Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 19 (2954) 15 мая 2014 г.

Современное состояние
Западно-Сибирского нефтегазового комплекса,
проблемы и меры
по его эффективному и устойчивому развитию,
роль в экономике России в ближайшие десятилетия

23 апреля в Тюмени состоялось выездное заседание Комитета Совета Федерации по экономической политике. Комитет обсудил один вопрос — «Роль топливно-энергетического комплекса Западной Сибири в развитии экономики Российской Федерации».

В заседании приняли участие председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко, председатель Комитета Ю. В. Неёлов, полномочный представитель Президента Российской Федерации в Уральском Федеральном округе И. Р. Холманских, члены комитета, аудитор Счётной палаты Российской Федерации В. Н. Богомолов, представители федеральных органов исполнительной власти А. Н. Голомолзин, К. В. Молодцов, В. А. Пак и др., губернаторы Д. Н. Кобылкин, Н. В. Комарова, В. В. Якушев и др. От Сибирского отделения РАН в выездном заседании Комитета приняли участие академики А. Э. Конторович и М. И. Эпов.

Во вступительном слове В. И. Матвиенко объективно обрисовала достижения и проблемы топливно-энергетического комплекса Западной Сибири, уделив особое внимание проблемам комплекса — падающей добыче нефти, недостаточным объёмам геологоразведочных работ, необходимости уделять больше внимания глубокой переработке природного и попутного газа и др. На заседании выступили А. М. Брехунцов, К. В. Молодцов, В. А. Пак, В. В. Якушев, В. В. Кириллов, Д. Н. Кобылкин, Н. В. Комарова, В. Л. Богданов, А. Э. Конторович и др.

Губернаторы в своих выступлениях говорили о главных новых объектах в округах и Тюменской области (юг) в настоящее время и о ходе их реализации. В. Л. Богданов главный акцент в своем выступлении сделал на необходимости особого внимания к трудноизвлекаемым запасам нефти. Проблемы газового комплекса на заседании Комитета почти не рассматривались. Выступление А. Э. Конторовича приводим полностью.


Иллюстрация
Академик А.Э.Конторович

Оценка роли и места Западно-Сибирского нефтегазового комплекса в экономике России, как за предшествующие 40–45 лет, так и в настоящее время, казалось бы, очевидна. Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс — один из крупнейших в мире и крупнейший в России регион по добыче нефти и крупнейший в мире регион по добыче газа. Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс является в течение почти полувека главной сырьевой базой энергетики, нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности России и важнейшим поставщиком продукции для экспорта (нефть и газ) в страны Западной Европы. Реализация его продукции является доминантным источником формирования бюджета Российской Федерации и главным источником поступления валютных средств в страну. Нефтегазовый комплекс Западной Сибири был тем локомотивом, который позволил России выйти из глубочайшего, не имеющего аналогов в мировой истории системного кризиса, который пережила наша страна в 90-е годы ХХ века и кризиса 2008–2010 гг. Несомненно, что эти позиции он сохранит на долгие годы.

Приходится слышать, что богатство нефтью и газом — это сырьевое проклятие России... Задам только один вопрос: почему богатство США нефтью и газом никто никогда не называл проклятием этой страны? Думаю, что комментарии не нужны.

Иллюстрация

Как человек, принимавший активное участие в становлении и развитии этого комплекса с самого начала его существования, с конца 50-х годов прошлого века, я испытываю особую гордость за него. Сегодня, когда наша страна активно обсуждает роль и место своей науки в мире, её значение для экономики России, считаю необходимым подчеркнуть, что научное обоснование, открытие и освоение Западно-Сибирской нефтегазовой провинции было одним из величайших достижений советской и мировой геологической и нефтегазовой науки и экономики в ХХ веке. Ни одной развитой стране мира не удалось открыть такой гигантской нефтегазоносной провинции, разведать, открыть и освоить в кратчайшие сроки огромное количество гигантских и уникальных месторождений нефти и газа. Это научное достижение, несомненно, стоит в одном ряду с обычно упоминаемыми выдающимися достижениями советской науки в освоении космоса и энергии атома!

Такими учёными и организаторами науки и геологии как И. М. Губкин, Ф. Г. Гурари, В. П. Казаринов, В. Д. Наливкин, Л. И. Ровнин, Н. Н. Ростовцев, Ф. К. Салманов, А. А. Трофимук, Ю. Г. Эрвье и многие, многие другие страна должна гордиться так же, как она гордится С. П. Королёвым, И. В. Курчатовым, Я. Б. Зельдовичем, А. Д. Сахаровым, Ю. Б. Харитоном и их соратниками! Число таких судьбоносных для России достижений отечественной науки очень велико. Поэтому люди, заявляющие о якобы низкой эффективности советской и россиийской науки и требующие её реформирования, либо плохо знают историю науки, либо сознательно ее искажают.

Вынося вопрос «Роль топливно-энергетического комплекса Западной Сибири в развитии экономики Российской Федерации» в повестку дня своего специального выездного заседания в Тюмени, Комитет Совета Федерации по экономической политике исходил, несомненно, из необходимости определится в путях решения более сложной задачи, которую я сформулировал бы следующим образом: «Современное состояние Западно-Сибирского нефтегазового комплекса, проблемы и меры по его эффективному и устойчивому развитию в ближайшие десятилетия».

При оценке роли и места нефтегазового комплекса Западной Сибири на современном этапе необходимо учитывать как общеэкономическую ситуацию в России и в мире, так и конкретные внутренне присущие этому комплексу (имманентные) особенности его развития.

Прежде всего, о глобальной экономической ситуации. В XXI веке в мире в целом спрос на газ будет расти, особенно в Юго-Восточной Азии. Потребление газа в Европе будет стабильным, и события на Украине вряд ли существенно скажутся на спросе на российский газ в ближайшие годы. Более сложной представляется среднесрочная перспектива. Причём угрозу для российского экспорта газа представляет не столько американский сланцевый газ, которым пугают политики и средства массовой информации, а быстрый рост добычи газа и активная позиция на мировых рынках газа (как в Европе, так и в Юго-Восточной Азии) Катара и Ирана. При этом необходимо отдавать себе отчёт, что в силу более благоприятных горно-геологических и природно-климатических условий, а также логистики этот газ будет дешевле российского и конкурировать с ближневосточным газом российским компаниям будет трудно.

Не менее сложной может оказаться ситуация и на глобальных рынках нефти. Объективных причин для снижения цен на нефть на мировых рынках нет, и в долгосрочной перспективе цены на нефть будут только расти. Об этом свидетельствует весь опыт глобальной экономики и долгосрочные прогнозы. Однако нельзя не учитывать возможность краткосрочной (от года до трёх лет) волатильности цен на нефть под действием политических факторов. Такие примеры в мировой истории ХХ века известны.

На возможность в условиях возобновившейся холодной войны соглашения США со странами ОПЕК и открытия американских нефтяных резервов с целью снижения цен на нефть, как это было сделано в конце 80-х годов прошлого века с целью окончательного подрыва экономики СССР, указывают многие эксперты, в том числе такие авторитетные и одновременно принадлежащие к разным научным школам в экономике как академик С. Ю. Глазьев и проф. В. А. Мау. Не учитывать такой опасности нельзя. С. Ю. Глазьев справедливо считает, что снижение цен на нефть может нанести «мощнейший удар по российской экономике».

Обратимся теперь к анализу экономической ситуации в России. Хорошо известно, что российская экономика переживает период спада. Напомню некоторые цифры. В 2003–2007 гг. рост ВВП в России составлял 7,0–8,5 % в г. В 2008 г. он опустился до 5,2 %. В 2009 г. начался кризис, и ВВП не вырос, а даже сократился на 7,8 %. В 2010 и 2011 гг. ВВП вырос на 4,0 и 4,3 % соответственно.

Вышла ли Россия из кризиса? Следующие годы показали, что нет. В 2012 г. рост ВВП в России составил 3,4 %, в 2013 г. — 1,4 %, в 2014 г. ожидается рост ВВП менее 1,0 %. Очевидно, что Россия вступила в длительный период стагнации экономики. Чем он вызван? Исчерпанием возможностей экономики, которая опирается только на сырьевой, главным образом нефтегазовый, комплекс и неолиберальной политикой правительства Российской Федерации.

Добыча нефти в связи с исчерпанием запасов крупных и гигантских месторождений и ухудшением структуры запасов растёт медленно. На европейских рынках нет роста спроса на газ. Цены на нефть и газ стабилизировались. Глубокая переработка нефти, газа, угля, развитие промышленного производства, в частности машиностроения и приборостроения, которое было разрушено кризисом 90-х годов, так и не стали главным направлением развития российской экономики.

Более года назад, 28 марта 2013 г., Совет Федерации уже обсуждал этот вопрос в связи с провозглашенной Президентом страны В. В. Путиным политикой реиндустриализации. «Необходима, — отметила тогда В. И. Матвиенко, — структурная перестройка экономики. Страна, претендующая на лидерство, не может развивать всего лишь две-три отрасли, и поэтому перед нами задача — занять достойное место в новом технологическом укладе».

Академик Е. М. Примаков, выступая в январе 2014, г. в Меркурий-клубе, также отметил, что новый спад экономики «обусловлен внутренними, а не внешними причинами». Причины этого спада Евгений Максимович видит в продолжающейся неолиберальной политике правительства, в его стремлении вывести государство из экономики, в его нежелании и неумении регулировать экономические процессы. «В этой связи, — с присущей ему чёткостью и точностью сказал Е. М. Примаков, — особенно острый характер приобретает проблема необходимости противодействия политике неолибералов в России».

Понятно, что этот неблагоприятный глобальный и внутрироссийский экономический фон не может не оказывать влияния на развитие нефтегазового комплекса России и, в частности, Западной Сибири.

Рассмотрим теперь конкретные, внутренне присущие самому нефтегазовому комплексу его особенности на данном этапе.

В первую очередь обратимся к ситуации с добычей нефти. Только за последние 13 лет, с 1999 по 2012 г. включительно в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции добыто 3 млрд 754 млн т нефти. В 1999 г. в провинции был добыт 201 млн т нефти, но в 2006 г. добыча нефти значительно выросла и составила 325,5 млн т.

Нельзя не заметить, что за эти годы была выполнена серьёзная работа по расширению географии нефтяной промышленности. Новые центры добычи нефти были созданы на юге Тюменской, в Новосибирской и Омской областях. Были введены в разработку гигантские Приобское, Ванкорское и многие другие месторождения. Начата добыча нефти из новых объектов — тюменской и баженовской свит. Тем не менее, к объёмам добычи нефти, достигнутым в СССР, вернуться так и не удалось.

После 2006 г. добыча нефти в Западной Сибири в целом на традиционных для этой провинции месторождения начала падать, и в 2012 г. она составила 303 млн т. К 2030 г. добыча нефти в Западной Сибири на традиционных месторождениях будет составлять 240–250 млн т в год.

В главном центре добычи нефти в России, в Ханты-Мансийском автономном округе добыча в 1999 г. составляла 169,6 млн т. К 2008 г. она возросла до 277 млн т и после этого начала падать. В 2012 г. добыча нефти составила 259,5 млн т. По прогнозу центра рационального недропользований ХМАО им. В. И. Шпильмана к 2020 г. она будет составлять около 250 млн т и к 2030 г. — около 200 млн т. Аналогичная ситуация имеет место в ЯНАО.

Следует заметить, что если бы Россия не построила нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан» и не ввела в разработку месторождения Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия), то добыча нефти в стране уже падала бы. Нельзя не подчеркнуть два обстоятельства.

Первое. В Восточной Сибири российские учёные обосновали, а геологии открыли самые древние месторождения нефти и газа на нашей планете. Мировая практика не знает других примеров открытия и разработки таких древних месторождений. Приходится слышать, что надежды на Восточную Сибирь себя не оправдали, что она никогда не сможет заменить Западную Сибирь. Это сказки, рассчитанные на мало знакомого с историей вопроса читателя или слушателя. Никто и никогда не прогнозировал в Восточной Сибири ресурсов нефти, сопоставимых с Западной Сибирью. Всегда обращалось внимание на несравненно более сложные условия разработки месторождений нефти и газа в этом регионе.

Второе. Месторождения Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) не были бы введены в разработку, если бы Президент РФ В. В. Путин вопреки многочисленным лженаучным обоснованиям не настоял на реализации проекта СО РАН по строительству нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», а затем не поддержал учёных, обосновавших единственно приемлемую трассу.

Теперь рассмотрим ситуацию в газовой отрасли.

Сырьевая база газовой отрасли Западной Сибири огромна. В этом регионе сырьевая база позволяет довести добычу газа до 900 млрд — 1 трлн м3 в год. Вряд ли это целесообразно — нет соответствующего спроса на рынках, и следует думать о будущих поколениях россиян. В 90-е годы прошлого века были открыты гигантские месторождения газа в Карском море. Позднее ОАО «Газпром» открыло крупные месторождения газа в Обской и Тазовской губах. Не вызывает сомнения, что ОАО «Роснефть» и ОАО «Газпром» в акватории Карского моря ждут выдающиеся открытия.

Вместе с тем, в пионерном районе западно-сибирской газовой промышленности — Надым-Пурском междуречье запасы освоенных залежей сеноманского газа уже в значительной мере исчерпаны. На Медвежьем, Уренгойском и ряде других месторождений добыча газа падает. Это вынуждает ОАО «Газпром» и другие газовые компании, в первую очередь ОАО «Новатэк», вводить в разработку новые объекты.

Имеется два направления. Оба они уже реализуются. Одно связано с традиционным районом работ с развитой инфраструктурой — Надым-Пурском междуречье. Здесь задача состоит во вводе в разработку нижнемеловых залежей на глубинах 2700–3200 м. Второе направление связано с выходом газовой промышленности на полуостров Ямал и освоением газовых гигантов этого региона.

Оба эти направления уже реализуются. ОАО «Газпром» ввело в разработку Бованенковское и готовится осваивать Харасовейское месторождение. ОАО «Новатэк» начало освоение Южно-Тамбейского месторождения. Должен заметить, что обе эти задачи решаются на высочайшем профессиональном уровне.

Но они, особенно освоение нижнемелового газа на больших глубинах, требуют коренной перестройки работы газовой промышленности, поскольку состав газов залежей в сеномане, которые разрабатывались до этого, и состав газа в нижнемеловых залежах отличаются коренным образом.

Таким образом, в настоящее время нефтегазовый комплекс Западной Сибири вступил в зрелый этап своего развития. Для этого этапа развития комплекса для него характерны две главные особенности.

Первая. Добыча традиционной нефти в Западной Сибири падает. Объектом разработки на новом этапе являются сильно обводнённые на начальной стадии гигантские и крупные месторождения на падающей стадии эксплуатации, средние и мелкие и месторождения, месторождения с трудно извлекаемыми запасами. Глубина залегания разрабатываеммых залежей увеличивается.

Вторая. В Ямало-Ненецком автономном округе быстро растёт добыча газа на крайнем Севере, на полуострове Ямал, и добыча нижнемелового конденсатного жирного газа в Надым-Пурском междуречье.

После всего сказанного следует перейти к обсуждению главных вопросов.

Может ли нефтегазовый комплекса Западной Сибири на новом этапе развития экономики России сохранить своё уникальное значение в экономике России?

Какие действия следует предпринять, чтобы обеспечить эффективное и устойчивое развитие Западно-Сибирского нефтегазового комплекса и возрастание его роли в новой, инновационно ориентированной экономике России ближайших десятилетий?

Сразу же отвечу на первый вопрос. Природный потенциал Западной Сибири позволяет сохранить его уникальную роль в российской экономике. При этом он будет не только обеспечивать экономику страны энергетическими ресурсами — нефтью и газом, но и формировать новые вызовы к ней, формировать требования к её глубокой трансформации. Однако роль его как донора бюджета должна сокращаться. Для сохранения рентабельности нефтегазовый комплекс требует не «налоговых льгот», а коренного пересмотра всей системы налогообложения с учётом нового состояния его сырьевой базы и ухода на Север.

Нефть. Как я уже отметил выше, добыча традиционной нефти в Западной Сибири будет неизбежно падать. Её ресурс в значительной степени исчерпан, хотя при увеличении объёмов геологоразведочных работ можно существенно увеличить запасы для добычи традиционной нефти на средних и мелких по запасам месторождениях.

Главное достояние Западной Сибири на новом этапе развития её нефтегазового комплекса — это нефть баженовской свиты. Сейчас во всем мире много говорят о феномене сланцевой нефти как о якобы новом открытии. Считаю своим долгом напомнить, что ещё в начале 60-х годов выдающийся советский и российский учёный-геолог профессор Ф. Г. Гурари предсказал, что кероген-глинисто-кремнистые породы баженовской свиты в Западной Сибири, которые генерировали основную массу нефти в этом регионе, в определенных условиях сами являются резервуаром нефти.

В те годы этот прогноз многим показался научной сказкой. Однако примерно десять лет спустя легендарный геолог Ф. К. Салманов — ученик и аспирант Ф. Г. Гурари получил первые фонтаны баженовской нефти. Эти работы он выполнил вместе со своими соратниками Г. Р. Новиковым и А. В. Тяном и уже тогда известным молодым учёным, профессором, с 1976 г. членом-корреспондентом АН СССР И. И. Нестеровым.

В настоящее время общепризнано, что баженовская свита содержит в себе уникальные ресурсы нефти. Однако ни эффективных технологий поиска залежей нефти в этом не имеющем аналогов типе резервуара, ни методов оценки ресурсов и подсчёта запасов в нём, ни, наконец, отработанных, эффективных технологий разработки залежей баженовской нефти до сих пор нет.

Баженовская нефть уже сейчас находится в центре внимания таких компаний как Роснефть, Сургутнефтегаз, Лукойл, РИТЭК, Газпром-нефть. Необходимо срочно организовать партнёрство государства, ведущих нефтяных компаний и ведущих научных центров и общими усилиями в кратчайшие сроки решить проблему поисков месторождений и технологий добычи нефти баженовской свиты. Добыча нефти в ней может составлять многие десятки миллионов тонн в год. Это даст новый импульс росту добычи нефти в Западной Сибири.

Помимо прироста новых запасов для устойчивого обеспечения российской экономики важно использовать также инструменты ресурсосбережения.

Газ. Как я уже отметил выше, проблемы увеличения запасов газа в Западной Сибири нет. Однако переход добычи газа на большие глубины принципиально меняет продукцию газовой отрасли. Если при разработке газовых залежей сеномана ОАО «Газпром» и другие газовые компании добывали сухой газ — метан, который после осушки и подготовки к транспорту можно было по газопроводам непосредственно направлять потребителям, то при добыче нижнемелового газа ситуация принципиально иная. Объектом добычи в этом случае является принципиально другой продукт — жирный газ, которые помимо метана содержит ещё такие ценные компоненты как конденсат и газы С2—С4 — этан, пропан и бутаны.

Этан, пропан и бутаны — это уникальное сырьё для нефтегазохимии. Все производство полимерной продукции и полимерных материалов в США и, в последние годы, в странах Ближнего Востока использует в качестве сырья именно эти продукты. Это наиболее эффективный путь развития нефтегазохимии. Такой газ требует не только подготовки, но и переработки.

Поскольку добыча жирного газа уже к 2020 г. может достичь 160–180 млрд. м3, России предстоит создать в Западной Сибири новую подотрасль по переработке жирного газа, систему продуктопроводов и новые мирового уровня нефтегазохимические кластеры. По существу современная сырьевая база газа требует коренной модернизации газовой промышленности страны, перевод её на новый высокотехнологичный уровень, создания новой нефтегазохимии и тесно с ней связанных производств отечественных катализаторов. В совокупности весь этот комплекс неотложных задач представляет собой новый уникальный инвестиционный мегапроект.

Перегруженному неотложными огромного экономического, политического и социального значения проектами, такими как освоение Ямала, строительство газопроводов «Южный поток» и «Сила Сибири», дальневосточная газовая программа, газификация российских регионов, «Газпрому» в одиночку с архисложной задачей перевода всей отрасли на новый хайтэковский уровень не справиться. Между тем, время не терпит — проблема перестройки газовой промышленности, создания системы транспорта продуктов переработки газа и нефтегазохимических кластеров должна быть решена в кратчайшие сроки и сейчас. Потом будет поздно. Фактор времени в реализации этого проекта не менее важен, чем поиск источников инвестиций. При реализации этого мегапроекта, учитывая глобальные достижения, следует, тем не менее, больше опираться на отечественную науку. Уверен — она не подведёт!

Реализацию этого мегапроекта, его координацию и целенаправление может взять на себя только государство. На его инвестирование следует направить часть средств Фонда национального благосостояния и Резервного фонда.

Из-за дефицита времени я не могу останавливаться на деталях. Замечу, что нефтегазохимические кластеры на сырье ЯНАО целесообразно создавать в самой Западной Сибири, на базе нефтехимии Приволжского федерального округа (Татарстан, Башкортостан, Самарская область), на Северо-Западе России. Идеи отправить сырьё для нефтегазохимии на запад, минуя мощные центры нефтехимии Урало-Поволжья, считаю ошибочными и вредными для экономики России.

Предлагаю внести в проект постановления выездного заседания Комитета по экономической политике Совета Федерации следующие пункты.

Вставка 1, в констатацию.

В сложившейся ситуации в Тюменской области, включая Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, в течение ряда лет, с 2008 г., падает добыча традиционной нефти. В 2007 г. она составляла 313,2 млн т. С 2007 г. по 2013 г. добыча традционной нефти в области упала на 26,8 млн т. и составила 286,4 млн т. По прогнозам, к 2020 г. она уменьшится до 230–240 млн т в год.

Для сокращения темпов падения добычи нефти необходимо

— изменить систему налогообложения в нефтяном комплексе, создать экономические стимулы для рентабельной разработки трудноизвлекаемых запасов нефти, мелких месторождений, малодебитных скважин (до 70 % от эксплуатационного фонда);

— нефтегазовые компании должны увеличить неоправданно низкие инвестиции в геологоразведку.

В 2013 г. в ЯНАО и ХМАО в пробурено 470 тыс. м глубоких поисково-разведочных скважин, что в 5–6 раз меньше, чем бурили геологи во второй половине восьмидесятых годов ХХ века!

Вставка 2, в констатацию.

Для удовлетворения спроса промышленности и населения в нефтепродутах и стабильного наполнения бюджета страны особое внимание должно быть уделено ресурсосбережению и рациональному использованию нефти. Необходимо обеспечить увеличение глубины переработки нефти до 90–95 % и принять меры к замене нафты как сырья для нефтегазохимии на этан и пропан-бутановую фракции свободного и попутного нефтяного газов. Реализация этих мер обеспечит экономию и рациональное использование до 30–50 млн т нефти в год. Увеличение глубины переработки нефти и крупномасштабный пиролиз этана вместо нафты должны явится крупнейшим, осуществляемым при регулирующей роли и поддержке государства инвестиционным мегапроектом, который обеспечит перевод российской экономики с сырьевой на инвестиционно-сырьевую траекторию развития.

Вставка 3, в констатацию.

На заседании Комитета было отмечено, что газовый комплекс Западной Сибири вступил в новый этап развития, этап инновационной модернизации. Принципиально меняется состав добываемого газа. В Надым-Пурском междуречье при вводе в разработку нижнемеловых залежей объектом добычи является конденсатный жирный газ. При переработке этого газа конечными продуктами являются энергетический газ (метан), конденсат и сырьё для нефтегазохимии — этан и пропан-бутановая фракция. В ближайшее время добыча такого газа в ЯНАО будет составлять 140–160 млрд м3 газа в год. Из этого газа можно будет получать 22–27 млн т конденсата, 15–17 млн т этана и 14–16 млн т пропан-бутановой фракции.

Россия впервые получает возможность развить отечественную нефтегазохимию по наиболее эффективной схеме, давно реализованной в США и Канаде и реализуемой в настоящее время в странах Ближнего Востока — в Иране и Катаре. По этой схеме пиролизу для получения этилена подвергается не нафта, а этан. Используя новую уникальную сырьевую базу, опираясь на мировой опыт и отечественную науку, Россия получает возможность сэкономить нефть за счёт нафты, используемой в нефтехимии, и одновременно создать большой мощности новые, мирового уровня, и расширить действующие нефтегазохимические кластеры в Западной Сибири (ЯНАО, ХМАО, юг Тюменской области, Томская область), в Приволжском регионе (Республики Башкортостан, Татарстан, Самарская область), а также на Северо-Западе России.

Вставка 4, в постанавляющую часть.

1. Поручить Минэнерго России и МПР России разработать в рамках партнёрства государства и бизнеса программу ускоренного геологического изучения, оценки ресурсов, подготовки запасов, создания эффективных технологий разработки залежей нефти в баженовской свите как главном в перспективе объекте прироста запасов и увеличения добычи нефти в Западной Сибири.

2. Поручить МПР России при выдаче и корректировке лицензий на право пользования недрами, а также при утверждении технологических схем и проектов разработки нефтяных месторождений уделять особое внимание мерам по ускоренной и качественной доразведке месторождений, переводу запасов категории С2 в категорию С1 и обеспечению максимально высоких и экономически оправданных коэффициентов извлечения нефти.

3. В рамках реализации стратегии инновационного развития экономики России разработать программу рационального и эффективного использования нефти в экономике Российской Федерации путем увеличения глубины переработки нефти на НПЗ до 90–95 % и замены в нефтегазохимическом производстве нафты как сырья для пиролиза на этан и пропан-бутановую фракции.

4. Поручить Минфину России и Минэнерго России разработать комплекс мер, стимулирующих

— разработку и широкое внедрение технологий поисков, разведки, подсчёта запасов и разработки залежей нефти в баженовской свите с целью доведения объёмов добычи из этого объекта до 25–30 млн т в год;

— рентабельную разработку трудноизвлекаемых запасов нефти, мелких месторождений, малодебитных скважин (до 70 % от эксплуатационного фонда);

5. Актуализировать и принять на государственном уровне программу развития в России нефтегазохимии путём ускоренного строительства в Ямало-Ненецком автономном округе газоперерабатывающих заводов с мощностью переработки природного конденсатного газа 140–160 млрд м3 в год, создания системы транспорта для подачи на юг Тюменской области, в районы Урало-Поволжья и на Северо-Запад России этана, ШФЛУ, пропан-бутановой фракциии и формирования системы нефтегазохимических кластеров в Западной Сибири, Поволжье и на Северо-Западе России, принять меры к развитию на базе достижений российской науки отечественной промышленности катализаторов, нефтегазохимического оборудования. Ускорить ввод в эксплуатации на полную мощность Новоуренгойского газохимического комплекса.

6. Обратить внимание Правительства Российской Федерации,

— что затягивание решения вопроса о реализации этих мегапроектов приведет к безвозвратной потере уникального особо ценного сырья;

— что, как показывает мировой опыт, реализация крупных нефтегазохимических проектов экономически оправдана лишь в случае, если от момента принятия решения до пуска нефтегазохимических кластеров проходит не более 4–5 лет.

7. Просить Президента РФ и Правительство рассмотреть вопрос об инвестировании этих уникальных мегапроектов за счёт Фонда национального благосостояния и, возможно, Резервного фонда.

Отмечу в заключение ещё одну опасность для экономического развития России — «ВЕСТ- и ИСТернизацию» нефтегазового и угольного машиностроения, нефтегазового и угольного сервиса. Оба эти направления экономики абсолютно необходимы для перевода экономики на инновационный путь развития. Кроме того, их отсутствие в условиях всё возрастающей практики экономических «санкций» против нашего государства ставит под угрозу национальную безопасность России.

Развитие этих отраслей национальной экономики, утраченных Россией в кризисные 90-е годы, также предельно важно для экономики страны, для развития Западно-Сибирского нефтегазового комплекса.

Фото В. Новикова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?2+724+1