Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 4 (2240) 28 января 2000 г.

СЧАСТЛИВОЙ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ТРОПОЙ...

Беседует Л.Юдина.

Более 50 лет тому назад Валерий Васильевич Золотухин, известный в нашей стране и за ее пределами ученый-геолог, впервые вступил на свою геологическую тропу. За его плечами многие сотни пройденных экспедиционных километров, интересные научные результаты и открытия. 28 января доктору геолого-минералогических наук, лауреату Государственной премии, профессору В.Золотухину исполняется 70 лет. Отметим некоторые из особо значимых событий в жизни юбиляра.

-- Валерий Васильевич, где и когда началась ваша биография геолога?

-- Интерес к геологии пробудился у меня еще в школе, чему немало способствовали частые посещения прекрасного минералогического музея при кафедре минералогии и петрографии геологического факультета Воронежского университета.

Профессию геолога я получил на геологическом факультете во Львовском университете. Этот самый молодой его факультет собрал в своих стенах, начиная с 1945 г., сильный преподавательский состав, известных и авторитетнейших в стране геологов -- профессоров, лауреатов Государственных премий В.Соболева, Е.Лазаренко, О.Вялова, Н.Ермакова и других. Именно они основали знаменитую "львовскую геологическую школу", а затем и Львовское геологическое общество.

Университет я окончил с отличием в 1953 году, пройдя специализацию на кафедре петрографии у Владимира Степановича Соболева. Научной работой начал заниматься на третьем курсе (тогда же в печати появилась моя первая научно-исследовательская статья). За два завершающих года учебы опубликовал еще две.

Дальше -- аспирантура при Институте геологии полезных ископаемых АН Украины. Руководителем у меня был профессор В.Соболев. Через три года закончил аспирантуру, подготовив кандидатскую диссертацию по неогеновому вулканизму Карпат в Советском Закарпатье, которую успешно защитил во Львове.

В апреле 1959 г. я был приглашен работать в Сибирское отделение АН СССР в Новосибирск на должность старшего научного сотрудника Института геологии и геофизики и вместе с семьей переехал в Сибирь. К тому времени был сложившимся специалистом по палеовулканологии, имел более тридцати научных публикаций и одну монографию. Естественно, что уже работавший в Сибирском отделении АН академик В.Соболев предложил мне заняться палеовулканологическим изучением пермотриасовых сибирских траппов (базальтов) и выяснением причин формирования интрузивных траппов с сульфидным медно-никелевым оруденением.

Этот фундаментальный комплекс исследований по формированию всего многообразия сибирских траппов, составу исходной материнской магмы для траппов и механизму образования рудоносных расслоенных трапповых интрузивов я с сотрудниками провожу уже более сорока лет.

-- Валерий Васильевич, слышала, что через восемь лет после защиты кандидатской вы успешно, более того, блестяще, в возрасте 36 лет защитили докторскую диссертацию?

-- Защищался я в Москве, в ИГЕМе АН СССР в 1966 г. Один из моих официальных оппонентов профессор М.Годлевский тогда произнес такую фразу: "Исследования Золотухина сделали эпоху в изучении рудоносного магматизма Норильского района". Столь высокая оценка воодушевила меня на дальнейшие исследования в этом направлении.

-- Конечно, за пятьдесят рабочих лет выполнен огромный объем работы. О чем бы хотелось сказать особо?

-- Начав в Сибири с тех результатов по петрологии сибирских траппов, которые были достигнуты еще в предвоенные годы академиком В.Соболевым, мы, естественно, пошли дальше. Важно было выяснить причины как возникновения таких огромных объемов излияния базальтов за короткое время, так и всего многообразия траппов, сопутствующих им пород, а также составов их материнских расплавов. По многим из этих проблем ученые до сих пор спорят, продолжают обсуждать, в частности, почему одни интрузивы траппов содержат оруденение, а другие нет. Мы по целому ряду важных проблемных вопросов внесли ясность. Но с проблемой генезиса сульфидного оруденения разбирались многие годы -- и сейчас еще находим подтверждения правильности своих теоретических построений. Оказывается, все зависит от механизма формирования самих расслоенных базитовых интрузивов. Даже интрузивы одного и того же магнезиального состава, имеющие несколько разные механизмы формирования (с базитовыми пегматоидами или без них) дают оруденение разного масштаба или вообще его не имеют. То, что мы внесли вклад в решение данного вопроса, может помочь геологам-практикам оценивать перспективность или неперспективность изучаемых объектов на оруденение норильского типа.

Хотя работы эти и фундаментальные, но, можно сказать -- с прикладной ориентацией. Есть исследования и чисто фундаментальные, которые помогают уяснить, отчего возникают такие колоссальные излияния базальтовых расплавов. Почему это важно понять? Потому, что такие "массовые" излияния лав за короткое время имеют характер настоящих экологических катастроф и могут губить все живое, что попадается на пути. Весьма важны и работы, которые помогают разобраться с происхождением всего разнообразия пород, входящих в категорию "сибирские траппы".

-- Чем конкретно ваши исследования помогли практике?

-- Результаты, которые были получены мной лично и руководимым мною небольшим коллективом, апробировались в ряде производственных организаций, и у нас вышло немало совместных печатных трудов, в том числе четыре монографии. Мы выдавали наиболее рациональные рекомендации по ведению геолого-поисковых работ, используя полученные нами научно-исследовательские результаты, и обращались с ними в соответствующие геологические инстанции, вели и хоздоговорные работы. Интересная и большая работа много лет шла в рамках известной программы "Сибирь", объединяющей работников науки и производства.

-- Получается, что все 50 лет вы работали в одном направлении, шли по своей раз выбранной геологической тропе?

-- В основном, да. Начал я с Карпат, а с 1959 года связал свою жизнь с Норильским районом северо-запада Сибирской платформы, потом продвигался по северу на восток, потом -- на юг. Мною вместе с коллегами изучались те регионы, которые прежде всего перспективны на полезные ископаемые (в частности, район среднего течение Енисея). Я должен повторить старую истину, что любая правильно поставленная фундаментальная идея рано или поздно приводит к полноценным практическим результатам. За свои пятьдесят лет исследовательской работы я в этом многократно убеждался.

-- Припомните наиболее яркие впечатления из своей большой жизни и интересные события.

-- Прежде всего, первые экспедиции в Заполярье -- край необыкновенный. Летом там -- только день, зимой -- только ночь. Норильск -- красивый современный город на сваях на вечной мерзлоте с обилием промышленных предприятий.

Навсегда в моей памяти остались встречи с легендарным полярным геологом -- профессором Николаем Николаевичем Урванцевым, первооткрывателем месторождения Норильск-1. Он, собственно, был и основателем города Норильска, поскольку первый дом там был построен в 1921 г. его экспедицией. Вспоминаются также многие встречи с видным норильским геологом Г.Масловым -- первооткрывателем месторождения Талнах. Памятны мои первые рекогносцировочные маршруты с известным исследователем норильских месторождений профессором Михаилом Николаевичем Годлевским. Он и в дальнейшем живо интересовался нашими работами.

Много впечатлений было от необыкновенной красоты северной природы. Полноводные реки, например, Енисей в нижнем течении, когда с одного берега не видно другого, суровая и неприступная тайга, экзотическая тундра, безлюдная на сотни километров, напоминающая весной яркую картину, созданную рукой талантливого художника. Геологов тогда забрасывали на маршруты самолетами (по большей части -- гидровариантами), вертолетами и прочими доступными средствами, обратно сплавлялись мы по бурным порожистым рекам на резиновых лодках. Привыкали к изменчивости погоды -- сегодня вполне прилично, тепло (хотя и миллиарды комаров), а завтра -- летят белые мухи.

В общем, все это геологу не в новинку. И, думаю, многие из моих коллег могли бы рассказать множество занятных и захватывающих историй из своей походной жизни.

-- Неужели всем нравятся экстремальные ситуации, отсутствие бытовых удобств и кочевая жизнь?

-- На маршрутах, собственно, и проверяется, правильно ли ты выбрал свой путь. И, главное, чтобы работа, которой ты занялся, все время вела тебя вперед, к достижению поставленной цели. В геологи идут, как правило, люди, склонные к романтике, любители путешествий. Наши сопоставительные маршруты, например, пролегали от Таймыра и Кольского полуострова на севере, до Памира на юге и от западной границы Европейской части страны до Приморья и Камчатки. Из зарубежных геологических экспедиций особенно запомнились маршруты по траппам Индии.

-- Валерий Васильевич, читаю в пригласительном билете на торжество по случаю вашего юбилея, что в библиотеке Института геологии СО РАН развернута выставка трудов юбиляра. Много их?

-- В общей сложности -- более 280 публикаций (некоторые из них в зарубежных изданиях), из них -- 15 монографий, в том числе и в соавторстве. В последнее время подготовлена к печати еще одна интересная монография, но есть неодолимые трудности с ее опубликованием ввиду отсутствия средств.

-- Какие значительные вехи в своей жизни вам бы хотелось отметить?

-- Организацию и руководство специализированной лабораторией платформенного магматизма в ИГиГ СО РАН (1979--1993), из которой за время ее существования вышло 7 кандидатских и 3 докторских диссертации.

Присуждение в составе коллектива исследователей в 1983 году Государственной премии СССР -- за крупный вклад в развитие учения о магматических и рудных формациях. Присвоение ученого звания профессора в 1982 году. Особый этап в биографии -- годы с 1970 по 1973, когда без отрыва от работы в Новосибирске был директором-организатором Бурятского геологического института СО АН СССР. Десять лет (1979--1989) я заведовал кафедрой петрографии, минералогии и геохимии Новосибирского университета, одновременно работая в ИГиГ СО АН и ведя активную преподавательскую и административную работу. Значительные события -- избрание членом ряда известных геологических обществ и академий. Также удостоен чести быть представленным в справочнике "Кто есть кто в мире", 2000 г. ("Who's Who in the World", USA, 2000).

-- Валерий Васильевич, а ваши дети пошли по геологической тропе?

-- Нет, у детей своя тропа -- все они стали математиками и, кажется, не жалеют. В детстве увлекались и геологией, ходили в кернохранилище ИГиГ собирать красивые камушки (они и сейчас их хранят).

* * *

Профессор В.Золотухин, отмечающий свое семидесятилетие, и поныне с неослабевающей энергией работает в науке. Сетует на то, что невозможно в полную силу развернуть исследования и выполнить все, задуманное ранее, т.к. прошедшее десятилетие, как известно, заметно ухудшило финансовое положение науки в стране.

Вместе с тем, будучи оптимистом, Валерий Васильевич считает, что на науку, в том числе геологическую, будет обращено должное внимание, и это позволит многое сделать уже в ближайшем будущем.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+85+1