Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12-13 (2947-2948) 3 апреля 2014 г.

В 300-ЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ АКАДЕМИИ
ПЕРЕВЁРНУТА ОЧЕРЕДНАЯ СТРАНИЦА

27 марта в Москве состоялось Общее собрание членов Российской академии наук принявшее судьбоносные решения об объединении трёх государственных академий и утверждении Устава РАН. А за два дня до этого учёные собрались в Физическом институте им. П. Н. Лебедева на конференцию научных работников, которая должна была выработать консолидированную позицию накануне столь важного события.

Ю. Плотников, «НВС»

Наука должна управляться учёными

Если есть ещё в милом отечестве наивные люди, сомневающиеся в истинных целях инициаторов пресловутой академической реформы, посоветую им в погожий денёк прогуляться от площади Гагарина в дальний конец Ленинского проспекта — туда, где за чугунными оградами в тени парков высятся ампирные особняки институтов Российской академии наук. За что же этим умникам счастье такое? Нет, со столь ликвидным имуществом надо поступить по понятиям, в лучших традициях отечественной приватизационной триады: «украсть — продать — сбежать». Хорошо хоть, когда до президента дошло, отреагировал в фирменном стиле, цыкнул зубом, на год парализовав всякую активность в этом направлении. А дальше что? Увы, времена не выбирают...

Сам скорбный автор этих строк гулял по Ленинскому не забавы ради, а пользы для — 25 марта в знаменитом ФИАНе проходила вторая сессия Конференции научных работников. Желающих принять в ней участие оказалось так много, что уже за несколько дней до начала организаторы с массой извинений прекратили регистрацию, и, тем не менее, народу собралось без малого тысяча.

К открытию конференции были приурочены специальные выпуски газеты «Троицкий вариант» и журнала «В мире науки». С открытым письмом к участникам обратился один из основателей движения в защиту науки академик Владимир Евгеньевич Захаров.

«Когда в июне прошлого года было озвучено решение правительства о кардинальной реформе управления наукой, о передаче этого управления чиновникам, об объединении трёх академий и превращении объединенной Академии в бесправный клуб учёных, не имеющий никаких полномочий, мы поняли, что России угрожает опасность, — пишет учёный. — Осознавая всё это, мы начали борьбу. Мы организовали Клуб первого июля. В сжатые сроки мы провели первую Конференцию научных работников, в которой приняло участие более двух тысяч человек. Наши активисты написали десятки статей против реформы и дали множество интервью различным СМИ. Мы собрали 119 тысяч подписей с протестом против принятия закона о реформе науки. Мы учредили Комиссию общественного контроля за ходом и результатами реформ в сфере науки.

Добились ли мы чего-нибудь? Да, наше сопротивление помогло затормозить молниеносное принятие закона о реформе управления наукой, в результате он был принят в несколько смягчённой форме. Ни один академический институт пока не закрыт, на вопрос об академической собственности наложен мораторий, и правительство обещает повысить учёным зарплату. И главное, отношение общества к науке изменилось, на мой взгляд, в лучшую сторону. По крайней мере, тезис „Россия может обойтись без науки“ сейчас вряд ли кто-нибудь отважится произнести вслух. Это, конечно, небольшие успехи. И даже их мы не вправе приписывать только себе. Существует некий объективный ход истории. Борьба за эффективное развитие российской науки ещё впереди».

«Мы должны выработать механизм обратной связи между научным сообществом и властью, — сказал во вступительном слове директор Института проблем передачи информации РАН ак. Александр Петрович Кулешов. — Любое неосторожное движение здесь опасно, вместо плодородного слоя у нас появится лунный ландшафт».

Программа конференции состояла из трёх частей. В первой части ряд принципиальных вопросов прозвучал в выступлениях молодых учёных.

О выборе между моделями организации науки размышлял к.ф.-м.н. Илья Бетеров из Института физики полупроводников им. А. В. Ржанова СО РАН. «Научные работники — институты — ФАНО — РАН — МОН. Какой будет эта система? Как она будет работать? ФАНО и Минобрнауки даже не претендуют на компетентность в области научных исследований, а у РАН больше нет полномочий».

Проблемам оценки эффективности научных групп, лабораторий, организаций посвятил своё выступление чл.-корр. РАН Пётр Арсеев из ФИАНа. Каковы будут цели этой оценки, её процедура и, самое главное, последствия? Минобрнауки ещё прошлым летом заявило о намерении провести мониторинг результативности научных организаций по аналогии с уже существующей ежегодной оценкой эффективности вузов. Сейчас механизм такого мониторинга разрабатывает ФАНО, но учёные опасаются, что результаты окажутся катастрофическими. «Их подход: выбрать одно лучшее научное учреждение и финансировать только его, а остальные уничтожить,— заявил П. И. Арсеев. — Чиновники не понимают, что конкурентная научная среда развивается, только если существуют несколько институтов, которые идут разными дорогами. Основной целью оценки должно быть не сокращение числа научных организаций, а выявление „точек роста“ и создание дополнительных возможностей для работы сильных коллективов».

Досталось и решению правительства о переводе финансирования фундаментальной науки на грантовую систему. Для этого был учреждён Российский научный фонд (РНФ), который уже получил 11 млрд руб. из бюджета. Фонд займётся распределением средств через систему конкурсов. «Нигде в мире нет ситуации, чтобы грант был заменителем зарплаты, — кипятится д.ф.-м.н. Андрей Буфетов из Математического института им. В. А. Стеклова РАН, много лет успешно работавший за рубежом и знающий проблему не понаслышке. — Мы из-за этого потеряем молодёжь, которая не пойдет на маленькую ставку, даже если ей пообещают грант».

О том, что должно быть и чего быть не должно в новом законе о науке, размышлял д.ф.-м.н. Вячеслав Вдовин из Института прикладной физики РАН (г.Нижний Новгород).

Все эти яркие выступления обеспечили достаточный разогрев аудитории перед главной и самой интересной второй частью, где слово было предоставлено высоким официальным лицам.

Иллюстрация

Президент РАН Владимир Евгеньевич Фортов акцентировал внимание на необходимости безотлагательного принятия нового Устава Академии. «Этот документ — результат многофакторного компромисса, — сказал В. Е. Фортов. — Его принятие сделает академию наук в новом формате легитимной и позволит нам двигаться вперёд: работать, проводить преобразования и развиваться. Если же устав не будет принят, мы окажемся вне закона. У Минобрнауки и Минэкономразвития тоже есть свои проекты устава, и в случае их принятия мы рискуем вернуться к тому варианту закона о РАН, который с таким трудом удалось изменить год назад».

Руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Михайлович Котюков выстроил своё выступление по уже знакомому нам по предыдущим встречам алгоритму: собрал вопросы аудитории и отвечал, предварительно сгруппировав их по темам. В принципе, практически все эти вопросы поднимались и во время визита в Новосибирск (см. «НВС» № 8). Но были и новые темы. В частности, глава ФАНО пообещал, что критерии оценки научных институтов будут разработаны с участием представителей РАН: «У нас будет создана общая рабочая группа по системе оценки. Она не может быть основана только на наукометрических показателях, об этом договорились на президентском Совете по науке в конце прошлого года».

К 2018 году М. М. Котюков намерен добиться для науки увеличения финансирования, «хотя и сейчас из бюджета выделяется приличная сумма, около 700 млрд в год». Впрочем, увеличение средств должно произойти в основном за счёт бизнеса, а не госбюджета. А на вопрос, как он относится в ФЗ-253, решительно отрезал: «Как к обязательному для исполнения!» Эх, товарищи учёные, кто же задаёт такие вопросы чиновнику федерального уровня?

Отвечая на вопрос, что имелось в виду под «включением в бюджетный процесс» в недавнем разговоре с В. В. Путиным, глава ФАНО сообщил, что агентство не принимало участие в подготовке бюджетов на 2014–2016 годы: «Сейчас мы общаемся с президентом РАН В. Е. Фортовым на предмет частичного перераспределения бюджетного финансирования». Он также напомнил, что институты согласовали с агентством свои положения о госзакупках, а заявки на приём в аспирантуру на 2014 г. «...серьёзно превышают предшествующий год». Процесс утверждения квот на аспирантуру и её лицензирования продлён на два месяца в связи с появлением новых субъектов Федерации.

Многих интересовал насущный вопрос об участии Академии наук в федеральной целевой программе «Жилище». «Средства на завершение строительства, начатого на землях в оперативном управлении РАН, следует передать в Академию, соответствующие письма направлены в Министерство строительства», — ответил М. М. Котюков.

Бурю эмоций вызвало выступление генерального директора Российского научного фонда Александра Витальевича Хлунова. Руководитель РНФ сообщил, что в первом конкурсе на 700 грантов РНФ поступило 11755 заявок, и рассказал о принятой системе отбора проектов. На первом этапе их рассматривают отдельные эксперты, на втором они проходят отраслевые секции. Если же потенциальные грантополучатели претендуют на финансирование свыше 20 миллионов рублей, их проекты проходят международную экспертизу.

Учёных удивляет выбор критериев отбора проектов на гранты РНФ, и прежде всего требование претендентам представить минимум 28 индексированных (в том числе и РИНЦ) публикаций за последние 5 лет. «Никто из этих людей не удовлетворил бы таким требованиям! — сказал один из выступающих, эффектным жестом обводя рукой портреты П. Н. Лебедева, С. И. Вавилова и семерых нобелевских лауреатов ФИАНа. «Да что там, Эйнштейн и Бор не прошли бы!» — раздавались одобрительные реплики из зала.

А. В. Хлунов считает, что такая планка позволяет избежать дробления грантов, а также доказывает, что отчётность по грантам РНФ значительно упрощена: «В отличие от коллег мы находимся на привилегированном положении, поскольку не требуем детализировать затраты по классификатору — нам достаточно нескольких статей из Science или Nature». На протесты гуманитариев чиновник отвечает весьма цинично: «Я не против русского языка, но кто вам мешает публиковаться на английском?» И другое требование формулируется весьма жёстко: грантополучатель РНФ не вправе получать финансирование работ по той же тематике из других источников.

И уж совсем жаркие дискуссии разгорелись вокруг А. В. Хлунова в кулуарах. «Спасибо, что не освистали и морду не набили», — с заметным облегчением выдохнул руководитель РНФ, покидая конференцию.

Третья часть программы проходила после перерыва уже без VIP-персон в заметно опустевшей аудитории. С короткими отчётами выступили координаторы рабочих групп Комиссии общественного контроля в сфере науки, другие участники конференции, числом более двадцати. Завершилась работа поздним вечером принятием двух резолюций: «Организация науки в России: первоочередные задачи» и «О типовом уставе института Федерального агентства научных организаций».

Конференция подтвердила, что она является постоянно действующей и поручила оргкомитету созвать третью сессии не позднее октября 2014 года. Для защиты прав и интересов научного сообщества Комиссии по контролю за ходом и результатами реформ в сфере науки поручено осуществлять организацию общественной экспертизы инициатив и решений органов государственной власти.

Иллюстрация

Учёный, знанием живущий,
читай Устав на сон грядущий!

Накануне Общего собрания всей Академии наук проект Устава рассматривали специализированные и региональные отделения. Общее собрание Сибирского отделения РАН состоялось 26 марта в Синем зале Президиума РАН.

Лёгкую озабоченность поначалу вызвал перенос времени начала с 15.00 до 17.00. Что случилось, неужели проявились какие-то неожиданности и противоречия? Похоже, предстоит обсуждение до глубокой ночи. Однако тревога оказалась напрасной.

В гости к сибирякам пришёл президент РАН академик В. Е. Фортов, который воспользовался случаем ещё раз напомнить жизненную важность для Академии принятия нового Устава и призвал участников собрания единодушно за него проголосовать. Также он сообщил о том, что ФАНО отозвало ранее разосланный по институтам проект типового устава научного учреждения для его доработки совместно с представителями научного сообщества.

Иллюстрация

«Сегодня в борьбе за Академию налицо уже не патовая ситуация, а ничья, — сказал в своём выступлении председатель СО РАН академик Александр Леонидович Асеев. — Начата работа над поправками в Закон о РАН, нам надо сосредоточиться на новой редакции Закона о науке и соглашением РАН — ФАНО».

Председатель СО РАН подчеркнул важность междисциплинарного взаимодействия, для которого в объединённой Академии открываются новые перспективы. В настоящее время из 144 интеграционных исследовательских проектов СО РАН 18 реализуются в партнёрстве с Сибирским отделением РАМН, а 5 — совместно с СО РАСХН, и это далеко не предел.

Председатель Уставной комиссии СО РАН академик Василий Михайлович Фомин сделал экскурс по принципиальным положениям проекта академического Устава, в частности, указал на лимит в два срока пребывания на административных должностях и соответствующий возрастной ценз в 75 лет. Он сообщил о предварительном согласовании документа с Минобрнауки и ФАНО.

Как выяснилось, большая часть участников собрания уже успела ознакомиться с текстом Устава и вынести о нём своё суждение, поэтому каких-то больших дискуссий не возникло. В итоге Общее собрание СО РАН единогласно поддержало проект Устава, подготовленный Российской академией наук. Это было самое короткое Общее собрание на моей памяти.

Искусство возможного

А на следующий день, 27 марта, Общее собрание членов РАН приняло новый Устав. Событие, конечно, историческое, как бы к нему ни относились. Документ закрепляет новые реальности для нашей академической науки, возникшие за последний год в ходе реформы.

Иллюстрация

Поскольку число членов «сборной» академии резко увеличилось (их стало 1938), Большой зал Российской академии наук перестал вмещать всех участников собрания. Пришлось организовать дополнительные места в фойе и обеспечить видеотрансляцию выступлений. Без некой суеты и неразберихи при регистрации всё же не обошлось — медики в одном углу, аграрии в другом, здесь академики, там членкоры... К чести работников аппарата, все заминки устранялись оперативно.

По традиции Общее собрание открывается вступительным словом президента РАН. Во первых строках В. Е. Фортов сообщил, что за два дня до собрания Президиум Академии наук получил телеграмму ак. Е. П. Велихова Президенту Российской Федерации с предложением о законодательной отмене системы двухступенчатых выборов в Российскую академию наук. Президиум рассмотрел это предложение и принял решение отложить рассмотрение этого вопроса на более поздний срок.

Реакция членов Собрания на предложение Е. П. Велихова в основном также была резко отрицательной. Депутат Государственной Думы ак. Б. С. Кашин выступил прямо-таки яростно, пообещав всё припомнить Евгению Павловичу при голосовании. И случилось по слову его. Но об этом после.

«Я не думаю, что надо возвращаться к обсуждению закона о реформе, — сказал В. Е. Фортов. — Закон принят, это реальность, в которой предстоит работать . Сейчас центральная для нас задача — взаимодействие с директорским корпусом и коллективами институтов». Важно, что за Академией сохранена возможность создавать региональные научные центры. В ближайшее время Академии придётся достраивать её региональную структуру.

Основной доклад по уставу делает и.о. председателя Уставной комиссии Российской академии наук академик В. В. Козлов. Затем выступают бывший президент РАМН ак. И. И. Дедов и его коллега из Россельхозакадемии Г. А. Романенко, оба уже в ранге вице-президентов объединённой РАН.

Иллюстрация

Затем начинается обсуждение проекта Устава. Практически все его участники подчёркивают, что новый Устав — искусство компромисса, максимум того, что удалось добиться, не выходя за рамки закона о реформе науки.

Наиболее чётко и конкретно эту коллизию изложила вице-президент РАН академик Талия Ярулловна Хабриева. «Федеральный закон прямо предписывает содержание нашего устава, и в этой части свобода манёвра разработчиков была минимальна. Тем не менее, ключевые положения устава позволяют Российской академии наук развиваться и дальше, и Уставная комиссия в полной мере этими возможностями воспользовались», — подчеркнула учёный-правовед.

Можно отметить несколько важнейших положений проекта Устава.

«Российская академия наук является высшим научным учреждением Российской Федерации, осуществляет свою деятельность в целях обеспечения преемственности и координации фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований, проводимых по важнейшим направлениям естественных, технических, медицинских, сельскохозяйственных, общественных и гуманитарных наук, экспертного научного обеспечения деятельности органов государственной власти, научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью научных организаций и образовательных организаций высшего образования».

«Учредителем и собственником имущества Российской академии наук является Российская Федерация. Функции и полномочия учредителя и собственника федерального имущества Российской академии наук от имени Российской Федерации осуществляются правительством Российской Федерации». Это предусматривает в том числе, что правительство «формирует и утверждает государственное задание для Российской академии наук в соответствии с действующим законодательством и предусмотренными настоящим Уставом основными видами деятельности».

В Уставе последовательно реализуется принцип «разделения властей»: собственно РАН осуществляет научное руководство и координацию деятельности исследовательских институтов; Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) осуществляет материально-техническое и финансовое обеспечение деятельности институтов. Академия наук при этом имеет право «направлять Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации предложения для формирования программы развития научных организаций, подведомственных Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации, государственных заданий на проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований научными организациями, созданными в форме бюджетных и автономных учреждений и подведомственными Федеральному агентству научных организаций Российской Федерации»...

После 14-ти выступлений прения решено было прекратить и перейти к голосованию, которое проводилось согласно требованиям 253-ФЗ и было открытым, общим, с принятием решения простым большинством (свыше 50 %). Упорная разъяснительная работа руководства РАН не прошла даром — в итоге против Устава проголосовали всего 13 человек из 1319 участников собрания. Таким образом, Устав Российской академии наук принят и в течение двух месяцев должен пройти процедуру утверждения Правительством РФ.

Затем стартовала процедура избрания Президиума РАН, вице-президентов Российской академии наук и главного учёного секретаря Президиума РАН.

Для принятия решения об избрании вице-президентов Российской академии наук по тому же ФЗ-253 необходимо не менее 870 голосов — две трети от числа голосующих (напомню, их было 1319).

Вице-президентами были избраны С. М. Алдошин, Ж. И. Алфёров, А. Л. Асеев, А. И. Григорьев, Л. М. Зелёный, В. В. Козлов, В. В. Костюк, В. И. Сергиенко, Т. Я. Хабриева, В. Н. Чарушин, И. И. Дедов и Г. А. Романенко.

Обновлённый состав Президиума РАН численностью 60 человек было предложено сформировать путём слияния президиумов трёх академий. Сибирь в его составе представлена академиками Л. И. Афтанасом, Н. Л. Добрецовым, А. С. Донченко, В. Н. Пармоном и Р. З. Сагдеевым. Все сибиряки избраны с огромным запасом прочности, набрав далеко за 1200 голосов.

Главным учёным секретарём РАН вновь стал академик И. А. Соколов.

А вот Евгений Павлович Велихов необходимого для избрания числа голосов не набрал, и со значительным минусом (762 от нужных 870 при 473-х против). По всему выходит, что причиной столь удручающего для академика исхода голосования стала его близость всем известному члену-корреспонденту, по слухам, сыгравшему не последнюю скрипку в состоявшемся погроме Академии наук. Собственно говоря, саму инициативу Е. П. Велихова о переводе всех членкоров в действительные многие объясняют стремлением сделать академиком именно этого человека, потому что иначе, как доказывает недавняя история, шансов пройти выборы у него практически нет. Как говаривал один мой добрый знакомый, выдающийся учёный, «старые академики бывают не менее злопамятными, чем молодые девушки».

В большом перерыве, отведённом на подсчёт голосов, делегации «НВС» довелось долго общаться в неформальной обстановке с несколькими крупными учёными-аграриями. Готов повторить фразу, сказанную В. Е. Фортовым в интервью одному из московских телеканалов: «Счастлив, что познакомился с этими превосходными людьми».

Удивительно, но как-то не состоялось обсуждение рекомендаций по бюджету науки на 2015 год, хотя вопрос в программе собрания значился. Завершалась повестка дня награждением лауреатов Большой золотой медали им. М. В. Ломоносова и медалей имени выдающихся учёных. Высшую академическую награду в этом году получил академик Людвиг Дмитриевич Фаддеев, выступивший перед Собранием с докладом «Моя жизнь среди квантовых полей». Работы этого выдающегося математика явились катализатором исследований в области физики, увенчавшихся тремя (!) Нобелевскими премиями. Обладателем ломоносовской медали для иностранных учёных стал профессор Питер Дэвид Лакс.

На том Общее собрание членов РАН завершило свою работу. В без малого 300-летней истории академии перевёрнута очередная страница. Дай Бог не последняя.

Фото В. Новикова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+718+1