно хранится в сердцах и памяти многих его учеников, последователей и друзей. Его монографии до сих пор являются настольными «учебниками» для многих поколений палеонтологов.

А.В. Каныгин, А.Э. Конторович, В.И. Краснов,
Н.В. Сенников, Б.С. Соколов, Ю.И. Тесаков,
В.В. Хоментовский, Б.Н. Шурыгин

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+604+1