Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 5 (2541) 3 февраля 2006 г.

РЕФОРМЫ В НАУКЕ. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

О публикациях по реформированию российской науки в минувшем году писалось в обзорах «Российская наука на распутье» (НВС № 23) и «Наука и правительство: очередной раунд» (НВС № 26). В канун праздника ученых — Дня российской науки — напомним, как протекал этот процесс в последующие месяцы. Тем более, что об этом шла речь на заседаниях правительства в декабре 2005-го и январе 2006 года.

Наталья Притвиц

Переговоры, компромиссы, проволочки

Иллюстрация

Как пишет «Поиск» (№ 1-2, 13.01.06), «с треволнений начался год для научного сообщества. Ученых в очередной раз огорчило правительство, затягивающее с введением отраслевой системы оплаты труда». Обстоятельства дела излагает заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке чл.-корр. РАН  Ю. Назмеев. Далее — выдержки.

«… Предлагаемое реформирование базируется на итогах встречи главы государства с президентом Российской академии наук Ю. Осиповым и министром образования и науки РФ А. Фурсенко, состоявшейся в середине августа 2005 года. На этой встрече обсуждались итоги дискуссий по реформе РАН и других государственных академий, а также были согласованы дальнейшие совместные действия власти и научного сообщества в деле модернизации академического сектора.»

Позицию академического сообщества по этому вопросу накануне встречи изложил в своем письме президент РАН. На это письмо В. Путин наложил резолюцию: «С предложениями президента Российской академии наук Ю. С. Осипова согласен. Прошу предложить систему организационных решений по исполнению предлагаемого плана». Резолюция была адресована председателю Правительства РФ М. Фрадкову и действующему на тот момент руководителю администрации президента РФ Д. Медведеву.

«… Предусмотрено в течение 2006-2008 годов довести заработную плату научных работников РАН в среднем до 30 тыс. рублей, а остальных категорий работников — до 12 тыс. рублей.

… Отраслевая система оплаты труда усиливает роль надтарифной части заработной платы научных сотрудников. Она напрямую увязывается с актуальностью, приоритетностью и результативностью проводимых ими научных исследований. Эта часть заработной платы будет в основном распределяться через программы фундаментальных исследований по проблемам, имеющим мировой приоритет. Надтарифная часть оплаты труда должна составить до 40 процентов средней заработной платы каждой категории научных работников РАН. Причем максимальные размеры этой надбавки для конкретного научного работника не устанавливаются. Следует добавить, что существующая ныне система премирования научных работников сохранится. Это должно стать беспрецедентным увеличением зарплаты такого большого количества ученых в истории российской науки.

… РАН пришлось согласиться на сокращение количества бюджетных ставок на 20 процентов и жестко ограничить все незапланированные расходы в 2006-2008 годах. Особое внимание следует обратить на то, что дополнительных средств для введения отраслевой системы оплаты труда не требуется. Они уже найдены в бюджете РАН. И нет никаких препятствий для введения этой на самом деле революционной для РАН и для всей российской науки системы оплаты труда с 1 января 2006 года.

… Проведенные за последние месяцы 2005 года межведомственные согласования до сих пор не пролили свет на главный вопрос: когда же будет введена отраслевая система оплаты труда в академическом секторе науки? Не называются даже приблизительные сроки. И это при том, что все руководство Минфина и Минобрнауки единогласно поддерживает решение президента страны.

Все помнят, как чиновники пытались вначале по-тихому протащить программу реформы государственного сектора науки, подготовив ее без участия ученых и стремясь поставить их перед свершившимся фактом. Теперь, взяв на себя определенные обязательства как перед научным сообществом, так и перед президентом страны, они не спешат их выполнять. В который уже раз наш государственный аппарат демонстрирует свою некомпетентность, беспринципность, безответственность и неэффективность.»

В том же номере (П № 1-2) и по тому же поводу — изложение письма В. Путину от Совета Профсоюза работников РАН. «Бюрократические проволочки чиновников ставят под угрозу введение ОСОТ даже с 1 апреля 2006 года. Отток из РАН высококвалифицированных научных сотрудников продолжается» (см. также НВС № 3).

Резко выступает вице-президент РАН, директор Физического института РАН  Г. Месяц. «Я очень разочарован отношением нынешней власти к науке. Она правительству безразлична» (Тр 9.12.05). «О чем можно говорить, когда крупный ученый получает зарплату на уровне дворника?» (СС 19.01.06, НВС № 3).

Отложенная Стратегия

Кабинет министров под председательством премьера М. Фрадкова 15 декабря 2005 г. рассматривал стратегию развития науки и инноваций до 2010 года.

Глава Минобрнауки  А. Фурсенко в своем докладе заявил, что в сфере науки и технологий Россия сконцентрируется на приоритетных нацпроектах технологического развития: создании новых вооружений, атомной и информационной сферах и нанотехнологиях.

Чтобы превратиться в ведущего поставщика готовых передовых технологий, надо создать инновационную систему, развить малое и среднее производства в этой сфере и защищать права на интеллектуальную собственность. Для всего этого, отметил Фурсенко, нужны «согласованные системные изменения в законодательстве». В качестве стимула для работы среднюю зарплату у научных сотрудников нужно поднять хотя бы до 35 тыс. рублей в месяц.

Вице-премьер А. Жуков из всех нацпроектов особо выделил нанотехнологии и заявил, что «пока мы еще не отстаем здесь от ведущих стран мира, нужно принять специальную национальную программу».

А. Фурсенко предложил освободить от НДС исследовательские работы, от налога на прибыль — банки, кредитующие инновационные предприятия, а также снизить таможенные ставки. Именно так поступают в других странах. Все это очень не понравилось главе Минфина  А. Кудрину. Он заявил, что в документе около 95 процентов предложений вообще «не соответствует законодательству и международным договоренностям».

Премьер Фрадков, выслушав эту полемику, посоветовал Минобрнауки и Минфину скоординировать позиции в части эффективности использования бюджетных средств и получше проработать «системный замысел».

В результате А. Фурсенко предложили доработать стратегию к 1 марта 2006 года (ПГ, Т 16.12, И 19.12.05). Как уточняет «Поиск» (№ 51), «министерство будет дорабатывать документ вместе с большой группой заинтересованных ведомств и государственными академиями. В решении правительства есть достаточно конкретные указания, даже указан год, до которого нужно „раздвинуть“ стратегию, — 2015-й».

Еще одно выступление А. Фурсенко на заседании правительства состоялось 26 января. Как пишут «Известия», российское правительство решило разобраться, чем, собственно, занимается каждое из министерств. Минобрнауки стало первым, которое представило свой доклад на заседании кабинета. Судя по публикациям (И 27.01, РГ 28.01.06) А. Фурсенко в основном говорил об образовании и не о сделанном, а о планах («Деятельность министерства будет подчиняться 5 стратегическим целям и 30 тактическим задачам. Главная задача будет заключаться в обеспечении доступности образования»). О науке шла речь только в репликах. Так, вице-президент РАН  А. Некипелов потребовал, чтобы в академии был создан «коммерческий сектор». Более того, по его словам, надо учредить холдинг, объединяющий ту часть прикладной науки, которая может существовать на самоокупаемости. Управлять этим холдингом должна академия, и бизнес, по мнению Некипелова, должен вестись «на акционерных началах» (И 27.01).

Невольно вспоминается Маяковский: «Я планов наших люблю громадье»…

Снова об инновациях

Темы перехода на высокие технологии, создания эффективной инновационной системы не сходят с газетных страниц. В НВС № 24 за 2005 г. были, например, опубликованы материалы круглого стола «Наука и инновации. Проблемы и перспективы», состоявшегося в Томском научном центре. Острые дискуссии на ту же тему состоялись в октябре в Москве в Минобрнауки и Комитете Совета Федерации по науке, культуре и образованию. Шквал публикаций вызвал процесс создания особых экономических зон и технопарков (обзоры в НВС № 30 и № 48).

Обратимся к недавним публикациям.

Европейский Союз принял и финансирует проект EuropeAid, призванный помочь улучшению условий для развития науки и инноваций в Российской Федерации (прежде всего в Российской академии наук), а также оказать содействие в коммерциализации российских научно-технических результатов на внутреннем и международном рынках.

Об опыте Франции и Германии по коммерциализации предлагаемых наукой технологий — подробная статья В. Ермикова (НВС № 49, 2005 и № 1, 2006).

На состоявшемся недавно в рамках проекта Форуме по инновационной политике подробно обсуждались возможные сценарии инновационной стратегии РАН (П № 51 23.12.05). Европейские и российские эксперты подготовили к Форуму вступительный документ «Критический анализ практики научно-технической инновационной деятельности и результатов коммерциализации технологий в Российской Федерации и в ЕС», а также разработанные для Российской Федерации на основе этого анализа предварительные рекомендации по инновационной политике.

Главный вывод российских участников отстаивал в дискуссиях начальник Научно-организационного управления РАН  В. Иванов: «В инновационной политике первая роль должна отводиться государству. И это должно быть выражено прежде всего в законодательстве».

Активно участвовал в дискуссии представитель СО РАН В. Ермиков. «Структурам РАН запрещено создавать с прикладными институтами некоммерческие партнерства. На все наши попытки сделать хоть какие-то шаги в сторону коммерциализации наших знаний замминистра финансов Голикова пишет, что не дело РАН заниматься инновациями. Но это же нонсенс — таить в кубышке то, что может принести достаток и стране, и ученым. Спрашиваем министра экономического развития и торговли господина Грефа: как быть? Он, будучи в Сибири, познакомившись с научным заделом, советует: создавайте предприятия-дочки. Просим, согласно правилам, разрешения на это у министра финансов А. Кудрина. Он нам дважды отказывает. Ради чего? Из 70 тысяч населения новосибирского Академгородка 4,5 тысячи научных сотрудников производят продукцию, после реализации которой в год платят налоги в объеме 100 миллионов долларов. То есть наука может производить не только знания, но и деньги. Однако сейчас государственная исследовательская структура в России не может выступить учредителем фирмы, иметь право на часть доходов от своего вклада в ее деятельность. Кому прок от таких законов?»

Форум принял ряд серьезных рекомендаций. Но услышит ли их правительство?

«Купите диссертацию!
Станьте академиком!»

«Пишем диссертации на заказ» — такие предложения приходят по электронной почте, развешаны в метро, на досках объявлений. Есть солидные фирмы, сопровождающие заказ заключением договоров, где оговорены и печатные статьи на заданную тему, и «поддержка» как при сдаче кандидатских экзаменов, так и при защите. Называемые цены: кандидатская 4 тыс. у.е., ученая степень в международной докторантуре — 8 тыс. у.е., докторская — 15 тыс. у.е.

Академик  Г. Месяц, председатель ВАК, директор ФИАН, считает: «Это чистой воды криминал, которым должны интересоваться правоохранительные органы. То же самое, что воровство личного имущества или аферы с квартирами. К сожалению, непосредственных рычагов давления на фирмы, штампующие диссертации, у нас нет. А вот повлиять на диссертационные советы мы можем. В массовом количестве их закрываем, если получаем информацию, что они пропускают липовые работы. За последнее время уже на уровне ВАК было «завернуто» десять тысяч некачественных диссертаций. Вся эта торговля учеными степенями приняла такие масштабы, что приходится бороться даже с лже-ВАКами, которые еще совсем недавно плодились буквально на глазах и выдавали фальшивые дипломы кому попало. Мы обратились за помощью в Минюст РФ и Государственную думу.

Теперь законодательно закреплено, что присуждать степени может только Высшая аттестационная комиссия. Все остальное — подделка документов и должно наказываться соответственно» (РГ 22.12.05).

Новое обстоятельство. В 2001 году ВАК утвердил и опубликовал список «А» — журналов, в которых рекомендуется публикация основных результатов докторских диссертаций. Чтобы преградить путь слабым диссертациям, в нем осталось всего 13 ведомственных журналов (только самых известных), хотя вряд ли правильно, что в нем отсутствовали журналы зарубежные. Теперь же в Бюллетене ВАК № 4 за 2005 год обнародован новый список «Б», в котором уже 75 ведомственных вестников и по-прежнему ни одного международного. То есть требования снова ослаблены (П № 50).

А вот как обстоят дела в Украине (ДВ 16.08.05). «В Верховной Раде Украины четыреста депутатов. Из них больше трехсот — официальные долларовые миллионеры. И ровно столько же имеют ученую степень.

… Нынешним летом доктором наук стал и президент В. Ющенко. О присвоении научной степени объявили прямо на банкете, где праздновали встречу выпускников Тернопольского университета. Ющенко закончил этот вуз тридцать лет назад по специальности «бухгалтерский учет в сельском хозяйстве». И вот сподобился на докторство — хотя новая власть якобы выступила против присвоения политикам званий и степеней. Тема диссертации осталась конфиденциальной.

… За последние полгода на Украине успели уйти в небытие сразу три законопроекта об аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации. Одни ратовали за возвращение к жесткой системе аттестации, сложившейся в советский период. Другие звали к европейским стандартам. В любом случае налицо была попытка изменить деятельность ученых советов и ВАКа, поставить заслон диссертациям-фальшивкам. Все эти законы единодушно отвергнуты«.

Существенный ущерб имиджу ученых наносит продолжающаяся практика создания новых научных академий. Сейчас практически любой человек может создать собственную академию, чтобы автоматически стать ее президентом. По опросу Института психологии РАН, 65 % научного сообщества относится к этому отрицательно.

Нередко высказываемая точка зрения (в основном представителями самих этих академий) о том, что возрастание количества академий — явление положительное, означающее разрушение монополии государственных академий, не встречает поддержки в научной среде. Вместе с тем обращает на себя внимание и достаточно большое количество ученых — 29 %, относящихся к этому процессу нейтрально, не видящих в нем ни блага, ни зла.

Среди основных причин негативного отношения к появлению большого количества новых академий чаще всего указываются распространенность среди них ненастоящих академий, не выполняющих сколько-либо серьезных научных функций, а создаваемых ради того, чтобы те или иные лица, не имеющие шансов в официальной науке, могли называться академиками; девальвация статуса академий (и академиков) в результате их стремительного размножения.

Конечно, серьезные ученые имеют твердые представления о настоящих академиях и могут отличить их от «других». Однако новые звучные названия часто вводят в заблуждение людей, не разбирающихся в науке, в частности, представителей СМИ, что создает в обществе искаженный образ нашей науки и наносит ей вред, поскольку от ее имени часто подвизаются люди, не имеющие к ней отношения (НГ 9.11.05).

Сокращения: ДВ — «Деловой вторник»; И — «Известия»; НВС — «Наука в Сибири»; НГ — «Независимая газета»; П — «Поиск»; ПГ — «Парламентская газета»; РГ — «Российская газета»; СС — «Советская Сибирь»; Т — «Труд»; Тр — «Трибуна».

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?15+363+1