Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 48-49 (2134-2135) 19 декабря 1997 г.

ОКНО В ЕВРОПУ:
ТРАНСФЕРТ ЛАЗЕРНЫХ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ
ИЗ СИБИРИ

Интервью корреспонденту “НВС” заведующего лабораторией лазерных технологий ИАиЭ к.т.н. В.Коронкевича и зав. лабораторией лазерных прецизионных систем КТИ НП к.т.н. В.Кирьянова о проблемах становления лазерных технологий субмикронного разрешения.

В 1995—1997 гг. Конструкторско-технологический институт научного приборостроения СО РАН совместно с головным институтом — Автоматики и электрометрии СО РАН успешно выполнил международные контракты на поставку в Германию и Италию лазерных технологических комплексов субмикронного разрешения, в экспортном варианте получивших название CLWS-300 (Circular Laser Writing System, 300 — максимальный размер синтезируемых элементов в мм). Эти установки относятся к изделиям из области высоких технологий, экспорт которых трудно отнести к рядовому явлению в жизни нашего научного сообщества. По этой причине были проинтервьюированы руководители двух лабораторий КТИ, коллективы которых вынесли на себе всю тяжесть выполнения работ.

Коллектив сотрудников КТИ НП с коллегами из Исследовательского центра ФИАТ при сдаче лазерного фотопостроителя CLWS-300 в г. Турине (совместная разработка с Институтом автоматики и электрометрии СО РАН). Октябрь 1995 г.

Ведущий инженер лаборатории прецизионных систем Сергей Кокарев за настройкой лазерного фотопостроителя CLWS-300. Под этим шифром были осуществлены в 1995-1997 гг. экспортные поставки нескольких образцов установок в Германию и Италию.

Корр. — В очень сложный для сибирской науки период коллективы ваших лабораторий осуществили совместными усилиями экспортные поставки сложного оборудования в промышленно развитые страны Европы. Что стоит за этим? Как начиналась эта работа?

В.Коронкевич: — Идея установки родилась летом 1975 года в одном из научных споров в ходе международного семинара по оптической обработке информации. Суть спора состояла в том, как более эффективно записывать и хранить оптическую информацию: в аналоговом виде (на видеодисках, в виде голограмм) или же в дискретном виде, используя точечную форму представления информации. Ярким пропагандистом последнего направления был проф. Корпель (США). Доказать тогда свою правоту не смог никто, но всем стало ясно, что надо создавать специальные машины, которые сфокусированным лучом лазера будут записывать сложные изображения (картины). Так родилась идея безотлагательной проверки существа научной полемики. В ИАиЭ эта идея родила две установки: “Видеодиск” и “Голографическое запоминающее устройство (ГЗУ)”.

В.Кирьянов: — Жаль, конечно, что в тот момент никто в ИАиЭ не рискнул начать работать над третьей машиной (для записи пиксельной информации), победило-то ведь это третье направление. А “Видеодиск”, над которым начала работать наша лаборатория (я тогда работал в лаборатории Вольдемара Петровича Коронкевича), потихоньку-потихоньку из установки для записи видеоинформации превратился в установку для записи топологии дифракционных оптических элементов — в лазерный фотопостроитель субмикронного разрешения. Интересно, что базой для такой трансформации стало всего одно техническое решение, но которое определило на многие годы характер научных исследований в лаборатории.

Коронкевич: — В 1976 году работа над установкой перешла в фазу создания лабораторного образца и была завершена в начале 1978 года. Мы в те годы не имели возможности попасть в планы работ СКБ НП, т.к. оно было перегружено заказами по системам автоматизации научных исследований и системам визуализации обстановки. Впервые СКБ НП выполнило серьезную работу по разработке КД и опытных образцов узлов для лазерных фотопостроителей субмикронного разрешения только в 1980 году, создав совместно с научными сотрудниками двух лабораторий ИАиЭ комплекс “Зеркало” —лазерно-интерферометрическую систему высокоточного управления перемещениями по двум координатам.

Кирьянов: — До 1988 года в СКБ НП самостоятельные разработки в области лазерных фотопостроителей субмикронного разрешения не велись. Как уже говорил В.П. участие СКБ в этой тематике ограничивалось лишь разработкой КД (при активном участи научных сотрудников ИАиЭ) и изготовлением электронных модулей систем управления. С приходом в СКБ НП из лаборатории В.П. кандидата наук В.Ханова с сотрудниками (В.Ведерниковым и В.Ониным), а также ведущего конструктора А.Анциферова начались самостоятельные НИОКР‘ы в части создания важнейших узлов таких комплексов: лазерных интерферометров, прецизионных столов на аэростатических опорах.

Коронкевич: — Делегирование в СКБ НП специалистов высшей квалификации из состава лаборатории происходило периодически (кандидаты наук Ю.Василенко, В.Ханов, В.Кирьянов). Длительное время часть сотрудников нашей лаборатории ( к.т.н. В.Федоров, д.т.н. Ю.Дубнищев, к.т.н. И.Пальчикова) работали на площадях СКБ НП. Это не прошло даром. Эти сотрудники явились центрами кристаллизации оптической тематики в СКБ НП. И пусть это не носило планового характера, но они продолжали работу ИАиЭ и продолжали на принципиально новом уровне: с мощной конструкторской проработкой, с солидной производственной поддержкой. Конечно же, лаборатории или отделы, возглавляемые этими сотрудниками, были самостоятельны как в творческом плане, так и в своей хозрасчетной деятельности. Но многие заказчики СКБ были подготовлены работами ИАиЭ, немалую роль сыграли здесь выступления сотрудников лаборатории на многочисленных международных конференциях и выставках.

Кирьянов: — Как специальное научное направление в СКБ НП фотоплоттерная тематика (субмикронного разрешения) определилась только в 1992—1993 годах.

Коронкевич: — Для этого по взаимному согласованию руководства ИАиЭ и СКБ НП был переведен из лаборатории лазерных технологий к.т.н. В.Кирьянов, который возглавил отдел лазерных прецизионных систем. Главной задачей созданного отдела была разработка коммерческой версии лазерного фотоплоттера субмикронного разрешения, конкурентоспособного на рынке наукоемкой продукции.

Кирьянов: — Становление новой тематики пришлось на период разрушительных процессов в нашей стране, в нашей экономике. “Реформа” в течение одного 1992 года свела на нет все оборотные средства предприятий, так что ни у КТИ НП, ни у его заказчиков не хватило средств угнаться за бешено галопирующей инфляцией и поддержать свои заказы или задельные работы. В результате первые реальные заказчики фотоплоттеров субмикронного разрешения (ЦКБ “Арсенал”, Киев; НПО “Луч”, Подольск) просто “отпали”. В этот момент очень важную роль сыграло Министерство науки РФ. Оно через систему финансирования МНТК и через систему Госзаказа смогло профинансировать работы по созданию коммерческой версии лазерного фотоплоттера субмикронного разрешения (1992—1993 гг.). На заключительной стадии (1994 год), когда случились глубокие провалы финансирования по системе Госзаказа, завершение работ по лазерному фотоплоттеру очень вовремя поддержало само руководство КТИ НП за счет внутреннего финансирования, направив средства с других хоздоговоров. Здесь, безусловно, проявилась воля директора КТИ НП, т.к. ни система внутреннего хозрасчета, ни кредитная политика Правительства и банков не давали такой возможности. Как бы то ни было, но к концу 1994 года КТИ НП успешно завершил проект по линии Миннауки РФ, проведя предварительные испытания нового фотоплоттера. Результаты испытаний показали, что параметры установки удовлетворяют исходным требованиям, внешне установка выглядит прилично и не стыдно выходить на заказчиков, в т.ч. зарубежных.

Коронкевич: — Надо сказать, что руководство КТИ НП удачно распорядилось предоставившейся финансовой возможностью. Конструкторская проработка оптико- механической части установки выполнена на высоком уровне, солидно. То, что дирекции КТИ удалось сохранить связку “конструктор — производство”, в немалой степени способствовало успеху. И еще одно. Помню ругал я тогда еще молодого администратора, моего визави, за то, что он неразумно “вгонял” появлявшиеся ресурсы в “железо”. Однако, как эти запасы помогли ему выполнить контракты через год-полтора! Каюсь. Но тогда не виделось наших заказчиков, а выход на экспортные поставки казался нереальным.

Корр.: — Почему нереальным?

Коронкевич: — Во-первых, не было длительной обкатки созданной конструкции, во-вторых, у нас отсутствует система сервисного обслуживания созданной продукции, в-третьих, у нас нет подробных описаний способов работы с системой, не закладываем в контракты серьезного обучения персонала заказчика. А маркетинг? Да мы и сейчас еще смутно представляем, какие деньги готов зарубежный заказчик заплатить за наши системы.

Корр.: — Поставка созданных лазерных комплексов стала возможной из-за того, что цена на продукцию была исключительно низкой или имелись и другие привлекательные стороны?

Кирьянов: — Я думаю, что и то, и другое. Конечно же, наша продукция достаточно дешева, но она обладает параметрами мирового уровня: разрешение системы линейных перемещений на уровне единиц нанометров, системы угловых перемещений — долей угловых секунд. Производительность на уровне лучших зарубежных систем, но ценой во много раз превышающей цену нашей.

Коронкевич: — Серьезным итогом наших совместных работ, на мой взгляд, стал сам факт, что мы вышли на мировой рынок и делом подтвердили наш приоритет в одном из секторов рынка изделий “высоких” технологий.

Корр.: — А что впереди? Каким видится ближайшее будущее?

Коронкевич: — Очень существенно, какая технология ляжет в основу будущих машин, будет ли это термохимия, как сейчас, или в основу лягут новые материалы, которые позволят синтезировать тонкую структуру геометрического или оптического рельефа в режиме прямой лазерной записи. Сейчас уже очевидно, что нужны новые материалы и технологии. Очень важно продвинуться в процессе тиражирования элементов, причем здесь целесообразно обратить внимание на создание процессов, не требующих последующей механической обработки изделий.

Кирьянов: — Весь прошлый опыт наших коллективов показывает, что мы столкнулись с весьма перспективной областью деятельности, работы здесь, как говорится, непочатый край. Недавно в лаборатории Вольдемара Петровича были получены весьма приличные результаты по синтезу элементов для контроля точности зеркал больших телескопов (я имею ввиду работы с Стюартовской обсерваторией, США), где реально были достигнуты точности, присущие классической астрономической оптике. А так как установки позволяют синтезировать элементы, изготовить которые классическим способом зачастую просто невозможно, то понятно, что сфера применений лазерных установок может быть достаточно обширной. Создание многоканальных лазерных фотоплоттеров позволит существенно сократить время изготовления мастер-оригиналов новых элементов.

Коронкевич: — Сейчас трудно сказать, будет ли это суперточная машина, или это будет некий стереопринтер, или голопринтер. Многоканальный фотоплоттер? Скорее всего дальнейший путь определит неожиданное решение, как это уже однажды произошло. Важно, чтобы в поле зрения была полная технологическая цепочка производства элементов. И не только выпуска, но и продажи! Ибо во взаимодействии с реальным заказчиком можно проверить верность принятых технических решений.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+81+1