Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 1 (2237) 7 января 2000 г.

ЗАВИДНОЕ ПОСТОЯНСТВО

Беседовала Л.Юдина.

5 января доктору геолого-минералогических наук Николаю Александровичу Рослякову исполняется 70 лет.

В геологи он пошел (чего таить!) отнюдь не по призванию. Просто в том казахстанском городке, где он жил, выбор был невелик -- либо учиться на педагога, либо -- на геолога. Но, как говорят, попал в десятку. Оказалось, что именно геология больше всего ему по душе.

-- Николай Александрович, давайте вспомним, как складывалась ваша геологическая судьба. Вы с отличием окончили техникум...

-- У меня появился выбор, где продолжать учебу. Я мог ехать в Москву, Ленинград, Томск. Выбрал Томск. Сибирский город славился своими вузами, там была сильная профессура. Когда окончил Политехнический институт, тоже с отличием, меня направили работать в Сибирское отделение к Феликсу Николаевичу Шахову, что считаю очень большой удачей в жизни. Вместе с женой, тоже геологом, мы в начале 1958-го года (1-го февраля), когда Институт геологии и геофизики только организовывался, поехали в Новосибирск и в качестве старших лаборантов стали работать в лаборатории члена-корреспондента РАН Ф.Шахова. Я попал именно к такому руководителю, какому хотел -- умному, знающему, деликатному.

-- Интересно, с чего начали научную деятельность?

-- Феликс Николаевич предложил мне разобраться с происхождением на Алтае мощных кварцевых жил, шириною в сорок, пятьдесят, сто метров, взглянуть на них с точки зрения геолога-геохимика. Начал собирать материал, в течение года изучал их "эндогенное" рождение, но меня эта тема не увлекала. Учитель увидел мои страдания и решил переориентировать своего бывшего студента, "поднять" из глубин земли несколько выше, в зону гипергенеза, предложил посмотреть, что происходит с рудными элементами вблизи поверхности. Это было для меня. Работа пошла, все складывалось наилучшим образом. Быстро стал выдавать научную продукцию, написал монографию по зонам окисления сульфидных месторождений Западного Алтая, одновременно защитил кандидатскую диссертацию.

Исследования по зоне гипергенеза продолжал, только перешел на месторождения золота, более сложные с геохимической точки зрения. В 1980 г. защитил докторскую диссертацию. Написал книгу "Поведение золота в зоне гипергенеза".

-- Николай Александрович, сегодня, в семьдесят, вы столь же активны в научной работе?

-- С полной ответственностью заявляю -- да! Лаборатория поисковой геохимии и геохимии золота, которой я руковожу без малого 15 лет, выполняет большие исследования по проблеме условий формирования золоторудных месторождений. В частности, применительно к геологическим условиям Сибири научно обоснован новый нетрадиционный тип золоторудных месторождений, которые формируются за счет бедных руд вблизи дневной поверхности. Эти месторождения легко разрабатываются открытым способом, значительны по размеру.

Здесь, в Сибири, мы выделили новый золоторудный пояс месторождений формаций коры выветривания. Его географическое распространение -- Енисейский кряж, южное обрамление Западно-Сибирской равнины и Урал. Такое вот золотое кольцо вокруг Западно-Сибирской равнины. Эти работы можно считать новым приоритетным научным направлением.

Что касается научной продукции, то лаборатория с 1992 года почти ежегодно публикует монографии по геологии и геохимии золота, поискам и оценке перспектив его месторождений.

-- Много сотрудников в лаборатории?

-- Тринадцать. Причем, самого разного профиля. Есть "эндогенной направленности", есть теоретики, "металлогенисты", исследователи россыпей и кор выветривания. Все ученые с большим опытом работы и стажем, высококлассные специалисты -- доктора и кандидаты наук. В результате у нас охвачен исследованиями весь спектр месторождений, начиная от эндогенных и кончая россыпными.

-- А супруга ваша тоже по-прежнему трудится?

-- Она училась и работает вместе со мной! Сейчас Нина Васильевна занимается изучением геохимии золота в гетеротермальных процессах.

-- Николай Александрович, вы, разумеется, в своих исследованиях ориентируетесь и на нужды практиков?

-- Лаборатория в постоянном и тесном контакте с производственными организациями. Иначе мы бы просто не могли существовать и работать в полную силу. Мы постоянно выполняем заказы по хоздоговорам. В настоящее время заканчиваем трехлетнюю тему, выполняемую по заданию Геологического комитета по природным ресурсам Новосибирской области.

-- Сорок с лишним лет в одном коллективе -- завидное постоянство! Наверное, у вас характер хороший?

-- Мой характер как раз совсем не при чем -- не очень хороший у меня характер. Я чрезвычайно требователен, люблю, чтобы работу выполняли добросовестно, не выношу никакой халтуры. Но должен отметить, что все годы атмосфера коллектива благоприятствовала мне. И те руководители, под которыми я "ходил" и формировался как специалист, были людьми удивительными, понимающими, не ограничивающими творческую инициативу, -- Ф.Шахов, А. Трофимук, В.Кузнецов.

Ну а главное -- моя работа. Ей я предан на всю свою жизнь и не жалею, что стал геологом.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+76+1