Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2854) 17 мая 2012 г.

ВПЕРЕД, НЕ ОСТАНАВЛИВАЯСЬ

Как говаривали люди, достигшие в жизни заметных высот, важно вовремя обозначить для себя ориентиры и последовательно, без сомнений и колебаний, продвигаться вперёд. К цели. Взяв старт в «младые свои годы».

Л. Юдина, «НВС»

Факт очевидный, подтверждённый многочисленными примерами. Молодые радуют, добиваясь ощутимых успехов в науке, что фиксируется знаками признания разного достоинства. Мы много пишем о молодых. Конечно, далеко не все их достижения находят отражение, ибо случаются они достаточно часто. Например, совсем недавно, буквально одна за другой, две очаровательные дочери сотрудниц нашей газеты Яна Садыкова и Соня Коржова стали кандидатами геолого-минералогических наук.

Иллюстрация

Александра Трушина, запечатленная на снимке, аспирантка Института химической кинетики и горения СО РАН, «испытывает на прочность» награду — золотую медаль Российской академии наук, полученную за интересную и успешно выполненную работу.

Вперед Саша продвигается уверенной твёрдой поступью, согласно сформулированной программе: общеобразовательная школа, ФМШ, физфак НГУ, академический институт. Начиная с четвёртого курса, вот уже четвертый год, работает в группе доктора химических наук Алексея Васильевича Бакланова, занимаясь проблемами молекулярной фотодинамики, а именно фотохимией кислорода, рассматривая его в ультрафиолетовой области.

— Мы обнаружили одно новое явление, ранее неизвестное, — рассказывает Саша. — Под действием ультрафиолета кислород переходит в особое состояние — синглетное, со спином ноль. Прежде всего, факт интересен с фундаментальной точки зрения. Ведь сам по себе кислород как объект для света совершенно прозрачен — от ультрафиолета до инфракрасной области он нигде и ничего не поглощает, переходы запрещены. Это верно для «изолированных» молекул. Мы же изучали, что происходит в столкновительных комплексах кислорода, то есть когда около его молекулы располагаются другие. А если комплексы облучаются ультрафиолетом, ситуация меняется, начинают действовать другие законы, что и приводит к образованию синглетного кислорода.

— Прежде не подозревали, что такое может случаться?

— Имелись косвенные данные. Мой научный руководитель Алексей Васильевич Бакланов несколько лет назад проводил в Голландии эксперименты, и ряд фактов указывал на то, что кислород в комплексе с некоторыми веществами, например, с ксеноном, образует синглетный кислород. Но прямого подтверждения не было. Я поначалу работала с изопреном. Это органическая молекула. Наблюдали, наверное, иногда над лесом такую зеленоватую дымку? Она образуется как раз из-за него. Облучая смесь кислород-изопрен мы и получили первое подтверждение. Потом подумали — а что если облучить чистый кислород?

— Чем замечателен синглетный кислород?

— Он очень активный — способен взаимодействовать со всем подряд. То есть, сделав соответствующие выводы, можно строить интересные конструкции. Например, использовать синглетный кислород при лечении раковых опухолей. Выглядит это примерно так. Человек с недугом начинает принимать добавки или препараты, содержащие фотосинсебилизаторы — органические молекулы, которые поглощают свет в определенном диапазоне. Опухоль накапливает их, потом больного облучают. То есть, если описать механизм попроще, фотосенсибилизатор передает энергию кислороду, тот переходит в синглетное состояние и «съедает» опухоль изнутри. Он же, как было замечено, очень реакционноспособен, реагирует со всем, что рядом. Но метод несовершенен. Прежде всего, при таком способе лечения человеку нельзя выходить на яркий солнечный свет. Вещество, о котором идёт речь, может накапливаться не только в опухоли, но и на некоторое время оседать в разных участках тела, соответственно, под действием света приводя к ожогам кожи.

— А выход есть? Вы работаете над проблемой?

— Как я уже говорила, мы обнаружили, что синглетный кислород образуется, если рядом с молекулой кислорода находятся другие молекулы. Кислорода в организме предостаточно — и в крови, и в тканях. Если нам удастся подобрать нужную длину волны, чтобы поглотить кислород там, где требуется, думаю, это будет шагом вперёд. Но пока — чисто теоретические расчёты. В ближайшее время приступаем к изучению биологических объектов — пока работали только с газами.

И вот ещё чем, например, интересен синглетный кислород. Существуют мощные химические лазеры. Читала, что где-то их применяют даже в военных целях. Чтобы такой лазер работал, требуется большое количество синглетного кислорода. Создание лазера — процесс сложный. Необходима мощная установка, хлор и т.д. и т.п. В нашем случае все можно заметно упростить, получить синглетный кислород при меньших затратах, в небольшой установке, без хлора.

На сегодня фотохимия в основном изучает реакции с индивидуальными молекулами. Мы же включаем влияние окружения, которое, соответственно, формирует новые процессы.

— С диссертацией определились?

— Продолжаю развивать свою любимую тему — изучение механизмов образования синглетного кислорода в столкновительных комплексах ХО2.

— Слышала, вы активно занимаетесь проектом, связанным с детьми?

— Более того, я один из создателей и руководителей проекта «Наука Детям». Одна из целей — популяризировать науку среди школьников Новосибирска и области. Это волонтёрский проект. Из студентов создается несколько команд по направлениям наук, читаются интерактивные лекции. Мы рассказываем о современном состоянии различных наук, перспективах, работах учёных, показываем демонстрационные опыты и организуем экскурсии в институты. В некоторых школах побывали по три-четыре раза — приглашают. Сейчас активно сотрудничаем с областным центром по работе с одарёнными детьми «ДИО-ГЕН». Наш проект действует с 2009 года. Все началось, когда получили грант фонда Потанина на реализацию проекта, в 2010-м стали лучшим реализованным проектом фонда. С 2010 года по настоящее время находимся под патронатом фонда «Эндаумент НГУ».

— Александра, вы ведь ещё, кажется, начали преподавать в НГУ?

— С этого года. Директор нашего института Сергей Андреевич Дзюба привлёк. Помогает, помимо всего, глубже погружаться в науку.

— Вы для себя точно выбирали направление?

— Абсолютно точно! Были у меня периоды шатаний. Любила биологию. В ФМШ начала склоняться больше к физике — там физику преподавали замечательно (как, впрочем, и биологию, и химию). Посещала в ИХКиГ ежегодную биофизическую мастерскую. Сомнения продолжали одолевать — биология или физика. Как-то один из лекторов произнёс: «Биолог может сказать: „Вирус проник в клетку“, а физик добавить — с какой скоростью и насколько глубоко». Это и решило исход дела — поступила на физфак, о чем не пожалела. Тем более, что сейчас занимаюсь и физикой, и химией, и биологией.

— Удачи вам в жизни и побольше наград, свидетельствующих о трудолюбии, результатах и признании!

Фото И. Симоненко

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?8+635+1