Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 22 (2907) 6 июня 2013 г.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ
РОССИЙСКОЙ НАУКИ
ПЕРЕЖИВАЕТ ОБНОВЛЕНИЕ

Всю минувшую неделю в Москве проходило отчётно-перевыборное Общее собрание РАН.

Ю. Плотников, «НВС»

Иллюстрация

28 мая со вступительным словом выступил президент РАН академик Ю. С. Осипов. Это был его 22-й и последний доклад на отчётных Общих собраниях Академии наук. И если первая его часть была выдержана в привычном формате краткого перечисления выдающихся научных результатов, полученных институтами РАН, то во второй части Ю. С. Осипов прокомментировал некоторые моменты своей многолетней работы на высшем в Академии посту и поделился некими соображениями на будущее. По сути это было политическое завещание уходящего президента своему преемнику.

Пять итогов двадцатилетия

Безусловно, первым и главным результатом работы всех тех, кто служил Академии наук в эти 22 года, считает Ю. С. Осипов, является то, что нелёгкими усилиями воссозданная в конце 1991 года Российская академия наук выстояла в круговороте тяжёлых политических, экономических, социально-психологических проблем. Она сохранилась и развивается, оставаясь главным научным центром России и одним из признанных центров мировой науки. И этот момент Ю. С. Осипов особо подчеркнул, потому что многочисленные, в том числе и в академической среде, дискуссии о финансовых проблемах, о непродуманных нововведениях, о падении престижа науки в стране, дискуссии, которые часто ведутся абстрактно и легковесно, безответственно, в отрыве от реалий, создают в общественном мнении представление о глубоком научном кризисе, даже крахе отечественной науки. Но всё это не породило в Академии выжидательных настроений и не остановило упорной повседневной работы.

Год назад в этом же зале Президент Российской Федерации В. В. Путин поблагодарил Российскую академию наук «за огромный вклад в развитие страны, за сохранение исторических традиций служения Отечеству и народу, о которых говорил Пётр Великий, создавая Академию наук».

Второй итог. Во многих направлениях деятельности, уверен Ю. С. Осипов, Академия, без сомнения, могла бы продвинуться существенно дальше, если было бы полнокровно реализовано переоснащение материально-технической базы, о котором говорили почти на каждом Общем собрании после 2008 года. Одновременно наблюдалось резкое увеличение государственного финансирования научных исследований в вузах. После завершения в 2008 году пилотного проекта по повышению заработной платы научных сотрудников, позволившего, в частности, кардинально переломить тенденцию снижения доли молодых учёных в академических институтах, динамика финансирования Академии наук резко замедлилась. Практически после 2008 года весь основной прирост финансирования связан с индексацией заработной платы и коммунальных расходов. В результате в 2011 году доля заработной платы в общем объёме бюджетного финансирования составила около 70 %, а величина внутренних бюджетных затрат на одного научного сотрудника Академии более чем в два раза отставала от соответствующего показателя, например, в национальных исследовательских университетах — 280 тыс. против 604 тыс. руб. В то же время значительная часть закупленных в вузах в последнее время приборов не используется должным образом из-за отсутствия квалифицированных кадров.

«Я много раз говорил и ещё раз говорю: мы кровно заинтересованы в развитии образования, вузов и делаем для этого всё, что можем, — убеждает Ю. С. Осипов. — У нас есть несколько сотен кафедр в ведущих университетах страны. В Академии наук работают прекрасные семинары и для студентов, и для школьников. У нас есть прекрасные научно-образовательные центры — в Санкт-Петербурге, в Москве, в Нижнем Новгороде, на Урале, в Новосибирске. Но всё-таки подрубать системообразующее древо российской науки — Российскую академию наук — нельзя».

Третий вывод совсем неутешителен, и Ю. С. Осипов счёл своим долгом проинформировать Собрание о своём понимании ситуации, которая в последние годы усиленно конструировалась всеми дозволенными и недозволенными приёмами вокруг Российской академии наук и отечественных фундаментальных исследований в целом. «Сегодня, — считает Ю. С. Осипов, — есть все основания говорить о беспрецедентном наступлении на академическую науку, что чревато нанесением не только ей, но и стране в целом колоссального ущерба».

Мы все помним многочисленные заявления и действия министра и других деятелей Минобрнауки. Обществу в последний год усиленно навязывалось представление о том, что академическая форма организации фундаментальных исследований безнадёжно устарела. Активно внедрялась мысль о полной бюрократизации всей системы управления в академической науке, и в центре критики, естественно, оказался Президиум РАН. Исследовательские институты представляются как ненужные структуры, сковывающие деятельность подлинных творцов науки. Действующие механизмы распределения финансовых ресурсов в академическом сообществе между отдельными направлениями исследований объявляются препятствием на пути формирования здоровой конкурентной среды в фундаментальной науке. Сама Российская академия наук представляется супермонополией, подавляющей исследования в других секторах науки.

Назойливо проводится мысль, что научный потенциал, сосредоточенный в Российской академии наук и других государственных академиях, полостью деградировал. В кадровой сфере — демографический кризис, ответственность за который министр образования публично возложил на руководство РАН. Молодёжь не только малочисленна, но и не имеет перспектив, поскольку все высокие позиции в академической науке заняты престарелыми учёными, всячески блокирующими любые возможные изменения в сложившемся положении.

И как результат — беспрерывные обвинения в неэффективности научных исследований, проводимых в РАН. Руководству страны настойчиво подбрасывалась идея о том, что низкая отдача от существенно возросших за 2000-е годы ассигнований на науку и инновационную деятельность связана главным образом с низкой результативностью исследований именно в академическом секторе науки. При этом идёт беспрерывная манипуляция данными о публикационной активности, индексах цитируемости в зарубежных научных журналах. Эти данные упорно навязываются в качестве важнейших для государства показателей эффективности фундаментальной науки.

Со ссылкой на деградацию кадрового потенциала предлагается резко сократить и численность занятых в фундаментальных исследованиях учёных, оказывать поддержку лишь тем из них, кто имеет высокие показатели публикационной активности и цитируемости в ведущих западных изданиях. Для проведения санации предлагается использовать институт зарубежной экспертизы, причём бремя осуществления этой деятельности возлагается на сами инспектируемые организации.

Наконец, обеспечение достойного уровня Российской фундаментальной науки не мыслится без широкого привлечения зарубежных специалистов и представителей научной диаспоры. Их предлагается всячески привлекать, но на условиях, кардинально отличающихся от тех, которые распространяются на отечественных учёных.

Подлинная война развёрнута и в нормативно-правовой сфере. Вопреки протестам РАН и других государственных академий была принята Программа инновационного развития страны, которая в части, касающейся фундаментальных исследований, базируется на изложенном подходе. Минобрнауки всячески пыталось добиться утверждения правительством таких проектов Государственной программы фундаментальных исследований, которые привели бы к передаче в министерство всех основных функций организации и управления фундаментальными исследованиями. Одновременно, несмотря на имеющиеся поручения, министерство в течение длительного времени блокировало внесение на утверждение в правительство Программы фундаментальных исследований государственных академий наук. Между тем, наличие такой программы предусмотрено Законом о науке и государственной научно-технической политике, а сама программа является основанием для финансирования государственных академий.

Наконец, почти год правительство, вопреки установленному порядку, не принимает решения по существу внесённых общими собраниями государственных академий поправок в их уставы. Парадоксально, но речь идёт о поправках, прямо вытекающих из вышедшего в ноябре прошлого года Закона о внесении изменений в Закон о науке. Участвовавшие в согласовании представители органов исполнительной власти всё это время пытались вынудить государственные академии дополнительно внести в уставы не вытекающую из требований упомянутого закона поправку, лишающую права на создание, ликвидацию и реорганизацию подведомственных организаций. В общем, дело дошло до того, что вместо ответа по существу представленных поправок госакадемии получили указание о разработке редакций новых уставов.

«Вы спросите, как я воспринимаю происходящее? — задаёт риторический вопрос Ю. С. Осипов. — Отвечу: как попытки начать „культурную революцию“ в российской науке в целях её разрушения и захвата ресурсов. Как попытки разрушения и уничтожения одной из главных и ярких исторических и культурных традиций России — академической науки. Как полное непонимание, не исключаю, что умышленное, устройства Академии, её задач и функций, её участия в решении государственных и общественных задач. Как уничтожение всемирно известного бренда Российской академии наук. Наконец, как навязывание западной схемы организации науки, причём в извращённой форме.

Не берусь судить о подлинных мотивах тех лиц, которые стоят за этим поворотом государственной научной политики. Вывод мой состоит в том, что обозначившиеся перемены в научной политике идут в разрез с задачами всесторонней модернизации нашей страны. Свою точку зрения я дважды изложил президенту страны в устной и письменной форме и получил поддержку».

Из всего сказанного, разумеется, никак не следует, что российская наука в целом и Российская академия наук в частности не нуждаются ни в каких переменах и усовершенствованиях в работе. Но эти перемены должны быть мотивированы не идеологическими предпочтениями или, что ещё хуже, частными интересами отдельных лиц, а новым уровнем задач, стоящих перед нашей страной. Они должны быть мотивированы логикой развития самой науки.

Проблематика организации фундаментальных исследований и задач, стоящих в этой области, приобрела сейчас исключительно важный характер. И в этой связи большое значение имеет предстоящее осенью этого года обсуждение проблем развития фундаментальной науки на заседании Совета по науке и образованию при Президенте РФ. Этому заседанию должны предшествовать широкое и содержательное обсуждение проблем в самом научном сообществе и большая подготовительная работа нового руководства Академии наук. Времени осталось мало.

Четвёртый момент, охарактеризованный Ю. С. Осиповым: Академия наук сохранилась и развивается в том числе и потому, что с самого её создания не исходила в своей работе из политических и идеологических вкусов и пристрастий всевозможных партий, групп и отдельных лиц, в том числе и работающих в Академии. Это спасало Академию не раз, считает Ю. С. Осипов. Достаточно вспомнить 1993 год.

Академия должна не играть в политические игры, но продуктивно сотрудничать с государством на профессиональной основе, и на этой основе защищать и обеспечивать свои права и место под солнцем. Опираясь на конструктивное профессиональное взаимодействие с властью, мы должны добиваться, чтобы на всех уровнях государственного управления было ясное понимание, что поддержка науки и академического сообщества не есть благотворительность и одолжение, но миссия и функция государства, принятая во всём цивилизованном мире и уходящая глубокими корнями в российские традиции.

Те во власти, кто уверен в высокой значимости отечественной науки, в решении проблем социально-экономического и духовного развития России, столь же отчётливо должны понимать, что наука, главным образом фундаментальная, без серьёзной государственной поддержки не сможет себя проявить как социально эффективное явление. Безусловно, Академия наук должна усиливать своё влияние в обществе и государстве. Но речь идёт не об обслуживании политики, а о том, чтобы безусловно выполнять свою главную уставную обязанность — создавая новое знание, давать обществу глубокий анализ происходящих процессов и рекомендации по практической деятельности.

Пятый завет Ю. С. Осипова: «За последние годы я много раз говорил, что самоуправление — великое право академического сообщества. Оно завоёвано 20 с лишним лет назад. Без этого права говорить о развитии современной эффективной фундаментальной науки вряд ли возможно. Это право мы обязаны хранить и сберегать. И главное — пользоваться им ответственно. Его недопустимо дискредитировать, путать с вседозволенностью. Право на самоуправление совсем не означает, что организационная структура Академии должна быть заморожена на веки вечные. Организация нашей работы, сохраняя лучшие традиции академического сообщества, должна быть живой, мобильной, гибкой на всех уровнях.

По объективным и субъективным причинам мы недостаточно работаем в этом направлении. Изменения у нас происходят, но порой медленнее, чем хотелось бы.

В связи с этим скажу, что стремление переждать, отложить, замотать принятие непопулярных, а порой даже болезненных решений, хотя и позволяет продлить относительно спокойную и бесконфликтную жизнь администраций некоторых институтов, некоторых руководителей отделений и научных центров, некоторых членов Президиума и его аппарата — такое стремление может завести Академию только в тупик».

Все должны понимать, уверен Ю. С. Осипов, что ни одна страна в мире не способна поддерживать из бюджета и развивать весь фронт научных исследований. Поэтому столь важен для Академии в рамках права на самоуправление выбор разумного баланса между сосредоточением усилий на важнейших направлениях и поддержанием многообразия научных исследований в разных областях, поддержанием академической среды в целом.

Развитие многообразия научных исследований — это условие полнокровной жизни организма фундаментальной науки, возникновения принципиально новых идей и направлений, прорывов к новому знанию. Подобная стратегия развития науки аналогична экологической стратегии сохранения биоразнообразия, биогеоценозов, сохранения биосферы. И только в таком случае фундаментальная наука может служить для государства своеобразной системой движения в бескрайнем море знаний и позволять выбрать верные решения.

И последнее, о чём сказал Ю. С. Осипов в своём вступительном слове. Главная опасность для Академии наук — это не внешние нападки и упрёки, часто мало продуманные и бессодержательные, но иногда и справедливые, не фантастически неквалифицированные предложения по реформированию академической науки. Главная опасность исходит изнутри, из попыток разрушения академических традиций и правил этичного, интеллигентного взаимодействия внутри самого академического сообщества. В Академии внедряются пиаровские технологии и приёмы из внеакадемической жизни, замешанные порой на поисках компромата, распространении ложных слухов и домыслов. Всё это дезориентирует научное сообщество, разъедает его, ослабляет жизненный иммунитет Академии, разрушает её облик в глазах общества. «Поэтому я скажу, что академическое отечество в этом смысле — в опасности! — завершил Ю. С. Осипов своё выступление. — Я призываю всех во имя славной истории академической науки и её будущего консолидироваться вокруг будущего президента Академии наук. Мы все должны проникнуться общей ответственностью за судьбу Российской академии наук. Я верю в наш успех!»

Иллюстрация

Делегаты Общего собрания стоя проводили своего президента аплодисментами.

Джентльменское соглашение

29 мая на повестке дня Общего собрания стоял один вопрос — выборы президента Российской академии наук.

Процедура выборов президента Академии осуществляется следующим образом. В бюллетень для тайного голосования были включены три кандидатуры: академики В. Е. Фортов, Ж. И. Алфёров и А. Д. Некипелов. Такой порядок возник в результате обсуждения и голосования на заседании Президиума, который рекомендовал кандидатуру академика В. Е. Фортова. Поэтому в списке он стоит первым, а остальные идут по алфавиту.

Голосование на выборах президента РАН сугубо жёсткое: бюллетень «за» более чем одного кандидата считается недействительным.

Кандидат считается избранным, если за него проголосовало большинство членов Общего собрания, принявших участие в голосовании, т.е. половина плюс один голос. Если в первом туре ни один кандидат не был избран, проводится второй, где в бюллетень включаются уже две кандидатуры, получившие больше голосов в первом туре. Если же и во втором туре ни один кандидат не избирается, проводится третий, в котором в бюллетене остаётся только одна кандидатура.

Теоретически существует вариант, в котором все три круга не выявляют победителя — если никто не получил половину плюс один голос. В таком случае проводятся новые выборы, причём кандидаты, участвовавшие в предыдущих выборах, в новых не участвуют. Новое Общее собрание по выборам президента и Президиума РАН может быть проведено не ранее чем через четыре месяца после окончания нынешнего. В этот период Президиум Академии продолжает выполнять свои обязанности. Следует оговориться, что вероятность подобного развития событий минимальна — в истории Российской академии наук такого никогда не случалось.

Избранный Общим собранием президент РАН вступает в должность после его утверждения Президентом Российской Федерации, а до этого считается исполняющим обязанности президента.

Каждый из трёх зарегистрированных кандидатов воспользовался своим законным правом выступить перед Общим собранием и ответить на вопросы его участников. Поскольку наша газета уже давала подробнейшие материалы об их предвыборных программах и взглядах на жизнь, нет нужды повторяться. В обсуждении же кандидатур на нынешних выборах было опробовано нововведение: решено было не пускать дискуссию на волю стихий, как то иногда бывало прежде, а предоставить слово для агитации за каждого претендента пятерым ораторам. А поскольку заранее условились не использовать «чёрного пиара», а говорить только позитив, дискуссия выглядела в высшей степени чинно и в полном смысле этого слова академично.

«Артподготовка» была проведена самым крупным калибром. За В. Е. Фортова ходатайствовали академики Ю. С. Соломонов, Г. А. Месяц, А. С. Спирин, А. Р. Хохлов, Н. Л. Добрецов. За Ж. И. Алфёрова агитировали академики Ю. В. Наточин, В. П. Велихов, А. Л. Асеев, М. Б. Пиотровский, Ю. В. Гуляев. В пользу А. Д. Некипелова выступили академики В. М. Полтерович, А. Д. Гвишиани, С. Н. Хаджиев, М. В. Угрюмов, В. В. Ивантер. И наконец, когда присутствующие получили самое детальное представление о достоинствах кандидатов, и стало ясно, что надо бы избрать всех троих, да только Устав не позволяет, настал долгожданный час волеизъявления.

Поскольку в день голосования на Общем собрании было зарегистрировано 1314 человек, для победы достаточно получить 658 голосов. Три с четвертью часа утомительного ожидания и скрупулёзной работы счётной комиссии, Большой зал Академии наполняется до отказа. Пока коллеги по журналистскому цеху состязаются в суетливой ловле удачи, делегация «НВС» неторопливо занимает стратегическую позицию рядом с В. Е. Фортовым и с достоинством ожидает веления Неба. Стекающиеся со всех сторон ручейки информации постепенно сливаются воедино: однако ни второго, ни тем более чисто гипотетического третьего тура не предвидится. Наконец, председатель счётной комиссии академик А. И. Григорьев объявляет окончательный результат: за В. Е. Фортова отдано 766 голосов, за Ж. И. Алфёрова — 345, за А. Д. Некипелова — 143. К поздравлениям мы присоединяемся в числе первых.

Иллюстрация

В своём первом слове в ранге президента Российской академии наук В. Е. Фортов сказал:

«Для меня большая честь быть избранным на этот высокий пост. Я испытываю большое волнение и гордость за нашу Академию. Я всю жизнь работал в Академии и отлично понимаю, какую великолепную организацию — мощную, высокопрофессиональную, принципиальную — сделали наши предшественники. Убеждён, что прошедшая избирательная компания дала нашей Академии много нового, и очень рад, что нам удалось уклониться от разного рода некорректностей и высказываний персонального характера. Это лишний раз показывает ту высокую планку, которую занимает Академия в нашем обществе. Я благодарю всех, кто поддерживал меня, и тех, кто не поддержал, но я уверен, что мы будем работать вместе.

Прошедшее обсуждение наших проблем показало, что мы едины в главном: Академия должна оставаться сильной, независимой, она должна быть творческой и продолжать служить нашему народу, нашему государству».

Сибирский вариант

31 мая своих председателей и президиумы выбирали три региональных отделения и Санкт-Петербургский научный центр.

С приветственным словом перед участниками Общего собрания СО РАН выступил избранный президент Российской академии наук В. Е. Фортов.

«Сибирское отделение занимает особое место в Академии наук, — сказал он. — Многие вещи, которые надо делать во всей Академии, раньше и рельефнее проявляются в Сибири, и Сибирское отделение подает прекрасный пример всей Академии. Поэтому я рассчитываю, что Сибирское отделение будет таким же активным и организованным, а главное, таким же творческим. Это особенно важно сейчас, когда нам нужны новые подходы и новые идеи в организации нашей работы».

Свою речь новый президент закончил обещанием всемерно поддерживать и укреплять Сибирское и другие региональные отделения, а также сообщил приятное известие: по появившимся 30 мая сведениям Государственная премия в области науки и техники присуждена академику А. П. Деревянко — за открытие денисовского человека. Будем с нетерпением ожидать Дня России!

Механизм выборов председателя Сибирского отделения в деталях совпадает с принятым в Большой Академии, за одним исключением — допускается мягкое голосование. В бюллетень были включены четыре кандидатуры: академики А. Л. Асеев, Ю. И. Шокин, В. Н. Пармон, Р. З. Сагдеев. Такой порядок определился после голосования на Президиуме СО РАН 11 апреля: рекомендованному к избранию кандидату предоставляется первая позиция, следующему по набранным голосам — вторая, а при равенстве голосов в силу опять вступает родная кириллица.

Председательствующий в Собрании академик А. Э. Конторович представляет слово кандидатам.

Александру Леонидовичу Асееву предстоит непростая задача — втиснуть в отведённые регламентом 15 минут информацию, для изложения которой на апрельском Общем собрании Отделения потребовалось полтора часа. Впрочем, есть и облегчающие факторы: состав участников собрания практически не изменился, и отчётный доклад председателя большинство из них уже слышали или читали в нашей газете в полном или экстрактном виде. С задачей, пусть и с небольшим перебором времени, А. Л. Асеев полностью справляется.

Юрий Иванович Шокин свою предвыборную программу нигде не публиковал, поэтому озвучивает её основные тезисы впервые. Как всегда, он выступает чётко и конкретно. Чувствуется, что его речь произвела очень хорошее впечатление.

Валентин Николаевич Пармон сначала мотивирует причины, побудившие его дать согласие на баллотировку — а затем объясняет, почему больше не видит в этом необходимости! Соответствующее заявление подано в президиум Собрания, и список для голосования становится на одну строку короче.

Ренад Зиннурович Сагдеев сразу берёт быка за рога и во первых строках снимает свою кандидатуру в пользу А. Л. Асеева. Сэкономленное время он посвящает характеристике кандидата.

В бюллетене для голосования остаются две фамилии, и теоретическая вероятность второго тура начинает стремиться к нулю.

По предложению ак. Н. Л. Добрецова и по аналогии с Общим собранием РАН за каждого из кандидатов последовательно агитировали пять представителей.

В пользу А. Л. Ассева высказались академики Г. А. Жеребцов, С. Н. Багаев, Ю. Л. Ершов, В. В. Кулешов, чл.-корр. РАН А. К. Тулохонов. Ю. И. Шокина поддержали академики Н. Л. Добрецов, Б. Д. Аннин, В. К. Шумный, И. В. Бычков, А. П. Деревянко. Затем, поскольку благодаря двум сошедшим с дистанции кандидатам появился некоторый запас времени, дискуссия продолжилась в свободном режиме, и здесь уже чаша весов ощутимо стала склоняться в пользу А. Л. Асеева. За него высказались академики Д. Г. Кнорре и Н. П. Похиленко, чл.-корр. РАН И. И. Нестеров, против — чл.-корр. РАН В. Н. Опарин.

К сожалению, полностью удержаться в рамках fair play не получилось. Во многом способствовали этому некие подмётные листки, усиленно распространявшиеся в течение мая среди участников собрания и изобиловавшие ошибочной, а иногда просто ложной информацией. Одну из таких инсинуаций — о якобы имеющем место судебном разбирательстве между СО РАН и НГУ — убедительно опроверг проректор университета чл.-корр. РАН С. В. Нетёсов.

Некоторые замечания в адрес действующего руководства, положа руку на сердце, следует признать справедливыми — например, о наметившейся келейности в принятии решений и некоем волюнтаризме при объявлении вакансий на академических выборах, неудовлетворительной работе аппарата. Надо надеяться, они будут учтены.

В голосовании приняли участие 252 участника собрания. Минимум, необходимый для победы — 127 голосов. Наконец, председатель счётной комиссии академик Н. С. Диканский объявляет результаты: за А. Л. Асеева подано 166 голосов, за Ю. И. Шокина — 92 голоса. Поздравляем Александра Леонидовича с избранием на второй срок!

Вечернее заседание того же дня было посвящено выборам нового состава Президиума Отделения. Он действительно серьёзно обновился: у нас новый зампред и главный учёный секретарь, много новых, достаточно молодых лиц. Чтобы не затемнять сознание пролетариата длинным списком, мы, как и прежде, решили преобразовать его в графический вид: сморите соседнюю страницу, анализируйте, обсуждайте.

За работу, товарищи!

В заключительный день 1 июня Общему собранию были представлены новые академики-секретари, избранные на заседании отделений 30 мая. Процедура представления традиционно обставляется очень торжественно — представитель каждого отделения выходит на трибуну и докладывает о результатах выборов. Корпус академиков-секретарей также сильно обновлён — из прежнего состава осталось только трое: в математике, нанотехнологиях и науках о Земле.

Завершилось Общее собрание выборами членов Президиума РАН. От Сибирского отделения туда вошли академики А. Л. Асеев (по статусу, как председатель регионального отделения), Н. Л. Добрецов, В. Н. Пармон и Р. З. Сагдеев.

Теперь у нас новый главнокомандующий, почти новый Генеральный штаб (то бишь Президиум) и огромный круг не терпящих отлагательства задач. Так что за работу, дорогие товарищи! А точнее — к бою!

Фото В. Новикова

стр. 3-4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+683+1